<<
>>

Тактика предъявления для опознания в гражданском и арбитражном процессах

Предъявление для опознания в качестве самостоятельного судебного действия доказательственного значения в гражданском и арбитражном процессах не предусмотрено. На самостоятельный характер и необходимость его законодательной регламентации обращал внимание В.Г.

Тихиня[453]. Анализ современной судебной практики цивилистического профиля свидетельствует о

сохранении актуальности этого предложения. Наблюдается далеко не редкая потребность как в проведении указанного судебного действия, так и в его тактическом и технико-методическом обеспечении. Практика показывает, что опознание в цивилистическом процессе часто проводится на низком профессиональном уровне. Причины этого, как нам представляется, состоят: во - первых, в недостаточном внимании к этому средству доказывания со стороны законодателя и, во-вторых, в отсутствии разработок, адаптирующих

криминалистическую тактику проведения предъявления для опознания к условиям гражданского судопроизводства.

Отсутствие нормы, регламентирующей предъявление для опознания, ведет к необоснованному отказу от его проведения, смешению его с другими действиями и неправильной оценке результатов. Аналогично тому, как выше предлагалось законодательно закрепить эксперимент в качестве самостоятельного судебного действия, опознание заслуживает такой же законодательной инициативы.

В криминалистике предъявление для опознания - это следственное или судебное действие, состоящее в предъявлении лицу, имеющему определенный процессуальный статус (потерпевшему, свидетелю, подозреваемому, обвиняемому) конкретного материального объекта (человека, предмета) с целью отожествления его с ранее воспринимавшимся объектом по сохранившемуся в памяти мысленному образу. Тактика его проведения базируется на психологических основах сенсорных способностей человека воспринимать, сохранять в памяти и узнавать наблюдавшиеся (или воспринятые иным путем) объекты материальной действительности. Существуют развернутые методические рекомендации[454], соблюдение которых должно обеспечивать эффективность процесса опознания, т.е. его достоверность, а, значит, и сведений, получаемых с помощью этого следственного действия. Все основные положения и рекомендации для проведения опознания, разработанные в криминалистике, вполне применимы в гражданском и арбитражном процессах. Особенности связаны с организацией и условиями опознания, а также оценкой его

469

результатов .

Структура рассматриваемого судебного действия общая, она включает: 1) подготовку к проведению; 2) собственно проведение опознания; 3) оценку результатов опознания, 4) фиксацию процесса и результатов.

В процессе подготовки к предъявлению для опознания должно быть предусмотрено следующее:

- анализ судебной ситуации и принятие решения о проведении опознания;

- определение объекта (объектов) и их подготовка к предъявлению для опознания;

- определение лиц, участвующих в проведении опознания;

- подготовка условий (обстановки) для проведения опознания;

- определение времени и места предъявления для опознания;

- предварительный допрос опознающего лица;

- обеспечение техническими средствами для фиксации процесса и результатов опознания.

Инициаторами проведения предъявления для опознания обычно являются стороны, заявляющие соответствующее ходатайство.

Рассматривая ходатайство, суд анализирует ситуацию и приходит к положительному решению в том случае, если результаты опознания связаны с установлением фактических обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения и разрешения гражданского дела. Объект и [455] непосредственная задача опознания должны быть определены стороной и рассмотрены судом. По мнению соискателя, суду также должно быть предоставлено право проводить предъявление для опознания по собственной инициативе.

Объекты, подлежащие опознанию (далее - опознаваемые объекты) в гражданском и арбитражном процессах, в основном, такие же, что и в уголовном судопроизводстве. Это - люди, животные, предметы - вещественные доказательства. Что касается последних, то объектами опознания чаще всего оказываются те, которые рассматривались нами в качестве объектов судебного осмотра (вещи различного производства и назначения, документы, транспортные средства, недвижимость). В арбитражном процессе, как правило, опознаются документы (в том числе, их реквизиты).

