<<
>>

Техника составления протоколов допроса

Уголовно-процессуальный кодекс требует, чтобы все действия, связанные с допросом заподозренных (обвиняемых), свидетелей и экспертов (сведущих лиц), закреплялись внешним образом в форме специальных делопроизводственных бумаг, называемых протоколами.

Протоколы должны составляться по правилам, предусматривающим как их внешнюю форму, так и содержание, с соблюдением требований, делающих их бесспорными документами, принимаемыми судом на веру при рассмотрении письменного производства по уголовному делу.

В протоколе допроса (как, впрочем, и во всяком протоколе, будь это протокол осмотра, обыска, или какой другой) можно рассматривать: а) внешнюю и б) внутреннюю стороны. Главнейшее требование, которое должно быть предъявлено ко всякому протоколу, это точное и методическое его изложение, грамматически правильное и логически последовательное, без грубых ошибок, искажающих его смысл, без пропусков и без скачков от одной мысли к другой, нарушающих связь между ними. Протокол должен быть написан от руки, четко и ясно, разборчивым почерком или на пишущей машинке и соответствующим образом озаглавлен, например, «протокол допроса свидетеля» или «протокол допроса заподозренного».

а) С внешней стороны каждый протокол состоит из трех частей:

1) введения, 2) содержания и 3) заключения, из коих введение и заключение носят формальный характер, так как в них помещаются сведения, обязательно требуемые от всякого протокола, независимо от его содержания.

1) В вводной части протокола (введение), которая обыкновенно бывает печатная, как и его оглавление, для экономии времени и труда, помещаются сведения: когда, где, кем, на каком законном основании, по какому делу и какое действие было произведено, в чьем присутствии и какие относящиеся к этому действию законы были оглашены присутствующим (например, об ответственности за лжесвидетельство).

Помещение этих сведений в протоколе обязательно, так как оно удостоверяет, что действие было произведено правомочным лицом и с соблюдением закона, а потому дает протоколу значение служебного акта.

2) Во второй части протокола (содержание) излагается его сущность, т.е. изображается ход действия, которое было предпринято, и полученные от него результаты (например, был допрошен такой-то, и в результате его допроса он показал то-то). В протоколе допроса в этой его части прежде всего помещаются сведения, устанавливающие личность допрашиваемого, - его фамилия или кличка, имя, отчество, возраст, откуда происходит родом, его социальное, служебное и семейное положение, род занятий, принадлежность к партийным и профессиональным организациям, прежняя судимость, если таковая была, а также отношение к заподозренному и потерпевшему (посторонний или находится с ними в каких-либо родственных, деловых, служебных и иных отношениях).

Вслед за этими сведениями излагаются сначала показание допрошенного по существу, обязательно в первом лице, в виде рассказа от его лица («я», «мы»), а потом предложенные ему при допросе вопросы, если таковые задавались, и его ответы на них.

3) В заключительной части протокола (заключение) помещаются сведения о прочтении протокола допрошенному, о сделанных им к показанию добавлениях или об отказе его от таковых, о правильности изложения его показания, о сделанных в протоколе поправках и изменениях, которые обязательно тут же оговариваются (подчистки в протоколе совершенно недопустимы), о прилагаемых к протоколу документах (например, заключение эксперта) и делаются подписи составителя и присутствовавших при допросе лиц (допрашивающего, свидетелей, экспертов, понятых).

Если допрашиваемый неграмотный, то он вместо подписи не должен ставить кресты, так как это отнюдь не удостоверяет его личность и правильности записи его показания, а вместо него и по его полномочию подписывается кто-нибудь из грамотных присутствующих или допрашивающий перед своей подписью делает отметку о неграмотности допрошенного. То же делается в случае отказа допрашиваемого подписать протокол, с обязательной отметкой об отказе.

б) Что касается внутренней стороны или содержания протоколов, то, кроме отмеченного требования о грамматической правильности и логической последовательности изложения их содержания, можно указать еще следующие правила, соблюдение коих необходимо при составлении протокола.

Прежде всего в одном и том же протоколе нельзя помещать различные произведенные действия (например, допрос и обыск, осмотр и допрос) или действия, произведенные разновременно (например, допрос свидетеля 5 числа месяца, и допрос, хотя бы того же свидетеля, произведенный 12 числа).

