<<
>>

§ 3. Проблема соотношения химического и биологического в аспекте понятия сложности

Соотношение химического и биологического нельзя понять вне универсального понятия сложности. Химическое и биоло­гическое— это два уровня сложности, или два многообразия, находящиеся в генетической и актуальной зависимости.

Как осуществляется переход одного многообразия в другое? Ра­нее отмечалось, что процесс развития материи при переходе ее с одной ступени сложности на другую выражается в росте богатства содержания. Высшая ступень раз/вития обладает большим многообразием и вариабельностью элементов и свя­зей. Поэтому элементы низшего уровня не могут механиче­ски переходить в систему высшего уровня Переход одного многообразия в другое необходимо связан с появлением но-

211 См Жданов Ю.А. Углерод и жизнь, с 38—72

74

вых элементов и их связей. Однако поскольку высшая сту­пень сложности появляется на основе низшей, элементам высшего неоткуда возникнуть, кроме как из элементов низ­шего Это означает, что образование элементов нового много­образия происходит в результате интеграции элементов ста­рого многообразия. Множество элементов и связей низшего уровня сложности перегруппировывается на подмножества, которые лежат в основе нового множества элементов и свя­зей. Эти подмножества (названные индивидуальными основа­ми, или эквивалентами элементов высшего уровня) остают­ся образованиями низшего уровня сложности и образуют си­стему, не выходящую за его рамки. Поскольку система фор­мируется не сама по себе, а как специфическая основа выс­шего уровня сложности, она повторяет на своем уровне струк­туру высшей ступени, т. е. находится с ней в отношениях изоморфизма212

Идея теневой системы, или изоморфизма высшей ступени и ее непосредственной. (преобразованной) основы, вытекает из факта согласованности высшего и включенного в его со­став низшего уровня сложности, без которой (согласованно­сти) высшее как сложное многоуровневое образование не могло бы существовать и функционировать в качестве едино­го целого. Таким образом, соотношение двух многообразий опосредуется теневой системой.

Идея теневой системы как механизма перехода от просто­го к сложному получает подтверждение в молекулярной биологии, молекулярной генетике, теории происхождения жизни. Общей тенденцией молекулярной биологии, как это было под мечено в докладе Дж. Уолда на V Международном биохими­ческом конгрессе (1961 г), является перевод сугубо биологи­ческих понятий эволюции, борьбы за существование, отбора, биогенетического закона, генотипа, фенотипа и т. д. на язык химии, поиск их «молекулярных эквивалентов». «Идеи, кото­рые столетие назад высказывал Дарвин, исходя из данных на основе изучения крупных анатомических структур, мы те­перь начинаем понимать в приложении к молекулярной структуре. Мы по-новому трактуем происхождение видов, как возникновение новых комбинаций ДНК, мутаций, как из­менение структуры ДНК, и борьбу за существование, в ос­новном, как борьбу за источники АТФ. За традиционными законами «зубов и когтей» мы ищем теперь их молекуляр­ные эквиваленты»213.

212 См Орлов В.В. Психофизиологическая проблема, гл VI, § 3, гл VII

213 Уолд Дж. Филогения и онтогения на молекулярном уровне — Труды МБК Эволюционная биохимия М, 1962, с 19.

75

Молекулярная генетика, связанная с изучением одного и свойств биологических систем — самовоспроизведения, накапливает все больше данных, подтверждающих изоморфизм ге­нотипа и его специфической химической основы. В классическом представлении ген есть «микроскопическая» биологическая единица, которая функционирует как целое, контролируя биологический признак, и как целое ведет себя при мутациях и рекомбинациях214. В свете данных молекулярной генетики мутационные и рекомбинационные изменения в гене не укладываются в те границы, которые очерчивают ген как функциональную единицу. Другими славами, ген содержит множество элементов (пар нуклеотидов), способных обмениваться в процессе рекомбинации и мутировать независимо от соседних элементов. Это означает, что в основе «микро­скопической» биологической единицы лежит специфический комплекс химических составляющих, который возникает путем синтеза из элементов фундаментального химического уровня (представляющих собой химические образования, су­ществующие до живого) и образует индивидуальную химиче­скую основу, или химический эквивалент, гена. Так, гены rIIA и rIIB, определяющие продолжительность жизненного цикла фага Т4, содержат приблизительно 2500 и 1500 пар нуклеотидов215. Тест на комплементарность показал, что совокупность пар нуклеотидов, включенные в эти гены, функ­ционируют как относительно самостоятельные генетические образования, определяющие две различные полипептидные цепи, которые необходимы для размножения фага Т4. Следовательно, ген с химической стороны представляет собой индивидуальный комплекс пар нуклеотидов, детерминирующих элементарный биохимический признак. Согласно Г. Харрису, ген можно рассматривать как фрагмент молекулы ДНК, ко­торый содержит несколько сотен или тысяч пар нуклеотидов и имеет уникальную структуру, определяющую его функцио­нальную специфичность216