Подготовка объекта для опознания имеет особое значение. В криминалистике предусмотрены условия, которые должны помочь опознающему лицу лучше вспомнить и правильно опознать ранее наблюдавшийся объект. Основными из них являются: во-первых, предъявление опознаваемого объекта в числе других и, во-вторых, в необходимых случаях воспроизведение обстановки, в которой ранее наблюдался опознаваемый объект. Соответственно, при подготовке к данному судебному действию эти условия должны, по возможности, соблюдаться.

Первое условие закреплено в уголовном процессуальном законодательстве. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 193 УПК лицо предъявляется для опознания вместе с другими лицами, внешне сходными с ним, причем общее число лиц должно быть не менее трех. При невозможности предъявления лица на опознание может быть предъявлена фотография с двумя другими внешне сходными лицами (ч. 5 ст. 193 УПК). Предметы также предъявляются в группе однородных в числе не менее трех (ч. 6 ст. 193 УПК). Естественно, если возможно, на этапе подготовки к предъявлению для опознания должны заранее подбираться схожие лица и однородные предметы.

В зависимости от объекта опознания различаются и особенности его подготовки. Так, при решении задачи опознания живых лиц и животных большое значение имеет одновременное предъявление в натуре и по фото-, видеоизображению, относящемуся ко времени наблюдавшегося события.

Ранее уже отмечалось в отношении свидетельских показаний то большое значение, которое имеет фактор времени, прошедшего с момента наблюдения события до сообщения сведений о нем. Он действенен и при опознании, в особенности, если речь идет об опознании человека, внешность которого легко изменить. Иногда эти изменения столь существенны, что опознание в натуре окажется не только затруднительным, но и невозможным. Например, мужчина в этот период может отрастить бороду или усы либо, напротив, сбрить их; женщина - изменить прическу, цвет волос, макияж и т.п. К этому следует добавить и субъективный момент: опознаваемый может быть не заинтересован в своем опознании и противодействовать этому. Поэтому при подготовке к рассматриваемому судебному действию очень важно предусмотреть получение фотографий хорошего качества, относящихся ко времени, максимально близкому к моменту события, и наряду с предъявлением лица, предложить опознающему осмотреть фотографии и провести узнавание этого лица по ним. Весьма желательно, чтобы фотографий было несколько, что позволило бы при опознании увидеть объект в различных ракурсах, выделить больше информативных признаков. Примером, подтверждающим сказанное, может служить следующий случай из судебной практики.

При рассмотрении гражданского дела по иску А. к ответчице С. о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожнотранспортного происшествия, и взыскании компенсации за моральный вред проводилось предъявление для опознания ответчицы С., скрывшейся с места ДТП. Её личность была установлена благодаря случайным очевидцам события, с помощью которых был определен номер скрывшейся машины, также получившей повреждения, и принадлежность её С. В судебном заседании свидетелю К. была представлена для опознания С., которую он признал очень похожей на ту

женщину, которая сидела за рулем в день аварии. Однако у него были сомнения, связанные с тем, что та женщина была брюнеткой с длинными волосами, а предъявленная для опознания С. - блондинка с короткой стрижкой. К. было предложено осмотреть фотографию С. на её паспорте и учесть результаты осмотра для опознания. На фотографии С. была изображена с длинными темными волосами, зачесанными назад. В результате свидетель К. опознал в С. женщину, находившуюся за рулем скрывшейся машины, поскольку успел её рассмотреть, когда разговаривал с ней на месте события. С. не отрицала, что относительно недавно она осветлила волосы и сделала короткую стрижку. На основании результатов опознания суд счел доказанным факт нахождения за рулем машины, скрывшейся с места ДТП, С. и удовлетворил исковые требования А.470

Субъектами предъявления для опознания как судебного действия в гражданском и арбитражном процессах являются суд и лица, участвующие в деле, аналогично тому, как это имеет место при производстве судебного осмотра и судебного эксперимента. Руководство организацией, проведением предъявления для опознания, а также оценку его результатов осуществляет суд. В необходимых случаях к проведению предъявления для опознания могут привлекаться специалисты и эксперты.