Допрос заподозренного и допрос свидетеля нельзя помещать в одном протоколе. Одновременно произведенные и одинаковые по существу действия можно помещать в одном протоколе (например, в одном протоколе допросы всех свидетелей, опрошенных 5 числа месяца), чем достигается экономия труда при соблюдении всех формальных правил, требуемых от протокола. При изложении показания допрашиваемого таковое должно быть изложено ясно, точно и кратко по форме, без лишних ничего не значащих слов и фраз, по возможности собственными словами допрашиваемого, с сохранением индивидуальности его рассказа, без всяких изменений, пропусков и прибавлений.

Но это не обязывает допрашивающего заносить в протокол объяснения, не относящиеся к делу, никчемные выражения, излюбленные словечки и поговорки, употребляемые допрашиваемым, и непристойные слова. Если некоторые выражения и слова допрашиваемого, имеющие отношение к делу, являются местными, а потому малопонятными, вслед за написанием их надо в скобках дать их объяснение. Совершенно необязательно помещать в протоколе вопросы, задававшиеся допрашиваемому во время его рассказа, и вместо них можно излагать в показании одни только его ответы, но так, чтобы в содержание ответа входил и предложенный вопрос (например, вместо вопроса: «Были ли вы 20 августа на квартире у Н.», и ответа на него: «нет, не был», можно писать: «20 августа я не был на квартире у Н.»).

Конечно, воспроизводить точно на письме чужие мысли и выражения, особенно при быстром их изложении рассказчиком, дело трудное и требующее опыта и дарования, и учатся ему только путем долгой практики, но можно посоветовать для облегчения труда сначала, не прерывая, выслушать показание, а затем предложить допрашиваемому его повторить, и во время повторения показания записывать его по частям, задавая попутно соответствующие вопросы, если какая-либо часть показания непонятна и требует пояснения.

В протоколе совершенно недопустимы отметки о том, как держал себя во время допроса допрашиваемый, волновался или менялся в лице, колебался при даче ответов, проявлял нерешительность и т.п., так как они не могут быть объективны и всегда носят, в качестве наблюдения, субъективный характер, в то же время не дают ничего важного по существу дела. Опытные следователи указывают, что внешними признаками лживости допрашиваемого, когда он дает свое показание, являются перемена окраски лица, неестественный румянец или внезапная бледность, дрожь в теле, подергивание рук, беспорядочные быстрые движения тела, облизывание языком пересыхающих губ, глотание воздуха, как будто его недостаточно (Рейсс называет это аэрофагией), но этим признакам доверяться особенно нельзя, так как они могут происходить вообще от душевного волнения, связанного с процедурой допроса, и тем не менее допустимо отмечать о них в протоколе. Допрашивающий должен всемерно избегать в протоколе отражения своих личных взглядов, которые могут только исказить характер показания, и, наоборот, должен стараться развить в себе способность совершенно беспристрастно и точно воспринимать показания и излагать их с возможной близостью к подлинному рассказу допрашиваемого. Чем показание важнее для дела, тем подробнее оно должно быть изложено в протоколе, со всеми мелочами, как бы незначительны они на первый взгляд ни казались. Для этого надо поощрять словоохотливость допрашиваемого, вызывая его все на новые и новые подробности и пояснения сказанного, но из рассказа допрашиваемого в протокол надо заносить только то, что имеет отношение к делу, и ничего для него постороннего и лишнего. То же делается, когда допрашиваемый возбуждает сомнение в своей правдивости, чтобы путем сопоставления отдельных частей его показания можно было изобличить его во лжи.

Когда дело выяснено с достаточной полнотой ранее данными показаниями и другими средствами, и показание допрашиваемого ничего нового не может дать, а только подтверждает уже известное, оно по возможности кратко излагается в протоколе.

Если допрашиваемый хорошо грамотный и может излагать свои мысли в письменной форме, то, вместо записи его показания, предпочтительнее предложить ему самому изложить таковое в протоколе, причем во время писания им показания отнюдь не надо диктовать ему, а лишь руководить им, указывая ему, что из рассказанного им имеет значение для дела и что малозначаще. Собственноручное писание допрашиваемым показания имеет то преимущество, что впоследствии на суде он не может уже отказаться в целом или в части от своего показания и сослаться на неверную запись своего показания допрашивающим, что очень часто делается на суде свидетелем, несмотря на его подпись на протоколе, перед которой значатся отметки, что показание было ему прочитано и найдено им записанным с его собственных слов правильно.

В последнее время начинают придерживаться мнения, что показание допрашиваемого не должно представлять из себя связного рассказа, а являться совокупностью его ответов на предложенные ему допрашивающим вопросы. Не говоря уже о том, что это мнение не находит себе прямого подтверждения в Уголовно-процессуальном кодексе, можно привести несколько веских соображений против этого способа изложения показаний в протоколе.

