<<
>>

1. Интенсификация политики России на Корейском полуострове в начале XXI века.

Сотрудничество России и Южной Кореи стало развиваться в 1990-е гг., после заключение в 1992 г. Договора об основах отношений Российской Федерации и Республики Корея. В 2000-е гг. президенты Дмитрий Медведев и Ли Мён Бак существенно активизировали контакты на высшем уровне.

В 2008 г. главы России и Республики Корея (РК) договорились поднять взаимодействие до уровня стратегического партнерства, привлечь деловые круги РК к сотрудничеству в Сибири и на Дальнем Востоке, в том числе с учетом федеральной программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья»[103]. С этого момента сотрудничество России и РК стало распространяться на принципиально новые секторы экономики. Одним из сигналов о межгосударственном сближении стала либерализация визового режима, которая завершилась 1 января 2014 г. полной отменой визового контроля (успех, резко контрастирующий с бесплодными переговорами России и Евросоюза по такому же вопросу).

Внешнеторговый оборот между РК и Россией с 190 млн. долл. в 1992 г. вырос до 22,4 млрд. долл. в 2012 г., а доля России во внешней торговле РК выросла за этот же период с 0,12% до 2,1%. Объем накопленных прямых инвестиций РК в на конец 2012 г. составил около 2 млрд. долл. В свою очередь российские прямые инвестиции в РК накоплены в размере около 150 млн. долл., то есть крайне незначительны[104]. В ходе визита Путина в Сеул осенью 2013 г. Российский фонд прямых инвестиций и «Korea Investment Corporation» договорились о создании совместного фонда примерным объемом 1 млрд. долл., с целью поддержки компаний и проектов, способствующих развитию внешнеторгового и инвестиционного сотрудничества между двумя странами. Согласно выступлению президента Владимира Путина на 6-м заседании Российско-корейского бизнес-диалога, в России работают около 600 южнокорейских компаний[105]. По другим данным, в России работает свыше 1200 компаний с южнокорейским капиталом[106]. В любом случае, основная их масса сосредоточена в европейской части России.

Официальная позиция Москвы признает трехсторонние проекты Россия - РК - КНДР важным средством нормализации межкорейских отношений, восстановления доверия и возобновления работы Пекинской шестерки. В качестве основных проектов рассматриваются газопровод и линия электропередачи из России в РК через территорию КНДР, а также соединение Транскорейских железных дорог с Транссибирской магистралью через ветку Уссурийск – Хасан[107]. Все они, в случае реализации, окажут стимулирующее воздействие на экономику Дальнего Востока.

Отношения с КНДР являются сегодня главной проблемой внешней политики РК. Сеул осознает, что самостоятельно разрешить данный вопрос не в состоянии, и пытается заручиться максимальной поддержкой крупных держав. Среди участников Пекинской шестерки Россия представляет особый интерес для Сеул тем, что не прерывает политических контактов с КНДР и способна, в отличие от США и Японии, вести прямой диалог с ее руководством. Среди южнокорейских специалистов преобладает мнение, что вовлечение Севера в подобные проекты повысит шансы на его объединение с Югом. Россия, в свою очередь, пытается использовать такое посредничество для наращивания политического и экономического влияния в Северо-Восточной Азии.

Попытку активизации отношений России и КНДР предпринял президент Путин, совершивший в 2000 г. визит в Пхеньян, накануне которого был подписан обновленный Договор о дружбе и сотрудничестве. В 2001 г. северокорейский лидер Ким Чен Ир совершил поездку по России на бронепоезде, еще один визит в ДВФО он совершил в 2002 г. С этого времени возникла традиция, что основным контактным лицом для КНДР и РК в России является полномочный представитель президента в ДВФО.

Главным препятствием трехсторонних проектов российские эксперты называют политику США по изоляции КНДР. В РК, США и Японии существуют политические группы, которые в расширении экономического присутствия России на Корейском полуострове усматривают угрозу существующего расклада сил. Борьба интересов различных групп в общественном мнении и руководстве РК нашла отражение в непоследовательных заявлениях Ли Мён Бака по проекту газопровода. КНДР же всегда участвует в необходимых переговорах с соответствующими правительственными органами и компаниями России, выражая большую заинтересованность в получении доходов от строительства и эксплуатации транзитной инфраструктуры[108].

