<<
>>

ЭВОЛЮЦИОННО-ИНФОРМАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ СОЗНАНИЯ Эволюция сознания

Когнитивная информация не содержится в окружаю­щей среде как некая данность. Ee нельзя отразить, отобра­зить, как в зеркале, сфотографировать и т.п. с помощью органов чувств, азатем преобразовать и обогатить, исполь­зуя для этого какие-то высшие когнитивные способности (например, «рациональное» мышление).

B окружающей среде есть лишь инварианты, инвариантные структуры, их изменения, сигналы, какие-то корреляции, регулярности, повторяемость сигналов и т.п. Когнитивная информация должна быть создана, порождена когнитивной системой живых существ на основе сигналов, извлекаемых из окру­жающей среды и их внутренних структур[23].

эволюции находит свое выражение в увеличениЦ числа имеющихся в природе копий определенного набора генетической информации, а ее неудача означает исчезно­вение всех копий данного набора. B этом - суть естествен­ного отбора, который воздействует на генетическую информацию, закодированную в ДНК.

f

B ходе биологической эволюции происходила диффе­ренциация различных типов клеток, и возникали все более сложные многоклеточные организмы. Постепенно это привело к формированию нервных тканей и появле­нию другого типа биологической информации - информа­ции когнитпивнои, т.е. информации, которая создается (на основе сигналов, извлекаемых из окружающей среды и внутренних структур организмов) и перерабатывается когнитивной системой живых существ. По словам К. Лоренца, выдающегося австрийского этолога, «жизнь обрела существование с «изобретением» структуры, спо­собной собирать и сохранять информацию, одновременно извлекая из окружающего мира и накапливая энергию, для поддержания светоча познания. Внезапное творение такого когнитивного аппарата образовало первый вели­кий водораздел в бытии»[24]. Возникновение нервных тка­ней и базирующихся на работе нейронов когнитивных систем давало несомненные адаптивные преимущества и, скорее всего, явилось результатом действия механиз­мов естественного отбора. Существование любых (даже простейших) организмов обязательно предполагает их обособление от внешней среды и одновременно взаимодей­ствие с ней, позволяющее биологически приспособиться к ее относительно стабильным параметрам. Конечно, внешняя среда - это не только источник пищи, воспол­няющей энергетические затраты, но и источник многих опасностей, представляющих угрозу выживанию живых существ. Биологическое выживание означает прежде всего размножение и приспособление. Ho для эффектив­ного приспособления необходимо информационно контро­лировать окруя^ающую среду, т.е. обладать по возмож­ности исчерпывающей информацией о том, что в ней происходит. B результате естественный отбор оказывает­ся направленным на формирование и эволюционное развитие у организмов все более высокоорганизованных когнитивных систем, способных информационно контро­лировать окружающую среду и их собственные когнитив­ные состояния (самовосприятие) с помощью создаваемой этими системами когнитивной информации. Благодаря эволюции когнитивных систем у организмов появляется возможность изменить свое поведение, сделать его более адаптивным.

Благодаря изобретению новых методов, позволяющих определить участие генов в формировании и функциони­ровании различных органов и нервных тканей, в генетике и нейробиологии за последние десятилетия были получе­ны многочисленные экспериментальные данные, которые довольно убедительно свидетельствуют о том, что в тече­ние последних 500 млн лет эволюция организмов, обла­дающих нервной системой, шла преимущественно по пути совершенствования их когнитивной системы.

Оказалось, что у млекопитающих, включая человека, более полови­ны генов из генома необходимы для того, чтобы сформи­ровать «сконструировать» мозг, обеспечить развитие и дальнейшее функционирование взрослого мозга. Ha самом дела эта цифра значительно выше - 70-80%, так как необходимо учитывать также и так называемые «мол­чащие» гены, т.е. те гены, функции которых были огра­ничены природой лишь созданием мозга и его развитием в эмбриональном состоянии.