Субъектами собственно опознания, т.е. исполнителями этого действия (далее - опознающие лица), чаще всего, являются стороны - участники событий и свидетели-очевидцы, ранее наблюдавшие или иначе воспринимавшие объект опознания.

В определенных случаях при проведении предъявления для опознания требуется привлечение в качестве опознающих своего рода «сведущих» лиц, не имеющих процессуального статуса, т.к. они не могут считаться ни специалистами, ни свидетелями - очевидцами. Речь идет о ситуации, когда лицо в силу сложившихся обстоятельств хорошо знает опознаваемый объект. При опознании человека таким лицом может быть родственник, друг, сослуживец,

сосед; при опознании животного - это сосед владельца животного, владелец другого аналогичного животного (собаки), совместно выгуливающий с ним своего питомца, и т.п. Опознать предмет может, например, прежний владелец вещи, не участвующий в деле. Привлечение такого рода лиц крайне необходимо в судебных ситуациях, когда участник процесса не может высказать свое суждение об объекте и идентифицировать его. В литературе таких лиц называют «сведущими свидетелями». Их процессуальное участие в опознании представляется аналогичным статусу свидетеля. Такой опознающий также должен быть предварительно допрошен относительно обстоятельств его осведомленности об объекте опознания и его отличительных признаках. По мнению соискателя, он должен предупреждаться об ответственности за дачу ложных показаний.

О значении предъявления для опознания объекта именно «сведущему свидетелю» можно судить по следующему примеру из судебной практики.

При рассмотрении гражданского дела по исковому заявлению М. к ответчице Г. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда проводилось предъявление свидетелю для опознания фотографии коровы. Исковые требования обосновывались тем, что на М. напала корова, порвала на ней одежду и бодала, повалив на землю. М. были причинены телесные повреждения, она потеряла сознание и очнулась лишь после того, как очевидец события Н. отогнала от нее корову. О том, что корова принадлежит Г., истице, сообщила свидетель Н., которой об этом сообщил кто-то из соседей. При допросе свидетель Н. назвала масть коровы (темно-коричневая с белым пятном на лбу) и при предъявлении фотографии опознала её в качестве коровы, бодавшей М. В то же время принадлежность коровы именно Г. оставалась сомнительной. Тогда было проведено предъявление фотографии для опознания коровы пастуху К., который пас стадо, к которому принадлежала корова Г. Пастух К., хорошо [456]

знавший каждую корову своего стада, уверенно опознал на фотографии корову Г. Суд исковые требования М. удовлетворил .

Условия предъявления для опознания должны быть по возможности приближены к условиям, в которых опознающий наблюдал объект опознания. Здесь существенно соблюдение требований, аналогичных тем, которые ранее рассматривались относительно проведения судебного эксперимента, с учетом их влияния на результаты опознания. Поэтому важным является определение времени и, в особенности, места проведения опознания.

Предъявление для опознания может проводиться, подобно осмотру, как в судебном заседании, так и на месте нахождения объекта по усмотрению суда. При выборе места для опознания суд должен руководствоваться двумя факторами: а) возможностью доставки объекта опознания в судебное заседание (аналогично осмотру) и б) значением влияния обстановки на достоверность результата опознания.

При необходимости предъявления для опознания объектов недвижимости или земельных участков важно по возможности это делать в естественных условиях, совмещая опознание с осмотром, а не по фотографии в зале суда.

К сожалению, в современной судебной практике при проведении данного судебного действия имеют место случаи, когда условия опознания не учитываются, что приводит к невозможности использования его результатов. Так, например, рассматривалось гражданское дело по иску С. к К. о возмещении вреда в связи с тем, что С. была укушена собакой по кличке «Туз», принадлежавшей К. Истице были причинены телесные повреждения в виде множественных инфицированных ран обеих рук и правой лопатки. С. затратила значительные для неё материальные средства на лечение и испытала нравственные страдания, что и послужило основанием обращения в суд с иском о возмещении материального и морального ущерба. [457]