Связи с Китаем стали необходимым элементом поддержания северокорейской экономики. С 2001 по 2011 гг. доля Китая во внешнеторговом обороте КНДР возросла с 28% до 70%, причем правительство КНР активно поощряло сотрудничества китайских компаний с КНДР[109]. Россия в последнее десятилетие занимала во внешней торговле КНДР все более скромное место. Объем двусторонней торговли колебался между 49 и 223 млн. долл. и в 2012 г. составил лишь 81 млн. долл. В торговле с Россией КНДР имеет хронически отрицательное сальдо. Инвестиционное сотрудничество до недавнего времени оставалось на столь же низком уровне. Среди причин такого положения специалисты называли стагнацию экономики и узкий ассортимент экспортной продукции КНДР, низкую платежеспособность северокорейских компаний и недоверие к ним со стороны российских фирм, отсутствие современной инфраструктуры и трудности с финансовыми расчетами, вызванные международными санкциями. Несмотря на это, на различных встречах и переговорах представители КНДР призывают Россию к расширению сотрудничества.

Подтверждением заинтересованности в развитии связей с КНДР стало подписанное в 2012 г. Соглашение об урегулировании задолженности КНДР перед Россией по советским кредитам. Размер долга был оценен в 11 млрд. долл. Россия согласилась списать 90% северокорейского долга, а 10% использоваться для финансирования общих проектов в гуманитарной (образование, здравоохранение) и энергетической областях. По словам посла РФ в КНДР Александра Тимонина, посольство России в Пхеньян в тесном взаимодействии с российскими и корейскими экономическими ведомствами и коммерческими организациями активно работает над выправлением сложившейся в течение последних 20 лет неблагополучной ситуации в торгово-экономической сфере[110].

<< | >>
Источник: Л.Н. Гарусова. Международные отношения, трансграничное сотрудничество, региональная безопасность в АТР [Текст]: учебное пособие. Научн. ред. д.и.н., проф. Л.Н. Гарусова. Общ. ред. к.и.н., доц. Н.В. Котляр. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС,2015. – 230 с.. 2015

Еще по теме 1. Интенсификация политики России на Корейском полуострове в начале XXI века.:

  1. Интенсификация политики России на Корейском полуострове в начале XXI века
  2. Тема 6. РОССИЙСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК И СТРАНЫ КОРЕЙСКОГО ПОЛУОСТРОВА Л.Е. Козлов[102] 1. Интенсификация политики России на Корейском полуострове в начале XXI века 2. Экономические связи Дальнего Востока с Южной Кореей 3. Экономические связи Дальнего Востока с Северной Кореей 4. Социальные связи Дальнего Востока с Южной и Северной Кореей
  3. Активизация региональной политики России на Дальнем Востоке в начале XXI века
  4. 3. Политика Япония на Корейском полуострове
  5. Политика Японии на Корейском полуострове[90]
  6. Акимов А.Е.. Облик физики и технологий в начале XXI века., 1997
  7. Страны Корейского полуострова.
  8. Страны Корейского полуострова
  9. Тема 1. Внешнеполитическая стратегия России в Азиатско-Тихоокеанском регионе: основные тенденции В.Л. Ларин[1] 1. Политика России в АТР в XXI в: теоретические и практические аспекты. 2. Основные векторы современной тихоокеанской политики России.
  10. Тема 4. эволюция политики японии в АТР Б.М. Афонин[86] 1. США как главный военно-политический союзник Японии в АТР 2. Японо-китайские отношения в прошлом и настоящем 3. Политика Япония на Корейском полуострове 4. Российско-японские отношения: возможности и ограничения
  11. Политика России в АТР в XXI веке: теоретические и практические аспекты. 1.3. Основные векторы современной тихоокеанской политики России. 1.1. Политика России в АТР в ХХ! веке: теоретические и практические аспекты
  12. Тема № 11. Психологическая мысль в России в XIX веке и начале ХХ века