Численность генов, обслуживающих мозг, удивитель­но высока. И это обстоятельство наводит на мысль, что темпы накоплений генетических изменений в мозге в ходе биологической эволюции были значительно выше, чем в других органах. Эволюция геномов организмов (по меньшей мере, млекопитающих), если ее рассматривать как результирующую массы событий естественного отбора, видимо, была в большей мере связана не с мор­фологическими изменениями различных органов, а с мор­фологическими изменениями мозга, с эволюцией его нейроструктур, т.е. носила преимущественно характер нейроэволюции. Нейроэволюция обеспечивала создание своего рода обновляемой «элементной базы» («железа»,

B свое время родоначальник кибернетики Н.Ви^ер под­черкивал, что «информация есть информация, а ye мате­рия и не энергия»1. Действительно, информаци^ может существовать только в виде закодированных соббщений (например, на языке генетического кода или на языке электрических (нервных) импульсов и т.д.), которые, однако, обязательно должны быть зафиксированы на материальных носителях. B образовании и управлении процессами неживой природы информация не участвует, так как «вычисление», «синтаксис» не являются свой­ствами (наподобие массы, тяжести и т.д.), внутренне при­сущими неживой материи. Это не означает, что такими свойствами не могут обладать искусственно созданные людьми высокотехнологичные неживые материальные устройства. Разработка и производство устройств с напе­ред заданными физическими и логическими свойствами

зиаково-символического мышления математическое понятие информации путем приписывания соответствующих эмпирических интерпретаций может порождать в различных научных дисциплинах частные понятия о конкретных видах информации - генетической, когнитивной, семантиче­ской, цифровой и т.д.

Количеством информации обычно называют величину I=Iog2 (N/n), где N - полное число возможных вариантов, n - число выбранных вариантов. Это количество отлично от нуля, если известно, что из N априорно возможных вариантов выбран один. Количество информации максимально, если n = 1, т.е. известно, что реализовался (выбран) один определенный вариант. Информация равна нулю (I = 0), если N = и, т.е. выбор не сделан. Основание логарифма в данном случае (двоичная система) выбирается для удобства - единицей информации в этой системе является одик бит, он соответствует выбору одного варианта иэ двух возможных - Iog2 2/1. Команды компьюте­ров, как правило, работают не с отдельными битами, а с восемью последова­тельными битами сразу, составляющими Oaiim, который позволяет закоди­ровать значение одного символа из 256 возможных (28).

Итак, информация означает выбор, а если нет выбора, то нет и информации. Порождение информации требует наличия соответствующих условных алго­ритмов - т.е. правил, устанавливающих условные связи между инвариан­тными сигналами, параметрами, инварипнтными структурами, корреля­циями и т.д. A это предполагает активность информационной системы, она должна управляться встроенными программами (генетическими, когнитив­ными, в том числе приобретенными в результате научения, или созданными человеком, если речь идет об искусственных интеллектуальных устрой­ствах), обладать внутренней интенционадыіостью. Конечно, создание информации, ее переработка, хранение, передача и т.п. невозможны без энергетических затрат.

1 Винер И. Кибернетика. М., 1968. С. 201.

составляет основу конструирования современной вычис­лительной техники.

Положение, однако, коренным образом меняется, если мы имеем дело с живой материей, живыми организмами. Биологические системы являются открытыми и далекими от термодинамического равновесия. Живые организмы несут в себе информацию, которая управляет образовани­ем и ростом самих организмов, происходящими в них про­цессами, их когнитивными способностями и поведением. Невозможно представить себе «жизнь без ДНК» - живая материя не может существовать без генетической инфор­мации, безсвоего рода «синтаксиса», который являетсяее внутреннимбиологическимсвойством. «Словарь» генети­ческого кода записан на языке информационной РНК. Генетический код универсален - все живые существа от простейших бактерий до человека содержат один и тот же набор РНК-кодонов, которые кодируют одни и те же 20 аминокислот[25].

