<<
>>

Цены для потребителей

Таблица

п/п

Дифференциация цен Цена за 1 м1 с НДС, коп.
Постановление НКРЭУ от 25.10.2008 № 1239 Постановление НКРЭУ от 13.07.2010 №812
1 Объем потребления не превышает 2500 м’ в гол:

при наличии газовых счетчиков

48,36 72.54
при отсутствии газовых сметчиков 53.16 79.80
2 Объем потребления не превышает 6000 м ‘ в год:

ври наличии газовых счетчиков

73,20 109,80
при отсутствии газовых счетчиков 80,52 120,78

Il/lllllo.i uo-liue ииіблиціїї

п/п

Дифференциация цен Цена за 1 м3 с НДС, коп.
Постановление НКРЭУ от 25.10.2008 № 1239 Постановление НКРЭУ от 13.07.2010 №812
3 Объем потребления не превышает

12 000 м' в год:

при наличии газовых счетчиков

при отсутствии газовых счетчиков

149.88

164.82

224.82

247,32

4 Объем потребления превышает

12 000 м’ в год:

при наличии газовых счетчиков

при отсутствии газовых счетчиков

179,04

196.86

268.56

295.41

Повое руководство Украины динамично реализует «задел» предыду­щего руководства в области интеграции энергетического рынка с энерге­тическим рынком Евросоюза. Поэтому, анализируя условия транзита российского газа через Украину в среднесрочной перспективе, следует исходить из европейских правил, которые несут в себе не только опреде­ленные проблемы, но и дополнительные рыночные возможности. Понят­но. что в ряде случаев апеллировать придется к структурам п регуляторам Евросоюза. В краткосрочной перспективе эволюция украинского энерге­тического рынка - электроэнергии, газа, нефти - будет продвигаться в русле политики Энергетического сообщества и при ограничениях ВТО и Договора к Энергетической хартии. Хотя о силе этих ограничений можно судить по неправовой процедуре реализации Кабинетом Министров Украины права уступки Газпромом долга РосУкрЭнерго и последующей реакции на арбитражное решение Сула при Стокгольм­ской торговой палате. Характерным для уровня понимания базовых меж­дународных договоров является высказывание одного из депутатов Вер­ховной Рады: «Все говорят - «Стокгольмский Суд». Но ведь на самом деле это арбитраж Стокгольмской торговой палаты. Я .пічно е ним стал­киваюсь впервые. Каков его статус, каков статус его решений, насколько они обязательны для исполнения государствами и отдельными лицами?» Для ответа па этот вопрос депутату достаточно было открыть Договор к Энергетической хартии, который Украина ратифицировала еще в октяб-

ре 1998 года. Украина также является членом ВТО (с 2008 года ) и имеет мандат в ЮНСИТРАЛ (до 2014 года). Отношение к решению Сток­гольмского арбитражного трибунала о незаконном изъятии НАК «Наф­тагаз Украины» принадлежащих РосУкрЭнерго 11 миллиардов кубоме­тров природного газа изменилось после его подтверждения Украинским хозяйственным судом, хотя подавалась апелляция на решение суда и об­ращение НАК «Нафтагаз Украины» в Верховный Суд Украины в связи с указанными решениями.

24 сентября 2010 года на 8-м Министерском Совете Энергетического сообщества подписан протокол о присоединении Украины в качестве дого­варивающейся стороны к этой международной организации. Решение было принято в декабре 2009 года, но прием отложили до принятия Укра­иной закона о рынке газа, отвечающего требованиям правового пакета Евросоюза для стран Юго-Восточной Европы. Этот закон был принят Вер­ховной Радой Украины в июле 2010 года. Теперь ей предстоит ратифици­ровать Соглашение об Энергетическом сообществе и имплементировать в свою правовую систему правовой пакет Евросоюза для Энергетического сообщества. Украина войдет в 8-й энергетический регион Евросоюза, в который входят балканские страны, Италия, Греция, Болгария, Румыния и Венгрия. 8-й Министерский Совет также принял решение о необходимо­сти имплементации «третьего правового пакета» для внутреннего энерге­тического рынка Евросоюза и директив об энергоэффективности.

Таким образом, Украина становится страной, где процесс балансиро­вания хозяйственных интересов Украины, России и Евросоюза на основе гармонизации правовых норм указанных субъектов позволит отработать международные механизмы регулирования энергетических рынков. Кон­структивное и сдержанное ведение политических переговоров является условием предотвращения споров и конфликтов в отношении транзита российского природного газа через Украину. Также Украине придется пересмотреть свое отношение к ЕГТСУ, поскольку управление ею в зна­чительной мере будет осуществляться независимыми регуляторами. Украина заинтересована в полной загрузке своей газотранспортной системы, что может быть достигнуто за счет транзитных объемов газа; импорт для потребления внутри страны предполагается сокращать. Поэ­тому крайне нежелательным для нее является российский газотранспорт­ный проект «Южный поток», который может существенно сократить

транзитные потоки и доходы ЕГТСУ. При этом умалчивается, что проект Евросоюза «Набукко» также приводит к уменьшению потребностей Европы в российском газе. Также забывается ннннннронанный Украиной проект «Белый поток», который предназначен для подачи газа Средней Азии и Закавказья через Грузию и Украину. Споры о «Южном потоке» и «Набукко» свидетельствуют о недостаточном осознании положений Энергетической хартии н договоров к ней самими ее авторами и участни­ками - Евросоюзом и Украиной. Согласно базовым принципам этих документов, следует поощрять конкуренцию в энергетическом секторе и не мешать хозяйствующим субъектам осуществлять своп бизнес-проек­ты. Трудно найти более яркий пример принципов диверсификации и кон­куренции. чем указанные газопроводы, особенно с учетом проектов транс- адрнатнчсских газопроводов, расположенных в 8-м энергетическом ре­гионе Евросоюза.

