<<
>>

Но было бы неверным предполагать, что Оруэлл сравни­вал тоталитаризм лишь с европейским фашизмом и советским коммунизмом.

Фактически он признает, что обе тенденции имеют место и в британском обществе, и в The Road to Wigan Pier («Дорога к английскому причалу»), он размышляет о воз­можном возникновении фашизма в его собственной стране, «мерзкой англоязычной формы фашизма, с культурными по­лицейскими вместо нацистских горилл», как он выразился.

В течение Второй мировой войны Оруэлл работал на Би-би-си, войдя в состав британской военной пропагандистской маши­ны. Это был печальный опыт. Описывая Би-би-си как «смесь публичного дома и психиатрической больницы» у=ен утешался мыслью, что пытался «сделать нашу пропаганду немного ме­нее отвратительной, чем она могла бы быть». Однако пропа­ганда была пропагандой, и ее власть в будущем представлялась

История будущего

215

и неизбежной, и ужасающей. Действительно, это было столь впечатляюще, что Оруэлл стал писать свой «Военный дневник» как возражение против любой последующей переделки исто­рии, которую он фактически пережил, мало чем отличаясь от Уинстона Смита, главного героя романа «1984».50

Все эти элементы наряду с непосредственным опытом Ору-элла в поп-культуре Великобритании и его косвенным знаком­ством с методами пыток в тайных застенках Гитлера и Сталина были включены в его изображение антиутопии. Уже до своей поездки в Испанию Оруэлл отклонил концепцию утопии как непрактичную и нежелательную. «Социалистический мир, — писал он в «Дороге к английскому причалу», — должен быть прежде всего упорядоченным миром, рациональным миром. Но именно это видение будущего как разновидности сверкающе­го уэллсовского мира и отталкивало чувствительные души».51 Кроме того, утописты, со всеми их абстрактными рассуждени­ями о просвещенной, незаинтересованной элите, были совер­шенно наивными в вопросах власти. Оруэлл отдавал себе от­чет в том, что власть обладает сильной привлекательностью и может легко превращаться в самоцель.

Этот момент был наиболее сильно акцентирован О'Брайеном, когда он истязал мятежника Уинстона Смита, представлявше­го эдакий «изъян в системе». «Партия, — поясняет О'Брайен, — ищет власти абсолютно ради своей собственной пользы Мы не интересуемся пользой других; мы интересуемся исключитель­но властью». Если нацисты и коммунисты вводили себя d заб­луждение верой, что власть — существенная предпосылка для сотворения рая, то партия преодолела эти иллюзии: «Мы зна­ем, что власть никогда не захватывают для того, чтобы от нее отказаться. Власть — не средство; она — цель. Диктатуру уч­реждают не для того, чтобы охранять революцию; революцию совершают для того, чтобы установить диктатуру. Цель репрес­сий — репрессии. Цель пытки —- пытка. Цель власти — власть. Теперь вы меня понимаете?»52

Но власть не могла существовать без слабых; осуществле­ние власти было бессмысленно без причинения боли и стра­дания слабому. Повиновения было недостаточно: люди могли

216

Дэвид А. Уилсон

История будущего

217

прикидываться, что принимают систему, тайно презирая ее, как и сам Оруэлл притворялся в годы своей службы в полиции в Бирме. Целью было — навязать волю властителей душам сла­бых, применяя методы пыток. «Власть, — говорит О'Брайен, — состоит в том, чтобы причинять боль и унижать. В том, чтобы разорвать сознание людей на куски и составить снова в таком виде, в каком вам угодно. Теперь вам понятно, какой мир мы создаем? Он будет полной противоположностью тем глупым гедонистическим утопиям, которыми тешились прежние ре­форматоры».33