При опознании в судебном заседании по фотографии и в натуре собаки по кличке «Туз», приведенной ответчиком в судебное заседание, истица С. заявила, что её искусал именно этот пес. Однако, свидетель-очевидец события М. собаку не опознал; называемые истицей и свидетелем признаки были противоречивы. В результате суд признал, что условия опознания в суде сильно отличались от тех, при которых происходило событие. Фотографии собаки были невысокого качества, небольшого размера и с искаженной цветопередачей. Событие происходило в условиях открытой местности, где собака бегала без намордника. В суде же она находилась в стесненных условиях и с намордником. Кроме того, истица С. сообщила, что во время опознания собаки в суде она чувствовала себя плохо, у неё было головокружение, т.к. в это время стояла жаркая погода, и в помещении суда было душно. По мнению суда, именно эти обстоятельства и послужили причиной противоречий при опознании.

Основываясь на том, что в момент нападения собаки на С. как истица, так и свидетель М. уверенно её опознавали именно как собаку «Туз», суд не признал противоречия при опознании в суде существенными и свидетельствующими о непричастности «Туза» к нападении на С. и удовлетворил её исковые требования[458]. Вероятнее всего, результаты опознания были бы другими при проведении этого судебного действия на месте - в естественных условиях открытой местности, а не в тесном помещении зала суда. Возможным выходом из ситуации было бы опознание по видеоизображению собаки «Туз», снятой в привычной обстановке.

Проведению предъявления для опознания должен предшествовать допрос опознающего лица. Это требование, действенное и в отношении ситуаций гражданского и арбитражного процессов, содержится в ч. 2 ст. 193 УПК, предусматривающей предварительный допрос опознающих лиц «об обстоятельствах, при которых они видели предъявленное для опознания лицо или

предмет, а также о приметах и особенностях, по которым они могут его опознать».

Выяснение этих обстоятельств важно для того, чтобы по возможности воспроизвести или приблизить условия, обстановку опознания к той, которая имела место при ранее наблюдаемом событии. Сведения о признаках, по которым опознающий запомнил объект, важны для того, чтобы правильно оценить достоверность результатов опознания.

Исключением из этого общего правила является предъявление для опознания подписей на документах, выполненных от имени опознающих лиц. В этом случае при допросе будущего опознающего лица не требуется называть отличительные признаки своей подписи, т.к. в его памяти всегда имеется зрительнодвигательный образ собственной подписи. Этот образ служит своего рода эталоном для сравнения. Поэтому отличительные признаки будут называться в процессе опознания, а не до него.

В судебной практике нередко предъявление для опознания производится в рамках допроса при судебном разбирательстве гражданского дела и не выделяется в отдельное судебное действие. Это оправдано в тех случаях, когда: а) цели допроса и опознания направлены на установление общих для них фактических обстоятельств и б) объект опознания хорошо знаком допрашиваемому лицу и его узнавание сомнений не вызывает. В таких случаях специальной подготовки не требуется, и само действие сложности не представляет. В иных же ситуациях подготовка необходима и рассматриваемое судебное действие должно осуществляться с использованием соответствующих тактических техникометодических рекомендаций.

Собственно процесс опознания имеет психологическую природу и идентификационное содержание. Опознающий по памяти должен узнать ранее воспринимавшийся уникальный объект, т.е. его идентифицировать. В психологии

474

различают две разновидности опознания - симультанное и сукцессивное. . [459]

Симультанное опознание - это быстрое (моментальное, мгновенное) узнавание объекта по его целостному образу, сформировавшемуся ранее общему представлению о нем. При симультанном опознании не происходит рассматривания объекта, выделения его признаков, их логического анализа и оценки. Это моментальный процесс: опознающий посмотрел на представленный объект и «узнал». Сукцессивное опознание, напротив, характеризуется определенной внутренней логической структурой, включающей рассматривание объекта, выделение и анализ характерных черт - признаков, их сравнение и оценку с точки зрения присущности именно тому объекту, который опознающий наблюдал ранее. Внутренняя логическая структура этого процесса типично идентификационная: выделение признаков предъявленного материального объекта, мысленное сравнение их с признаками, ранее запечатлевшимися в памяти, оценка результатов сравнения - сходства, совпадений или различий отдельно и в комплексе.