Биологическая информация, способность живой мате­рии к выбору альтернатив, видимо, возникает в ходе миро­вого эволюционного процесса одновременно с появлением простейших организмов. Генетические механизмы распо­знавания и передачи биологической информации, меха­низмы транскрипции и трансляции, ответственные за «сборку» белков, также являются результатом химиче­ской эволюции, которай по времени непосредственно предшествовала началу эволюции биологической. Жизнь означает размножение, она предполагает передачу потом­ству наследственных признаков, т.е. генетической инфор­мации. C этой точки зрения биологическую эволюцию вполне правомерно рассматривать как эволюцию генети­ческой информации, закодированной в ДНК. Изменения в генетической информации возникают на уровне отдель­ных организмов. Соответственно успех биологической если воспользоваться компьютерной метафорой), которая открывала дополнительные возможности для эволюции когнитивных функций мозга, например обучения, запоми­нания адаптивно ценной когнитивной информации, гене­рации новых мыслительных стратегий, когнитивной эко­номии и т.д. B ходе нейроэволюции естественный отбор шел по когнитивным фун кциям мозга, поскольку соответ­ствующие селективные преимущества в относительно большей мере способствовали адаптации и выживанию организмов. Характерно наличие избыточности, резерва в конструкции мозга - по мере роста сложности организ­мов биологическая эволюция нередко прибегала к удвое­нию (дупликации) части генетической информации. Дупликация генов открывала новые возможности для дальнейшей специализации функций когнитивной систе­мы. Поскольку мозг исключительно важен для выживания организмов, то дифференциация и специализация фун­кций более всего развиты в центральной нервной системе. По мере усложнения когнитивных систем возникала необ­ходимость в интеграции множества взаимосвязанных когнитивных программ и метапрограмм, в когнитивной экономии, обеспечивающей высвобождение системных ресурсов, в развитии высокоуровневого центрального кон­троля воспринимающего себя живого существа.

і

Итак, биологическая эволюция организмов, обладаю­щих нервными клетками, сопровождалась усложнением нейронных структур мозга и обрела форму нейроэво­люции. Нейроэволюция, в свою очередь, создавала мате­риальную системную основу эволюции когнитивных способностей живых существ (когнитивной эволюции). Когнитивная эволюция привела к порождению в когни­тивной системе организмов структур, ответственных за восприятие и самовосприятие (предполагающих фикса­цию своего существования в окружающей среде), а затем и высшие когнитивные функции (мышления, долговре­менной памяти и т.д.). Появление рудиментов сознания, скорее всего, явилось результатом дальнейшей эволюции самовосприятия, результатом усложнения ответственных за его работу когнитивных структур.

Важный этап эволюции поведения высших приматов, видимо, был связан с появлением у них способности мани­пулировать объектами. Эта способность развилась благо­даря эволюционным трансформациям морфологии перед­них конечностей, формированию кистей, пальцев и т.д. Исключительная ловкость и акробатическое мастерство обезьян, легко перемещающихся в поисках пищи в густых кронах деревьев тропических лесов, а также удивитель­ная способность антропоидов (прежде 'всего шимпанзе) создавать простейшие орудия охоты (удочки для поимки термитов, дубинки и т.д.), приспособления для раскалы­вания орехов и т.д. - все эти весьма сложные формы адап­тивного поведения возникли и закрепились в поведенче­ском репертуаре высших приматов лишь благодаря эволюционно более высокому уровню их когнитивных способностей, в том числе восприятия, самовосприятия и мышления. Несомненныепреимуществадаетобезьянам их цветовое зрительное восприятие - оно позволяет им хорошо ориентироваться в тропическом лесу, находить пищу и избегать врагов (например, змей), имеющих защитную окраску. Кисти рук обезьян - это не только часть, продолжение их собственного тела, но и естествен­ные инструменты восприятия и самовосприятия. Они постоянно соприкасаются и визуально соотносятся с объектами внешнего мира. Как подметил американский психолог Дж. Гибсон, «очертания и размер объектов вос­принимаются фактически соотносимо с кистью как ухва­тистые или неухватистые, то есть с точки зрения тех возможностей, которые они предоставляют для манипу­ляции. Детеныши приматов учатся видеть объекты во взаимосвязи со своими руками»[26]. Неудивительно, что у шимпанзе и некоторых видов орангутанов восприятие себя, своего отличия от других, достигает качественно нового когнитивного уровня - уровня перцептивного самосознания.