В мире, где прогресс теперь означает «прогресс в направ­лении кбольшим страданиям», партия уничтожила сферу лич­ного и контролировала каждую деталь жизни своих членов. В каждой квартире были телеэкраны, «принимающие и переда­ющие одновременно»: они воспринимали любой шум громче шепота и могли видеть фактически все в комнате. На другом конце провода была Полиция Мысли, готовая атаковать малей­ший намек на ересь, от безразличного взгляда (или «преступ­ной физиономии», как его называли) до слов, пробормотанных во сне. Ничто, даже сексуальные отношения, не было вне кон­троля партии.54

Хотя антиутопии Замятина и Хаксли поощрили сексуаль­ную свободу, «1984» Оруэлла характеризуется строгим пурита­низмом — молодых людей вербовали в организации типа «Мо­лодежной антисексуальной лиги». «Дело не только в том, что половой инстинкт творит свой собственный мир, который не­подвластен партии, а значит, должен быть по возможности унич­тожен, — заметил Уинстон Смит. — Еще важнее то, что дело­вой голод вызывает истерию, а она желательна, ибо ее можно преобразовать в военное неистовство и в поклонение вождю».55

В сущности, идея де Сада, что подавление сексуальности вызывает страсть, теперьбыла поставлена на службу партии. Все глубокие и темные эмоции, которые были закупорены, выпус­кались на волю в течение партийной «двухминуткиленависти»,-в которые «лицо Эммануила Гольдштейна, врага народа», ста­новилось центром ярости: «гнусные корчи страха и мститель­ности, исступленное желание убивать, терзать, крушить лица

молотом; люди гримасничали и вопили, превращались в сумас­шедших». Затем на экране появлялась мощная и уверенная фигура Старшего Брата среди медленных ритмичных сканди­рований облегчения, восхвалений и всей эмоциональной ин­тенсивности религиозного оживления.56

<< | >>
Источник: Уилсон, Д.. История будущего. 2007

Еще по теме Но было бы неверным предполагать, что Оруэлл сравни­вал тоталитаризм лишь с европейским фашизмом и советским коммунизмом.:

  1. Тоталитаризм — это понятие, принятое Оруэллом
  2. Коммунизм и фашизм, 1933-1941
  3. 6.2. СССР в 19451991 гг. 6.2.1. Советское общество в послевоенный периол. Апогей сталинского тоталитаризма (194553 гг.)
  4. Но и теперь, когда я уже успокоился, заверяю тебя: тут что-то в корне неверно!1
  5. 5.6.2. Экономический и политический кризисы 1920 1921 гг. в Советской России. Переход от политики «военного коммунизма» к НЭПу. Сущность НЭПа
  6. Лишь теория фактической индивидуализации иска позволяет учесть, что истец может заблуждаться
  7. Продолжительное время человек ограничивает свои знания о мире лишь физическими представлениями - тем, что можно взвесить, увидеть, потрогать, измерить.
  8. 1. ОТКРЫТИЕ ФИНИКИИ 1.1. Что было до «Жизни Иисуса»?
  9. Принцип всеобщего избирательного права предполагает, что каждый имеет право голосовать и право быть избранным
  10. Выше было сказано, что практическая философия имеет богатую литературную историю и традиции.
  11. ГЛАВА III ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА И ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ § 1. Советское государство как субъект советского права
  12. Прежде всего нужно отметить, что частная собственность не была отменена в Мюнстере; не было отменено и право наследования.
  13. СОЛОВЬЕВ И ОРУЭЛЛ
  14. Европейская философия, по замечанию А. Н.Уайтхеда, представляет собой не что иное, как подстрочные примечания к Платону.
  15. К какому подходу правопонимания относится следующая характеристика права: «Право - выражение духа народа, народного правового убеждения, формирующегося, подобно языку, постепенно. Законодатель не может творить нормы по своему усмотрению, а вправе лишь фиксировать то, что сложилось в виде норм»?
  16. Верные и неверные виды сознания
  17. § 2. Современные модификации теории сравни­тельных преимуществ