Комплекс пар нуклеотидов, лежащий в основе гена, на­зывают цистроном, который выступает, таким образом, в ка­честве химического эквивалента гена. Как справедливо от­мечает С. Бензер, термин «ген» лучше применять на более высоком, чем «цистрон», уровне интеграции генетического материала217. Следовательно, с одной стороны, ген есть хи­мическое целое, обладающее химическими свойствами и под-

214 См Рейвин А. Эволюция генетики М, 1967, с 98

215 См Уотсон Дж. Молекулярная биология гена М, 1967 с 278

216 См Харрис Г. Основы биохимической генетики человека М, 1973, с 12

217 См Бензер С. Тонкая структура гена — В кн.: Молекулярная гене­тика М, 1963, с 31.

76

чиняющееся химическим законам, а с другой — ген есть био­логическое образование, обладающее биологическим качест­вом и способностью выполнять в клетке биологические функ­ции

Однако ген и цистрон суть не одно и то же. Одним из важнейших проявлений их качественного различия служит слитность, простота первого и составность, сложность второ­го. Ген с биологической точки зрения является элементарным и неразложимым, т е. это есть целостность безотносительно к частям как самостоятельно существующим биологическим субъединицам. С химической стороны ген также характери­зуется целостностью, подчиняющей себе свои отдельные хи­мические компоненты. Но химическая целостность гена оста­ется целостностью системы химических частей (ансамбля), поскольку индивидуальность нуклеотидных пар в ней еще сохраняется. Об этом свидетельствует тот факт, что мутации возникают благодаря изменениям какой-либо одной пары ос­нований в цистроне. Причем частота мутаций в цистроне раз­личная, что можно объяснить, очевидно, сильным влиянием соседних пар нуклеотидов на изменения в единичной нуклеотидной паре. В этом смысле ген и его специфическую хими­ческую основу (цистрон) можно рассматривать как простое биологическое и комплексное химическое образования. Вме­сте с тем цистрон не есть нечто существующее вне гена или наряду с ним. Он существует как включенный в него, как «его другое», или как противоположность Следовательно, в одном (гене) содержится «другое как свое другое» (цистрон). Будучи противоположностями, ген и цистрон и тождествен­ны, и различны. Ген пронизан биологической сущностью, био­логическим «смыслом», а цистрон — химической сущностью, но вместе с тем между ними существует формально-структур­ное соответствие.

Поскольку каждый ген имеет свой эквивалент на химиче­ском уровне, очевидно, совокупность этих эквивалентов (цистронов) образует целостную химическую систему, которая с тужит матрицей генотипа, ибо цистроны, как химические об­разования, не могут вступать ни в какие другие связи, кроме химических. Не будучи целостным образованием, химическая основа генотипа не была бы способной к постоянному само­воспроизведению и передаче генетической информации, а без этих свойств химической основы генотипа живое не могло бы существовать.

Хотя процессы, составляющие основу генотипа, являются по своей природе химическими, они подчинены биологиче­ским процессам, «пригнаны» к ним, являются механизмом, средством их возникновения. Так, функционирование цистро-

77

нов служит тем механизмом, с помощью которого гены определяют различные биологические признаки Участие генов в передаче наследственных признаков оказывается невозможным, если лежащие в их основе цистроны остаются инактивированными (репрессированными) Молекулярной биологи ей обнаружена четкая корреляция динамики образования и угасания пуффов (представляющих собой активные цистроны) с теми или иными фазами развития организма

Считывание генетической информации и ее трансляция также определяются «потребностями» собственно биологического, что подтверждается, в частности использованием в зависимости от биологических потребностей клеток популяции иРНК, характеризующихся различной скоростью распада долгоживущих, с умеренной продолжительностью жизни, маложивущих218. Поэтому функционирование генотипа как целого возможно только на основе изоморфной ему системы цистронов.