Ha определенном этапе когнитивной эволюции высших приматов (в том числе, и догоминидных предков человека) структуры, ответственные за самовосприятие, видимо, начали сталкиваться с проблемами, обусловленными зна­чительным увеличением массива адаптивно ценной ког­нитивной информации (создаваемой на основе сигналов, [оступающих из окружающей среды и из организма кивотных), требующей принятия решений (выбора). Эти внутренние «вычислительные» проблемы когнитивной истемы могли быть решены путем буферизации избыточ- юй для самовосприятия когнитивной информации її порождения для ее селективной фильтрации и перера­ботки более высокоуровневых когнитивных структур, генерирующих рудименты перцептивного самосознания 'сознания). Сначала эта новая когнитивная способность зысших приматов, скорее всего, базировалась на каких то греадаптивных нейронных структурах мозга и оставалась функционально избыточной. Зарождающееся перцептив­ное самосознание, видимо, позволяло лишь информиро­вать о внутренних состояниях (например, эмоциях) и кон­центрировать на них внимание. Оно еще не было способно управлять высшими когнитивными функциями высших приматов и их поведением из единого когнитивного цен­тра отлица «Я-образов».

У ныне живущих шимпанзе, генетически наиболее близких гоминидам (98,5% генов - общие), рудименты перцептивного самосознания были обнаружены экспери­ментально. Нейрофизиологические исследования показа­ли, что эти антропоиды обладают ограниченной когнитив­ной способностью отличать Я от не-Я. Как оказалось, шимпанзе легко распознают свое отражение в зеркале, испытывая при этом огромное удовольствие (тест Сперри). Положительный тон эмоциональной реакции животного был объективно зафиксирован с помощью эксперимен­тального устройства, позволяющего снимать сигналы с электродов, вживленных в соответствующие зоны голов­ного мозга. Позднее положительные результаты этого теста получили дополнительное экспериментальное под­тверждение с помощью новых технических устройств - позитронно-электронных и магниторезонансных томогра­фов, - которые позволили зафиксировать всплеск локаль­ной информационной активности мозга подопытного животного. До этих экспериментов нейрофизиологи пола­гали, что только человек способен узнавать себя в зеркале, причем это зачаточное проявление самосознания развива­ется у детей довольно поздно, лишь к 18 месяцам (за исключением детей когнитивно отсталых или больных аутизмом). Й это неудивительно, так как визуальное рас­познавание перцептивного образа человеческого лица тре­бует одновременной переработки сотен параметров, кото­рая «по плечу» только мощной когнитивной системе, имеющей, скорее всего, параллельную архитектуру.

Обнаруженные у шимпанзе зачатки самосознания свидетельствуют о том, что эти антропоиды способны визу­ально распознавать множество параметров, характеризую­щих их индивидуальные внешние признаки, и создавать внутреннюю перцептивно-мысленную репрезентацию себя - «Я-образ». Этой рудиментарной способностью к перцептивному сознанию, видимо, обладали и другие догоминидные предки людей. Она получила эволюционное развитие у филогенетических потомков этих антропои­дов - древнейших гоминид, - которые жили небольшими охотничьими коллективами (не более 50-150 особей) и еще не обладали даром полноценной членораздельной речи. Поэтому в когнитивные предпосылки формирования пер­цептивного сознания, вопреки все еще распространенным мифам, не могут быть вплетены ни речь, ни труд, ни обще­ство в современном его понимании.

Перцептивное сознание самых древних гоминид, по- видимому, не принимало какого-либо заметного участия в управлении высшими когнитивными функциями. Оно в основном «информировало» людей об их собственном существовании. Скорее всего, в ходе дальнейшей ког­нитивной эволюции гоминид оно постепенно обрело спо­собность в определенных пределах управлять их само- восприятием, внутренними психическими состояниями (оптимизировать эти состояния для каких-то целей) и невербальной коммуникацией от лица самораспознава- емого «Я», «Я-образов». Уже обладая достаточно развитым перцептивным сознанием древнейшие популяции подвидов Homo sapiens, вероятно, научились генерировать (снача­ла случайно, как побочный эффект действия содержащихся в растениях болеутоляющих веществ) его неестествен­ные измененные состояния (например, галлюцинации, видения). Тем самым оно стало выступать, средством информационного контроля «внутренней» среды. По­скольку правополушарное пространственно-образное мыш­ление подчиняется своим собственным, генетически напра­вляемым холистическим стратегиям переработки информа­ции, перцептивное сознание, очевидно, не могло вносить в эти стратегии какие-либо существенные коррективы, выбирать из них наиболее оптимальные и т.д. Ho нельзя исключить, что оно все же было способно управлять концен­трацией внимания и запускать мыслительные процессы.

