<<
>>

Предмет философии.

V.

VI. — Жизнь, как только что было сказано, стремится к унитарному постижению мира, ценностей и действий. Такое унитарное постижение принадлежит жизни в силу ее собствен­ной структуры. Именно такое постижение Дильтей обозначает тер­мином «мировоззрение» (Weltanschauung).

Стало быть, любая жизнь из себя самой постулирует некое мировоззрение. He будем смеши­вать эту идею мировоззрения с тем, что мы ранее назвали образом мира: если образ мира относится только к объективному познанию окружающего мира, как внутреннего, так и внешнего, то мировоз­зрение связано с жизнью как целым.

Любая жизнь, как было сказано, стремится к определенному ми­ровоззрению. Ho это движение в высшей степени проблематично и затруднено. Дело в том, что жизнь, с точки зрения ее целостной структуры, обладаетдвумя свойствами, которые противятся ее собс­твенному единству. C одной стороны, жизнь несет в себе внутрен­ние разрывы, или лакуны; с другой, она заключает в себе моменты, непреодолимо противостоящие друг другу. Наконец, будучи взята в своей собственной целостности, жизнь оказывается втиснутой меж­ду рождением и смертью, которые нелегко понять, исходя из самой жизни. Эти трудности, вписанные в саму структуру жизни, образуют некую загадку. Именно загадки, с одной стороны, толкают жизнь к определенному мировоззрению, а с другой стороны, затрудняют его. Предмет мировоззрения — не загадка объективного познания, а за­гадка жизни. B мировоззрении, порожденном загадками жизни, че­ловек ищет силу, действенность, власть над жизнью. Так вот, фило­софия есть разновидность мировоззрения; поэтому ее собственным предметом является загадка жизни. Вот то, что искал Дильтей.

Ho этого, как уже было сказано, недостаточно. Человек может разрешать загадки жизни или, по крайней мере, обращаться к загад­кам жизни, занимая самые разные позиции. Любое мировоззрение порождается опытом самой жизни и, как таковое, всегда заключает в себетри момента: образ мира, опытжизни и принципыдействия. Так вот, человек в своей жизни конститутивно окружен незримым и на­ходится в постоянном общении с незримым. Позицию, в которой это происходит, Дильтей называет религиозным опытом. B таком опыте человеческая жизнь обращена к трансцендентным силам, из которых одни враждебны, другие дружественны. Жизненная система, вдох­новленная религиозным опытом, есть то, что мы называем религи­озным мировоззрением. Любая религия подразумевает определенное 'мировоззрение. Ho человек может подходить к загадкам жизни и с другой стороны. Он может сосредоточиться на особенных моментах собственной жизни, в отрыве отостальных моментов; в них он может полагать наслаждение жизненными ценностями и вещами, в которых ему удается почувствовать радость жизни. Эти особенные моменты жизни возводятся в жизненный идеал, обретают указанный смысл и составляют содержание искусства. B искусстве человек не бежит от жизни в некий трансцендентный мир, а покоится, как в идеале, в некоторых ее внутренних ценностях. B силу такой идеализации он предается свободной игре духа, где жизнь в целом принимает особое значение. Такоъохудожественноемировоззрение. Любое искусство, и, прежде всего, любая поэзия по-своему заключают в себе такое миро­воззрение. Как в религии, так и в искусстве человек освобождается от связей с непосредственно данным и с позиций этой вновь обре­тенной свободы наделяет собственным смыслом жизнь в целом. Ho человек может занять и третью позицию: он может охватить жизнь в целом в попытке универсально значимого знания, имеющего своим основанием разум. Такая попытка и есть философия: философское мировоззрение. B отличие от религиозного мировоззрения, философ­ское мировоззрение универсально и общезначимо. Ho, в отличие от мировоззрения художественного, философское мировоззрение пре­тендует на то, чтобы воздействовать на жизнь и преображать ее.

Поэтому нужно тщательно различать объект и функцию фило­софии. Объект философии — не познание мира, а загадка жизни. Что же касается функции философии, она сводится к тому, чтобы привести к рациональному знанию, универсально значимому для индивидуальной и исторической жизни. Речь идет не о сущем, не O кантовском объекте и не о научных фактах; речь идет о загадке жиз­ни, поскольку над ней господствует рациональное и общезначимое знание. Таков для Дильтея предмет философии, если вкладывать в слово «предмет» как сам объект, так и его функцию. Ho тогда Диль­тей должен сказать нам, в чем заключается проблема философии.

VII.

<< | >>
Источник: Хавьер Субири. Пять лекций о философии . 2007

Еще по теме Предмет философии.:

  1. ЧАСТЬ 1 ВОПРОС: А не может быть мышление о предмете предметом философии?
  2. Тема 1.1. Предмет философии. Место и роль философии в культуре
  3. Предмет и «части» философии
  4. 1. Предмет, основные сферы и главная задача философии техники
  5. ГЛАВА 1. ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ
  6. 1.2 Формы взаимодействия философии науки: эволюция предмета познания
  7. Тема 1. Предмет и основные концепции современной философии науки:
  8. III. В ЧЕМ СОСТОИТ ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧА ФИЛОСОФИИ?
  9. ВОПРОС: Если я правильно понимаю, то любой предмет может быть предметом политической рефлексии. Можно ли это рассматривать как акт власти - назначение предметов предметами политической рефлексии? По аналогии с тем, что вы сказали про первого, который посылает второго убить третьего.
  10. Предметом «Ионийской философии»2 явились первые европейские философские учения таких древнегреческих философов, как Фалес, Анаксимандр и Анаксимен (Ми­летская школа), во-первых, и Гераклит, во-вторых.
  11. § 2. Предмет экономической теории и его отличие от предмета экономике и политической экономии