Генотип и лежащая в его основе теневая система принадлежат к двум качественно различным областям действительности и подчиняются собственным законам. Теневой уровень представляет собой химический (нуклеиновый) комплекс. Комплементарное взаимодействие пуриновых и пиримидиновых оснований является существенной особенностью нуклеиновых кислот, которая обусловливает их участие в процессах самовоспроизведения и передаче наследственных признаков обеспечивая возможность процессов, не характерных для молекул других типов репликации, транскрипции трансляции.

Однако, будучи по своей сущности химическим макромолекулярный комплекс (комплекс ДНК — РНК и т.д.) качественно отличается от других разновидностей химического существующих вне структуры живого. Химическое, включаясь в биологическое, не теряет своей качественной определенности (сохраняет общие химические свойства и закономерности), но оказывается в более развитых условиях и потому достигает большей сложности, чем в «свободном виде». Условия, в которых находится химический уровень в структуре живого не чужды химическому, так как создаются самими химическими явлениями в результате их синтеза в биологическое явление. Поэтому макромолекулярный комплекс оказывается наиболее развитой разновидностью химического, не существующей вне живого. Регуляция химических процессов в нем осуществляется собственным (химическим) регуляторным механизмом, возникшим под влиянием биологических условии и соответствующим им по степени сложности регу-

218 См Дэвидсон Э Действие генов в раннем развитии М, 1972 с 259—260

78

ляция по типу репрессивного контроля у прокариотов и активирующего контроля у эукариотов.

Генотипические процессы также определяются биологическими законами, хотя появляются и существуют в глубокой зависимости от химических законов и условий. Мутабильность генов, межгенные изменения, линейное расположение генов в хромосомах, возникновение нерасхождения хромосом, изменение плоидности в половом процессе и т.д. находятся под непосредственным контролем генотипа 219.

В некоторых исследованиях биологический ген прямолинейно отождествляется с комплексом нуклеотидов (цистроном), а генотип — с целостной системой их. Такой подход, на наш взгляд, является односторонним, редукционистским и ведет фактически к отождествлению биологического и химического. Иллюзия полного сведения биологического уровня организации материи к химическому основана на существовании изоморфного (формально структурного) соответствия биологической системы и ее непосредственной химической ос новы Ген и генотип могу быть описаны на языке химии, по-скольку имеют изоморфные собственно биологическому химические основы. Однако химическое описание их не тождественно биологическому, ибо первое отображает химическое ка­чество а второе — биологическое. Иначе, на языке химии описываются не биологические образования (ген, генотип) с их биологическим качеством, определенностью, а их химиче­ские основы. Поэтому химическое объяснение живого недостаточно для его полного понимания Нетождественность биологического и химического описаний живого отмечается многими советскими и зарубежными авторами.

Научное сведение высшего к низшему в отличие от прямолинейного редукционизма учитывает качественную специ фику высшей ступени сложности, ее несводимость к низшей и следовательно, выступает как одна из сторон научного исследования, тесно связанная с другой его стороной — выве

219 См Жакоб Ф Генетика бактериальной клетки —В кн Гершкович И. Генетика VI 1965 с 397

220 См Карпинская Р.С. Философские проблемы молекулярной бно логин М 1971 Сцент-Дьердьи А. Предисловие —В кн Селье Г. На уровне целого организма. М., 1972 Энгельгардт В.И. Интегратизм— путь от простого к сложному в познании явлении жизни — В кн Философские проблемы биологии М 1973 Юдин Б Г Философия биологии и неопозитивизм — Вопр. философии 1976 № 4; Волькенштейн М.В. Биофизика; Needham J Order and life M.I.T. Press U S A 1968 DobzhanskyT On Some Fundamental Concepts of Darwinian Biology Evolutionary Biology. N.Y. 1967, v 2 Thorpe W. Peductionism Its Powers and Limits — Teilhard rev L, 1972, vol. 7, № 3 Hull D Philosophy of Biological Science Englewood Chffs. 1974

79

дением, которая акцентирует внимание на специфике выс­шего 221.