Полезной аналогией (или, лучше, метафорой), позво­ляющей нам как-то представить себе работу древнейшего перцептивного сознания, может служить функционирова­ние сознания современных людей в его естественном изме­ненном состоянии - сне. Bo сне высшие управляющие уровни символьного (вербального) сознания отключаются, и когнитивные функции сознания оказываются редуциро­ванными главным образом к наблюдению, «подглядыва­нию* за сценариями сновидений. Каким-то образом существенно повлиять на эти сценарии и на общий ход сно­видений редуцированное сознание не может в силу генети­чески управляемого автоматизма правополушарных мыс­лительных стратегий переработки информации. Ho оно в состоянии способствовать созданию «отчета» о своей работевнутреннего «наблюдателя» мыслительныхпроцес- сов в нашей долговременной эпизодической памяти.

Эволюционно более развитое перцептивное сознание у представителей древнейших популяций подвидов Homo sapiens послужило важнейшей когнитивной предпосыл­кой возникновения человеческой духовной культуры. Осознание своего индивидуального существования, своих внутренних состояний, своего «Я», а соответственно и своих отрицательных эмоций, депрессии и т.д. потребо­вало выработки каких-то защитных реакций, позволяв­ших стабилизировать психику. Снятие болевых ощуще­ний, возникавших вследствие полученных травм и ранений, блокирование отрицательных эмоций и ком­пенсация «дефицита удовольствия» достигались различ­ными способами, например посредством употребления в пищу растений, содержащих наркотики и психотроп­ные вещества, с помощью физических упражнений, спо­собствующих выделению в организме нейромедиаторов, эндорфинов1 ит.д. Благодарясновидениям, воздействиям

J KftK теперь установлено, эндорфинная система является единственной

СИГ'ТеМОТТ НЄЇМ>П:>!Ї.ГТҐ>КПИННПН ПРГѴЛЯТПТІЕ КПТПряя ПОДДЯОТГЯ ГО^ТКІТОІЬПП

на когнитивную систему особых физических состояний организма (например, голодания), а также использова­нию содержащихся в растениях обезболивающих нарко­тических веществ древнейшие популяции видов Homo sapiens, по-видимому, впервые столкнулись с измененны­ми состояниями сознания (видения, галлюцинации) и в этих состояниях впервые получили «доступ» к неведо­мому ранее «потустороннему» миру, населенномусверхъ- естественными существами. В результате древнейшее человечество получило возможность сделать свое наибо­лее выдающееся изобретение - открыть для себя духов­ную культуру, выполнявшую защитную функцию, функцию информационного антидепрессанта.

Первый из известных нам религиозно-мистических культов - это культ черепа у неандертальцев, в основе которого, как и в основе других, более поздних культов, лежала вера в сверхъестественное. Религиозные культы постепенно стали адаптивно ценными инструментами психосоциального управления, обеспечившими выжива­ние первобытных человеческих популяций. Этот эволю­ционный уровень перцептивного сознания, по-видимому, открыл также новые возможности информационного управления индивидуальным самовосприятием и само­сознанием людей. Соответствующие открытия первобыт­ных колдунов и шаманов положили начало развитию мно­гочисленных мистических практик, ориентированных на самосовершенствование «духа», на овладение скрытыми информационными ресурсами управления психикой, оптимизацию ее функционирования для тех или иных целей. Эти мистические практики (которые включали элементы «информационных технологий» - гипноз, самовнушение, эмпатия, а также системы физических упражнений, влияющих на концентрацию биохимиче­ских веществ в крови и соответственно на психику людей) использовали внутренний потенциал когнитивной систе­мы первобытных людей. Они позволяли обрести новую

управляемой тренировке. Соответствующие физические упражнения могли компенсироватьотсутствие удревних популяций гоминид обезболивающих препаратов, а также недостаточность эндорфинной системы как следствие депрессии, стресса, психоза, при синдроме хронической усталости и т.д.