Различие психологических видов процесса опознания необходимо учитывать при проведении данного судебного действия. Естественно, теория и практика идут по пути построения опознания по второму варианту: на это направлены упомянутые ранее предшествующий допрос о признаках объекта, активизирующий память о них, обеспечение проведения опознания в группе аналогичных объектов, не дающее возможность опознающему сразу сконцентрировать свое внимание на одном объекте. Как содержание судебного действия процесс опознания должен быть построен так, чтобы обеспечивалась не только его достоверность, но и очевидность этой достоверности для участвующих в деле лиц. Поэтому собственно процесс опознания строится таким образом, что в качестве составляющего элемента в нем обязательно присутствует осмотр объекта перед непосредственным его узнаванием. Перед опознающим помещаются объекты для опознания и ему предлагается внимательно осмотреть их. При этом если опознающий идет по пути симультанного опознания и сразу же называет искомый объект, ему еще раз предлагается внимательно осмотреть уже выделенный им объект и сопоставить его с другими, т.е. опознающего как бы переводят с симультанного на путь сукцессивого опознания.

Опознающий должен не только внимательно познакомиться с объектами осмотра, но и постараться выделить их отличительные признаки и мысленно сопоставить с сохранившимися в памяти от ранее увиденного объекта. Этот процесс должен осуществляться относительно каждого из представленных объектов в группе сходных или однородных. В итоге этого процесса опознающий оценивает результаты сопоставления и либо выделяет один объект, т.е. опознает его, либо не выделяет ни одного, что означает отрицательный результат опознания. Проводимый опознающим осмотр объектов опознания не имеет процессуального статуса, в качестве составной части опознания он имеет тактическое и технико-методическое значение.

В том случае, если опознающий сообщает, что он узнает ранее наблюдавшийся объект, ему предлагается по возможности подробнее назвать и четко сформулировать признаки, по которым он это сделал. В дальнейшем они заносятся в протокол предъявления для опознания или в протокол судебного заседания.

При предъявлении для опознания документов обязательно должны применяться правила осмотра именно документов и их реквизитов. Эти правила подробно были рассмотрены ранее. При опознании реквизитов документов следует учитывать, что именно они часто являются объектом подделки, качество которой в современной практике документооборота совершенствуется. Примером, свидетельствующим о важности осмотра документов при опознании, может служить следующий случай из судебной практики.

Арбитражным судом рассматривалось дело о признании договора купли- продажи акций недействительным. В обоснование своих исковых требований истец П. (продавец по договору) пояснил, что он является единственным участником ООО «Автотрансаренда». 29.05.2006 между ООО «Автотрансаренда» и ООО «Теплокоминвест» был заключен договор купли-продажи акций ОАО «Энергосистемы» в количестве 245 512 штук за 670 000 рублей. Поскольку сделка считалась крупной для ООО «Автотрансаренда», решение о её одобрении не могло приниматься единственным участником ООО, т.к. этим, по мнению истца, нарушались требования ст. 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

В суд были представлены выписки из реестра акционеров ОАО «Энергосистемы», в числе которых оказалась и выписка № 1 от 29.06.2006. При предъявлении для опознания указанных реестров свидетелям Н. (директор ООО «Теплокоминвест») и С. (директор ОАО «Энергосистемы») они признали в реестрах те документы, которые находились у каждого члена совета директоров ОАО «Энергосистемы». Таким образом, члены совета директоров, в том числе, истец, были осведомлены о совершении сделки. Суд в удовлетворении исковых требований отказал[460].

Осмотр объекта как компонент его опознания следует отличать от проведения судебного осмотра и предъявления для опознания единовременно в комплексе. В этом случае каждое из судебных действий имеет свои самостоятельные задачи и доказательственную ценность, а процесс совершения судебного действия строится поэтапно: 1) осмотр и оформление его результатов и б) предъявление для опознания и фиксация результатов опознания. Смешивать их в одной процедуре не следует.