Современные исследования по проблеме происхождения жизни также подтверждают идею теневой системы. Как считают А. И Опарин, Дж. Бернал, Д. Кеньон и Г. Стейнман, А П. Рудемко, Л Б. Меклер, живые организмы сфор­мировались не путем интеграции готовых молекул белка, нуклеиновых кислот, углеводов и т. д., а посредством доразвития химической (предбиологической) системы, играющей роль матрицы для биологической системы. «Согласно моей гипотезе,— пишет Дж. Бернал, — жизнь существовала еще до возникновения каких бы то ни было организмов. Но это представление содержится также в первоначальной гипотезе А. И. Опарина, согласно которой примитивная клетка... пред­ставляла собой нечто вроде неоформленного коацерватного комочка, еще лишенного каких бы то ни было органелл и не подразделенного на участки»222. «Идея о жизни без жи­вых существ может показаться противоречивой…, однако... такая стадия должна существовать, так как простые молеку­лы должны предшествовать сложным и так как истинные организмы не могут сформироваться без предсуществования сложных молекул»223. Д. Кеньон и Г Стейнман отмечают, что «соединения, которые вполне могли образоваться в про­цессе химической эволюции, обладают способностью органи­зовываться в сложные надмолекулярные структуры. Эти об­разования могли бы далее выступать в качестве матриц, на основе которых могли протекать дальнейшие стадии биоге­нетической эволюции»224. По А П Руденко, «любое свойст­во живого... обязательно имеет своего предшественника в свойствах неживых открытых каталитических систем»225 «В самый решающий момент превращения неживых катали-

221 Вопрос о различии научного и ненаучного (редукционистского) све­дения был принципиально решен в философской литературе 50—60 годов. В современной дискуссии о редукционизме, к сожалению, не всегда ясно выражена мысль о и различии — См. Энгельгардт В.А. Интегратизм — путь от простого к сложному в познании явлении жизни, Карпинская Р С Методология биологического редукционизма — Вопр. философии, 1974, №11, Мейен С.В. Прогноз в биологии и уровни системности живо­го — В кн.: Биология и современное научное знание М, 1980, Дубров­ский Д.И. Информация, сознание, мозг, Григорьев Б.В. Взаимосвязь ато­мизма и редукционизма — Филос. науки, 1981, № 1, Фролов И.Т. Жизнь и познание О диалектике в современной биологии М, 1981

222 Бернал Дж. Возникновение жизни, с 100

223 Bernal I D. The Physical Basis of Life London, Routledge and Kegan Paul, 1951, p 43—44

224 Кеньон Д., Стейнман Г. Биохимическое предопределение М, 1972, с 259

225 Руденко А.П. Теория саморазвития открытых каталитических си­стем, с 232

80

тических систем в живые при преодолении II кинетического предела появляется только одно новое свойство — свойство самовоспроизведения, возникновение которого обусловлено всем комплексом свойств, присущим каталитическим систе­мам на этапе эволюции»226 до II кинетического предела.

Таким образом, процесс возникновения живого состоит из двух этапов: образования первичной теневой химической системы и матричного копирования, ведущего к появлению собственно живого.

Формирование теневой системы живого есть существен­ная сторона процесса развития химического в биологическое, ибо жизнь возникает на основе не какой угодно, а лишь до­статочно сложной химии, получившей определенную струк­туру, на базе которой может существовать живое.

Первичная теневая химическая система формируется в период, когда химическая эволюция приобретает непосред­ственное направление к возникновению живого. Этот период, аналогичный, например, периоду антропогенеза, начинается, вероятно, с момента возникновения аминокислот, пуриновых и пиримидиновых оснований и т. д., поскольку они являют­ся теми блоками, из которых складывается живое. Далее происходило образование упорядоченных полипептидов и самореплицирующихся полинуклеотидов. Эксперименталь­ные данные свидетельствуют о том, что саморепликация ну­клеиновых кислот могла иметь место в абиотических усло­виях еще до появления ферментов, так как способность к об­разованию пар является неотъемлемым свойством основа­ний. Однако самовоспроизведение без участия ферментов возможно лишь для относительно коротких цепей с малым количеством информации. На завершающем этапе перехода к живому формируется молекулярный механизм, который позволяет переводить последовательность оснований самореплицирующихся нуклеиновых кислот в последовательность аминокислот полипептидной цепи. По С. Оно, «промежуточ­ные формы, обеспечивающие переход от самореплицирующихся «абиотических» нуклеиновых кислот к первым живым формам , очевидно, содержали самореплицирующиеся ну­клеиновые кислоты (более вероятно, что они содержали РНК, а не ДНК), причем некоторые из этих нуклеиновых кислот функционировали как первые тРНК. Благодаря на­личию тРНК из соответствующих аминокислот уже должны были синтезироваться полипептидные цепи»227. С появлени-

226 Руденко А.П. Теория саморазвития открытых каталитических си­стем, с 232

227 Оно С. Генетические механизмы прогрессивной эволюции. М, 1973, с 28.