Прежде всего при изложении показания в виде связного самостоятельного рассказа, особенно собственноручно написанного, допрашиваемый менее зависит от допрашивающего и менее находится под его влиянием, выражающимся в той или иной постановке ему вопросов. Затем при связном рассказе допрашиваемый не излагает отдельных частей своего показания и не дает ответов в зависимости от «наводящих вопросов», часто предлагаемых допрашивающим, в зависимости от сложившегося у него мнения по делу. Наконец, предоставленный самому себе, свободный от влияния допрашивающего, непрерываемый им во время рассказа, допрашиваемый, говорящий в последовательности логической или хронологической, наиболее правдив и повествует о виденном, слышанном, пережитом лично или ставшем ему известным от других в естественном порядке, не перескакивая с одного предмета на другой.

Таким образом, лучший способ допроса и занесения в протокол показания, это сначала предложить допрашиваемому самому все рассказать, и только затем, для разъяснения его показания, задавать ему вопросы, но отнюдь не наводящего характера. В этом же порядке показание заносится в протокол, причем заданные по поводу его вопросы могут обозначаться в протоколе вместе с ответами на них, но могут и не обозначаться вовсе. Вот те правила, которые необходимо соблюдать при составлении протоколов допросов.

Остается указать только некоторые частности, относящиеся к составлению протоколов очных ставок и экспертизы.

«Очная ставка» есть сведение двух лиц для взаимного предъявления ими друг другу своих показаний в тех их частях, в которых они не согласуются, «разноречат». Очные ставки делаются только для выяснения обстоятельств, влияющих на ход дела, и являются крайним средством, когда нельзя устранить разноречие в показаниях другим способом, например, передопросом. Кроме того, очные ставки заподозренного со свидетелями делаются для опознания. Но лучше этого избегать и производить показ заподозренного так, чтобы свидетели его видели, не будучи сами видны ему (через приоткрытую дверь, замочную скважину, из окна и т.п.).

Необходимость очной ставки мотивируется в постановлении об ее производстве, прилагаемом к протоколу, а в последнем, вслед за показаниями, должны быть помещены объяснения допрошенных о причинах разноречия в их показаниях

В протоколах экспертизы вопросы, предлагаемые сведущим лицам, формулируются так, чтобы им было ясно, какие стороны дела должны быть разъяснены их ответами.

Поставленные вопросы не ограничивают экспертов и не лишают их возможности произвести действия, которые они сочтут необходимыми для выяснения истины. В соответствии с этим эксперты могут просить о внесении дополнительных вопросов в протокол, раз они требуются ходом экспертизы и поставленной экспертам задачей.

<< | >>
Источник: Якимов И.Н.. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. 2003

Еще по теме Техника составления протоколов допроса:

  1. Составление протокола осмотра
  2. Статья 283. Составление протокола
  3. 2. Возбуждение дела и составление протокола об административном правонарушении
  4. Статья 28.5. Сроки составления протокола об административном правонарушении Комментарий к статье 28.5
  5. Статья 28.6. Назначение административного наказания без составления протокола Комментарий к статье 28.6
  6. Подсчет голосов избирателей и составления протокола об итогах голосования УИК.
  7. Раздел II. ОСОБЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ ПРИ СОСТАВЛЕНИИ ДОКУМЕНТОВ
  8. Глава 5. ОСОБЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ СОСТАВЛЕНИЯ ОБРАЩЕНИЯ В СУД ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ
  9. Статья 285. Рассмотрение замечаний на протокол, краткий протокол, содержание аудио-, видеозаписи
  10. Статья 5.24. Нарушение установленного законом порядка подсчета голосов, определения результатов выборов, референдума, порядка составления протокола об итогах голосования с отметкой "Повторный" или "Повторный подсчет голосов" Комментарий к статье 5.24
  11. § 31. Техника как объект философской рефлексии. Эволюция понятия техники. Человек и техносфера
  12. Понятие, виды и стадии допроса
  13. участие адвоката в допросе подозреваемого (обвиняемого)
  14. Тема 14. Психология допроса
  15. РАЗДЕЛ II. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА Глава 7. Общие положения криминалистической техники
  16. Допрос
  17. Тактика допроса обвиняемого
  18. Глава 18. Психология допроса
  19. Психология допроса.
  20. Статья 206. Допрос несовершеннолетнего свидетеля