В подобной ситуации недостатками судебной практики, как правило, являются: смешение указанных судебных действий, нечеткое определение задач каждого из них, подмена одного другим, что приводит к невозможности получить достоверный результат. К сожалению, суд не всегда это учитывает и, поскольку предъявление для опознания как самостоятельное судебное действие законом не предусмотрено, оформляется вся процедура как осмотр объекта на месте. Это некорректно, т.к. основная цель проводимого судебного действия - опознание, а не осмотр.

В качестве примера можно привести следующий случай из практики. В ходе рассмотрения дела о взыскании стоимости приобретенного некачественного товара (сантехнических труб) суд принял решение провести осмотр на месте приобретения товара, на которое указывал истец - магазин «Все для дома». Ответчик же считал, что трубы покупались не в том магазине, где он осуществлял торговую деятельность, а в другом. Товар приобретался дважды - в 2008г. и в 2009г. Объектами осмотра были: помещение магазина, где истец якобы оплачивал товар, и складские помещения, где он товар получал. На месте истец уточнил, что речь идет именно об этом магазине, показал торговый зал «Сантехника», в котором он выбирал трубы, место в зале, где лежали образцы, а также кассу, в которой он производил оплату. Представитель ответчика подтвердил, что этот магазин действительно принадлежит ответчику, но обратил внимание на то, что трубы от поставщика в магазин приходят в несколько другом виде: с ярлыками, привязанными к бухтам, в то время как приобретенные истцом трубы были просто завернуты в серую бумагу и без ярлыков.

При осмотре складских помещений истец показал на склад № 31, в котором он получал трубы в 2009 г., а другой склад, где он получал трубы в 2008 г. был без обозначения, он помнит лишь, что он был либо бетонный, либо был обит железом. Ответчик же утверждал, что на складе № 31 трубы никогда не хранились и с этого склада никогда не выдавались. В то же время подтвердил, что товары сантехники выдаются с бетонного склада, не имеющего вывески[461].

Если отвлечься от противоречий в показаниях сторон, в данной ситуации обращает на себя внимание то, что судом фактически было предпринято опознание объектов спорных событий - магазина и складских помещений. Осмотр, несомненно, входил в состав этого сложного судебного действия, но основной его целью было именно опознание истцом мест спорных событий. Возможно, при более квалифицированной подготовке и проведении опознания, при обращении большего внимания на выявление отличительных признаков

бетонного склада (в частности, не только внешнего вида, но и внутреннего помещения), недостаточно точно опознанного истцом, а также на объяснение причин разногласий (например, выяснения, действительно ли не было случаев выдачи сантехнического оборудования со склада № 31), результаты осмотра - опознания были бы более значимы.

Результаты собственно опознания подлежат оценке с точки зрения их достоверности. На достоверность опознания влияют многие объективные и субъективные факторы, наиболее значимыми из них являются: а) время, прошедшее с момента наблюдения опознаваемого объекта до предъявления для опознания; б) продолжительность прежнего наблюдения опознаваемого объекта; в) предварительное «знакомство» с объектом; г) наличие и степень выраженности уникальных свойств опознаваемого объекта; д) сенсорные способности опознающего; е) состояние опознающего во время наблюдения объекта на момент события, ж) отношение опознающего к объекту и событию во время наблюдения.

Продолжительность времени, прошедшего с момента наблюдения объекта до его опознания, играет такую же роль в надежности узнавания, как и при даче свидетельских показаний. Чем длительнее этот временной отрезок, тем больше вероятность стирания в памяти деталей наблюдавшегося объекта и происшедшего события. Важна также продолжительность наблюдения опознающим объекта; здесь зависимость обратная: чем длительнее это время, тем вероятнее сохранение в памяти особенностей (признаков) объекта. Большое положительное значение имеет факт «знакомства» опознающего с объектом, в особенности, если опознаваемый предмет ранее принадлежал ему либо часто находился в поле его зрения. Существенна при опознании и степень выраженности индивидуальных свойств опознаваемого объекта: при большей выраженности опознание, естественно, легче, чем опознание стандартного, распространенного объекта. Затрудняющими факторами могут оказаться необычное состояние опознающего во время контакта с объектом, отсутствие внимания к нему, случайный характер события и отсутствие заинтересованности в его обстоятельствах и т.п.