81

ем молекулярного механизма, обеспечивающего синтез спе­цифического катализатора-фермента, возникновение живого становится вполне реальным.

В процессе эволюции вещества в направлении жизни су­ществует критический момент (скачок), когда окончательно формируется теневая химическая система и на ее основе си­стема живого. Период непосредственного развития химиче­ской формы материи в биологическую включает в себя этап непосредственной количественной подготовки химического и этап скачка, превращения химической формы материи в био­логическую.

В период, непосредственно ведущий к возникновению биологической формы материи, происходит интенсивное развер­тывание потенциального содержания химической формы ма­терии, т. е. возможности и .необходимости биологического, которые заложены в химическом. Химическое представляет собой противоречивое образование, оно имеет специфическое актуальное содержание и более сложное потенциальное со­держание. Установлено, что типы соединений, могущие, как полагают, образоваться в результате добиологической хими­ческой эволюции, обладают способностью к формированию протоклеточных структур. По Д. Кеньону и Г. Стейнману, «уже в простых соединениях и условиях заложена некоторая информация о движущих силах эволюции протометаболизма и протоклеток»228. Следовательно, биологическое не яв­ляется абсолютно случайным по отношению к химическом}. Напротив, возможность и необходимость появления жизни заложены в самой сущности химической материи. Однако химическое может породить живое, лишь обладая такими свойствами, которые по существу представляют собой заро­дыши, аналоги важнейших свойств живого (самовоспроиз­ведения, роста, развития и т. д.), т.е. имея предпосылки ос­новного содержания живого.

Здесь мы встречаемся со своеобразным парадоксом: с од­ной стороны, образование теневой системы живого должно предшествовать самому живому, поскольку оно может сло­житься только на основе соответствующей ему системы мак­ромолекул, с другой — теневая система живого должна со­ответствовать (быть «пригнанной», приспособленной) еще не возникшему живому, поскольку она возникает не сама по себе, а как специальная химическая основа живого.

Общее решение парадокса теневой системы было пред-

228 Кеньон Д., Стейнман Г. Биохимическое предопределение, с. 263.

82

ложено А.Н. Кобловым 229. Так как низшее содержит в себе возможность и необходимость высшего, развитие можно представить как сложный и многоплановый процесс развер­тывания потенциального (высшего) и актуального (специфи­ческого, низшего) содержания низшей ступени. Этот двой­ственный процесс особенно интенсивно протекает в период непосредственного развития низшего в высшее. В этот пери­од начинается формирование теневой системы высшего, ко­торое (формирование) выражает процесс развертывания по­тенциального (высшего), содержания низшей ступени орга­низации материи. Особый интерес в рассматриваемом отно­шении представляет заключительный — критический период (скачок) непосредственного развития низшего в высшее, ко­гда окончательно складывается «первичная» теневая систе­ма высшего и на ее основе высшее как целое.

Таким образом, во-первых, теневая система окончательно складывается только в период скачка от низшего к высшему («Критический период»), во-вторых, приспособленность тене­вой системы к еще не возникшему высшему (т. е. ее форми­рование в направлении к структуре, соответствующей струк­туре высшего) объясняется направленностью развития от низшего к высшему, развертыванием потенциального содер­жания, заключенного в низшем. Поэтому необходимо при­знать, что биологическое обладает такой специфичностью, которая имеет свой эквивалент, или основу, в химической форме материи, но присуща только биологической форме материи, поскольку в свойствах теневой системы нет готово­го специфического биологического содержания: они заклю­чают в себе лишь возможность и необходимость возникнове­ния такого содержания. Д. Кеньон и Г. Стейнман отмечают, что структуры, подобные биологическим, никоим образом не должны рассматриваться как живые, это всего лишь образо­вания, способные впоследствии развиться в живые систе­мы230. Высшее как реализованная действительность не мо­жет быть тождественно потенциальным и нереализованным возможностям, заложенным в низшем.

Теневая система — это химическое, но доведенное до крайней степени развития, химическое, содержащее в себе свое отрицание, т. е. химическое, накануне его перехода в биологическое. Как известно, противоположность, доведен­ная до крайности, переходит в свою противоположность. Хи­мическое, заключая «в себе», в потенции еще не развернутое

229 Коблов А. Н Соотношение физической и биологической форм ма­терии в молекулярно-кинетическом аспекте —В кн : Философия погранич­ных проблем науки. Пермь, 1970, вып. 3.