культурную информацию, используя когнитивные фун­кции измененных состояний сознания.

Принципиально новую способность управления мыс­лительными процессами человеческое сознание обрело в ходе дальнейшей биологической (когнитивной) эволю­ции гоминид благодаря появлению и развитию у них рече­вой коммуникации и «вторичного», вербального и невер­бально-символьного кодирования мысли. Разумеется, это потребовало формирования новых, более высокоуровне­вых левополушарных когнитивных структур, ответствен­ных за управление речью и знаково-символическим (ло­гико-вербальным) мышлением. Возникшее символьное (вербальное) сознание в отличие от более низкоуровнево­го перцептивного сознания постепенно оказалось в состоя­нии взять на себя целенаправленное управление ходом мыслительных преобразований, выбор и оптимизацию левополушарных мыслительных стратегий. Поскольку символьные коды ~ это коды «вторичные», благодаря нараставшей в филогенезе межполушарной асимметрии мысленные манипуляции символами и словами стали подчиняться исключительно левополушарным аналити­ческим мыслительным стратегиям. B итоге наше сим­вольное (вербальное) «Я» постепенно обрело «свободу выбора», которая не могла блокироваться более «древни­ми», относительно низкоуровневыми генетически упра­вляемыми программами, направляющими оперирование перцептивными, «первичными» ментальнымирепрезен- тациями. Когнитивные структуры, ответственные за символьное (вербальное) сознание и его управление мыс­ленным манипулированием символьной информацией, конечно же не могли не получить генетического закре­пления в геноме отдельных человеческих популяций в результате действия механизмов естественного отбора. Они оказались адаптивно ценным биологическим приоб­ретением, способствующим эволюционному развитию знаково-символического (логико-вербального) мышления и социальной коммуникации, а также общего, коллектив­ного мировоззрения, духовной и материальной культуры, имевших приоритетное значение для выживания Homo sapiens sapiens. Благодаря тесной интеграции всех когни­тивных способностей эволюция сознания всегда шла и идет рука об руку с эволюцией нашей когнитивной системы, эволюцией мышления, эволюцией чецовеческо- го общества и культуры. He обладай человек сознанием и достаточно развитым сознательно контролируемым мышлением, ему вряд ли бы удалось ответить на вызов природы и перейти от собирательства и охоты к земледе­лию. Соответственно никогда бы не возникло многочис­ленное сложноорганизованное человеческое сообщество, развитая речевая коммуникация и утонченная культура.

<< | >>
Источник: Бескова И.А.. Феномен сознания. 2010

Еще по теме ЭВОЛЮЦИОННО-ИНФОРМАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ СОЗНАНИЯ Эволюция сознания:

  1. Информационная природа сознания
  2. Бескова И.А.. Эволюция и сознание: (когнитивно-символический анализ).2001, 2001
  3. эволюция ФИЛОСОФСКО-ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ O СОЗНАНИИ
  4. Информационная концепция возникновения сознания
  5. Возникновение сознания Лавров рассматривает как результат длительной эволюции природы.
  6. 15.1. Информационные войны и технологии манипулирования сознанием
  7. § 1. Правовое сознание и культура в системе общественного сознания
  8. Бескова И.А.. Эволюция и сознание (когнитив­но-символический анализ). 2001, 2001
  9. Пеги Феникс Дабро. Элегантное обретение силы. Эволюция сознания., 0000
  10. Элегантное обретение силы Эволюция сознания
  11. Сознание с точки зрения эволюционно­информационной эпистемологии
  12. АНАЛОГОВАЯ МОДЕЛЬ ВЗАИМОЗАВИСИМОСТИ ИНФОРМАЦИОННОГО ЗДОРОВЬЯ И ИНФОРМАЦИОННОЙ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
  13. 2.4. Объемная модель эволюции
  14. Объемная модель эволюции
  15. Семинар 14-15. Сознание и познание
  16. ОПРЕДЕЛЕНИЕ СОЗНАНИЯ.
  17. СОЗНАНИЕ И ОСОЗНАНИЕ.
  18. Сущность, структура сознания
  19. Выравнивание с осью сознания