Внешними показателями достоверности результатов опознания являются: а) уверенность, с которой опознающий узнает объект и сообщает об этом; б) объем и специфичность признаков, на основе которых он опознал объект; в) соответствие признаков, положенных в основу опознания, тем, которые были названы опознающим при допросе, предшествующем опознанию.

Уверенность, с которой опознающий узнает объект и признает это, важна при оценке результатов опознания, т.к. она отражает психологический механизм этого действия - внутреннее убеждение лица в правильности своего суждения об опознании. Степень уверенности опознающего может быть различной, поэтому очень важно в конце действия уточнить её, задав вопрос: «Убеждены ли Вы в правильности своего опознания? Нет ли сомнений, а если они имеются, то в чем они состоят, что является их причиной?»

Суждение (мнение) опознающего об объекте формируется на определенной объективной основе (выделение признаков, их сопоставление с ранее воспринятыми, оценка). Поэтому вполне логично рассматривать его мнение как определенного рода выводное суждение. Это выводное суждение об опознании, как всякий вывод, в зависимости от степени убежденности может быть облечен в разную форму, а именно отражать: а) полную уверенность в положительном или отрицательном результате опознания, б) предположение (вероятное суждение) о положительном или отрицательном результате процесса опознания. Возможна ситуация, когда у опознающего сомнения столь велики, что он не в состоянии прийти к определенному мнению. Во всех случаях субъекты опознания должны правильно понять вывод опознающего лица, степень его уверенности и основания для этого.

При оценке достоверности результатов опознания следует учитывать значимость названных опознающим признаков. Значимость отдельных признаков определяется их специфичностью, т.е. частотой встречаемости (распространенностью) у подобных объектов. Значимость же всех названных им признаков учитывает и их количество. Чем больше признаков входит в общий объем и чем специфичнее признаки, образующие их совокупность, тем выше вероятность правильного опознания. Однако, в отдельных случаях для надежного опознания бывает достаточно небольшого число специфичных признаков, а иногда и целый комплекс стандартных признаков может оказаться неубедительным. Чем специфичнее отдельные признаки, тем их меньше требуется для суждения об узнавании объекта, и чем они распространеннее, тем важнее их количество. При этом обязательно, независимо от объема признаков, указание на отдельные, редко встречающиеся признаки. В процессе опознания стандартные свойства объекта, как правило, не могут считаться информативными, т.е. значимыми признаками для идентификации.

Существенным моментом оценки надежности результатов опознания является совпадение и (или) различие признаков, названных опознающим, с теми, которые были им перечислены при допросе. Чем больше их соответствие, тем надежнее результаты опознания. Различие, естественно, характерно для отрицательных суждений. Вместе с тем, нередко опознающий называет и сходство, и различие. Причины могут быть разные: перед опознающим действительно другой объект, а, возможно, это связано с уже упоминавшимися ранее внешними или внутренними факторами. Многие из них можно увидеть на приведенных выше примерах (различие в условиях, в которых наблюдался опознаваемый объект, состоянии опознающего лица во время наблюдения объекта и во время опознания и др.). Причины различий следует выяснить и установить их существенность или, напротив, несущественность для оценки результатов опознания.

Особенно внимательным при оценке совпадений и различий признаков следует быть при опознании подписей. Необходимо учитывать, что положительные суждения опознающего свою собственную подпись могут быть ошибочными. Как свидетельствует судебно-экспертная практика, поддельные подписи нередко бывают настолько похожими на подлинные, что опознающий ошибается, признавая поддельную подпись своей. В случаях же отрицательных суждений опознающего в отношении подписи, выполненной от его имени, также возможны ошибки. Подписной почерк весьма вариативен и подвержен влиянию самых различных обстоятельств, поэтому предъявляемая подпись, будучи подлинной, может оказаться очень непохожей на обычные подписи данного лица. Кроме того, в конкретной ситуации опознающее лицо может быть не заинтересованно в признании подписи собственноручно выполненной. Поэтому оценивать суждения - выводы опознающего подписи от своего имени следует с большой осторожностью, обязательно сопоставляя с другими доказательствами по делу. Лишь при их непротиворечивости факт собственноручного подписания может быть установлен. Примером использования отрицательных результатов опознания подписи, выполненной от имени опознающего, может служить следующий случай из судебной практики.