230 См.: Кеньон Д., Стейнман Г. Биохимическое предопределение, с. 277.

83

биологическое, тем самым «отменяет» себя, переходит в жи­вое. Живое снимает в себе химическое, включает его в себя, но как более сложное не сводится к нему, а представляет собой единство химического и собственно биологического. Когда доказывают, что живое нацело, «без остатка», сво­дится к химическому, то обычно не замечают того, что их формальное тождество в большей мере свидетельствует о за­висимости химического от биологического, ибо химическое, включенное в живое, формируется как специальная матрица живого. Эта матрица развивается согласно химическим за­конам, «химической логике», но «достраивается» под влия­нием биологического.

Формирующаяся в период непосредственного развития химической формы материи в биологическую теневая систе­ма, или протосистема, имеет первичный характер и претерпе­вает в процессе развития живого существенные изменения под влиянием фактора жизни. Она приобретает в этом смыс­ле вторичный характер, зависящий как от внутренней логи­ки развития химического, так и — прежде всего — от логики развития жизни. Так, строго специфические последователь­ности пар нуклеотидов в цистронах нельзя вывести полно­стью из свойств элементов фундаментального химического уровня, поскольку в них записана информация, являющаяся результатом исторической эволюции живых форм. Установ­лено, что увеличение степени сблоченности ДНК шло парал­лельно прогрессивной эволюции крупных таксонов. При этом темпы ее эволюции были непосредственно связаны с биоло­гической эволюцией. Например, темп эволюции ДНК млеко питающих почти в три раза выше, чем ДНК рыб, и в десять раз выше, чем ДНК беспозвоночиых, что коррелирует с тем­пом эволюции млекопитающих231.

Очевидно, чем сложнее биологический объект, тем слож­нее и лежащая в его фундаменте теневая система, тем в большей степени структура и специфика этой системы опре­деляются ее включенностью в живое, подчиненностью соб­ственно живому. Например, химическая основа генотипа бактерий содержит более 1000 цистронов (структурные цистроны преобладают), причем подавляющее количество цистронов находится в активном состоянии. С эволюцией жизни число цистронов возрастает от нескольких тысяч у многокле­точных до 7 млн. у человека, при этом большинство цистро­нов остается инактивированным (репрессированным).

231 См. Мазин А.Л. Эволюция генома — Журн. Всесоюз. хим. о-ва им. Д. И. Менделеева, 1980, т. 25, № 4, с. 364—367.

84

<< | >>
Источник: Васильева Т.С.. Химическая форма материи и закономерный мировой про­цесс. 1984

Еще по теме § 3. Проблема соотношения химического и биологического в аспекте понятия сложности:

  1. § 2. Критерий сложности химических элементов и соединений
  2. § 1. Вклад химического способа развития в биологический
  3. Глава 6. ДИАЛЕКТИКА ХИМИЧЕСКОГО, БИОЛОГИЧЕСКОГО И СОЦИАЛЬНОГО СПОСОБОВ РАЗВИТИЯ
  4. Биологические науки должны стать наравне с физическими и химическими среди наук, охватывающих ноосферу.
  5. 3. Соотношение социального и биологического в личности преступника
  6. § 1. Понятие сложности в химии
  7. Глава 4. ПРОБЛЕМА СЛОЖНОСТИ В ХИМИИ
  8. § 2. Проблема химической формы материи и движения в современной науке. Обзор концепций
  9. . Система права и система законодательства: понятия и проблемы их соотношения
  10. Основная причина сложности в определении понятия «компетенция
  11. 1. Социально-биологические проблемы современности и обозримой перспективы
  12. Раздел IV СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВЕДЕНИЯ Тема 19 СОДЕРЖАНИЕ, ФОРМА И ИСТОЧНИК ПРАВА ПОНЯТИЕ И СООТНОШЕНИЕ ДАННЫХ КАТЕГОРИЙ. ВИДЫ ФОРМ (ИСТОЧНИКОВ) ПРАВА
  13. Нарушение биологического равновесия и биологического круговорота веществ
  14. Статья 9.20. Нарушение порядка использования объектов по хранению химического оружия и объектов по уничтожению химического оружия Комментарий к статье 9.20