В арбитражном суде рассматривалось дело, возбужденное по заявлению ООО «Торговый дом «Топливное обеспечение аэропортов» к УФНС России по г. Москве о признании незаконным решения в связи с нарушением процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки.

Ответчиком в суд были представлены документы на открытие, ведение, распоряжение расчетными счетами организации ООО «Авиапроекты» в кредитных учреждениях, подписанные уполномоченным на то лицом Д. В судебном заседании было проведено предъявление для опознания подписей, выполненных от имени Д., находящихся на указанных документах, самой Д., проходящей по делу в качестве свидетеля. Осмотрев подписи, Д. уверенно заявила, что подписи ей не принадлежат и эти документы она не подписывала.

В процессе допроса Д. показала, что ООО «Авиапроекты» ей вообще не известно, о нем она узнала лишь при допросе в налоговой инспекции. Руководителем ООО «Авиапроекты» она никогда не являлась и в нем никаких должностей не занимала. Уже в течении 27 лет она работает в организации «Хотьковский Авиамост». Однако, ранее (в декабре 2001 г.) ею был утерян паспорт, в 2002 году ей был выдан новый. Видимо, старым паспортом и находящейся в нем подписью воспользовались другие лица. В результате рассмотрения дела суд не удовлетворил заявленные требования[462].

В случае сомнений при опознании документов и их реквизитов наилучшим способом решения проблемы является назначение судебно-почерковедческой либо судебно-технической экспертизы документов.

Ход и результаты опознания должны быть зафиксированы. Они отражаются в протоколе судебного заседания, протоколе допроса либо в отдельном протоколе (если предъявление для опознания производилось на месте). Техническими средствами фиксации служат те же, что используются при проведении судебного осмотра и судебного эксперимента.

В заключение следует отметить, что процесс опознания в цивилистическом процессе очень специфичен в зависимости от вида объекта опознания. Поэтому в дальнейшей перспективе возникает актуальность в разработке криминалистических рекомендаций для опознания основных типичных видов объектов, основанная на обобщении практики с учетом категорий гражданских дел. Этому весьма способствовала бы законодательная регламентация в цивилистическом процессе рассматриваемого судебного действия.

<< | >>
Источник: Жижина Марина Владимировна. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ КРИМИНАЛИСТИКИ В ЦИВИЛИСТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук.. 2016

Еще по теме Тактика предъявления для опознания в гражданском и арбитражном процессах:

  1. Глава 23. Тактика предъявления для опознания
  2. Организация и тактика предъявления для опознания человека, трупа, предметов и иных объектов
  3. Глава 5. Судебный эксперимент и предъявление для опознания в цивилистическом процессе
  4. Тактика судебного эксперимента в гражданском и арбитражном процессах
  5. Предъявление для опознания: понятие, условия, виды
  6. / /. Понятие и виды предъявления для опознания
  7. Особенности судебного допроса в гражданском и арбитражном процессах и основы тактики его проведения
  8. Глава 20. Психология предъявления объектов для опознания
  9. 1. Психологические особенности предъявления для опознания людей, предметов, участков местности
  10. Тактика назначения судебной экспертизы и привлечения специалиста к участию в гражданском и арбитражном процессах
  11. 7. Тема 8. Психологическая сущность предъявления для опознания
  12. ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС В АРБИТРАЖНОМ СУДЕ (КОНСТРУКТИВНАЯ КРИТИКА ДОКТРИНАЛЬНОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССА)
  13. Глава 4 Отдельные аспекты процесса доказывания в гражданском и арбитражном процессах
  14. Организация и тактика опознания человека по голосу, устной речи, походке