Проблемы и перспективы Энергетической хартии

В отношении Договора к Энергетической хартии известно множество спорных суждений, в том числе предвзятых н ошибочных. Например, что проблема ратификации ДЭХ Российской Федерацией состоит лишь в ее несогласии с отдельными положениями Протокола о транзите. Однако ДЭХ «богат» другими спорными нормами, среди которых более суще­ственные сюрпризы для развития международных отношений и позиций России на мировом энергетическом рынке таят в себе нормы о разреше­нии споров п о суверенитете над энергоресурсами.

Договор к Энергетической хартии относит разведку п добычу энерге­тических материалов и продуктов к «хозяйственной деятельности в энер­гетическом секторе». В этом смысле в части разведки и добычи «энерге­тические ресурсы» оказываются тождественными «энергетическим мате­риалам и продуктам», указанным в Приложении ЕМ к ДЭХ. Но в это приложение входят ядерные материалы, в том числе обогащенный уран, плутоний н даже «использованные топливные элементы ядерных реакто­ров», а также радиоактивные изотопы.

Суверенитету над энергетическими ресурсами посвящена статья 18 части IV «Прочие положения» Договора к Энергетической хартии.

В первой части данной статьи, с одной стороны, утверждается призна­ние государственного суверенитета и суверенных прав в отношении энер­гетических ресурсов[V] [VI]. С другой стороны, отмечается, что «суверенитет и суверенные права должны осуществляться в соответствии с нормами международного права и при их соблюдении»2.

Вторая часть статьи утверждает, что ДЭХ не затрагивает национальные нормы, регулирующие владение собственностью на энергетические ресур­сы. но... лишь в той мере, которая не причиняет ущерб «целям содействия доступу к энергетическим ресурсам, а также их разведке и разработке на коммерческой! основе». На практике эта норма «вскрывает» суверенитет государства над энергетическими ресурсами (не только минеральными, но и растительного происхождения). Третья часть статьи несколько уравно­вешивает давление предыдущих частей статьи на суверенитет государ­ства, оставляя ему право на управление территорией, на которой осущест­вляется коммерческая разведка и разработка недр. Но при этом, согласно части четвертої! рассматриваемой статьи, «договаривающиеся стороны обязуются содействовать' доступу к энергетическим ресурсам, inter alia', путем недискриминационного распределения на основе опубликованных критериев, разрешений, лицензий, концессий и контрактов на поиск и раз­ведку энергетических ресурсов или на их эксплуатацию или добычу».

Договор к Энергетической хартии изобилует «случайными небрежно­стями» в ущерб интересам собственников минерально-сырьевых ресур­сов и транзитеров энергетических материалов и продуктов. Поэтому

в будущем международном правовом документе на тему энергетической безопасности хотелось бы видеть раздел «суверенитета над природными ресурсами» именно в качестве отправного пункта н базового элемента всей остальной правової! конструкции.

На Конференции Энергетической хартии в Риме 9 декабря 2009 года было принято заявление, в котором выражалась готовность рассмотреть возможную модернизацию Договора к Энергетической хартии, «вклю­чая, помимо прочего, вопрос о целевом расширении его географического охвата». Действительно, трудно спорить с критиками Энергетической хартии, которые отмечают, что. несмотря на значительное число стран, ратифицировавших ДЭХ, среди них нет крупнейших производителен углеводородов. Очевидно, при расширении географического охвата ДЭХ эти страны будут достаточно внимательно изучать защищенность своего суверенитета на богатство своих недр. Признавая важность принципов, включая неднскрнмннанию и прозрачность, содержащихся в Концепту­альном подходе к новой правовой базе международного сотрудничества в сфере энергетики, предложенном 11резидентом Российской Федерации Д. А. Медведевым в апреле 2009 года. Конференция поручила постоян­ной Группе по стратегии изучить возможности в отношении модерниза­ции Процесса Энергетической хартии. Из текста и контекста заявления видно, что необходимость изменения 0( ионных документов Энергетиче­ской хартии ее участниками не ощущается. Конференция не случайно рядом с инициативой Президента Российской Федерации вспоминала о Принципах глобальной энергетической безопасности, принятых на сам­мите «Группы восьми» в Санкт-Петербурге в 2006 году. В принятом Санкт-Петербургском Плане совместных действий содержится следую­щее утверждение: «Мы поддерживаем принципы Энергетической хартии и усилия ее стран-участниц ио укреплению международного сотрудниче­ства в области энергетики».

Как известно. Договор к Знергетическоіі хартии, имеющий статус международного договора, был подписан 17 декабря 1994 года на Конфе­ренции Европейской знергетическоіі хартии, проходившеіі в Лиссабоне. Российская Федерация подписала ее, но не ратифицировала, объявив ее применение на временной основе, то есть в той мере, которая не противо­речит национальному законодательству, а 30 июля 2009 года Правитель­ство Российской Федерации заявило о решении не становиться участнн- ком Договора к Энергетической хартии и отказаться от его временного применения. Решение вступило в силу с 19 октября 2009 года. Тем самым был разрублен гордиев узел, который в последние годы только затягивал­ся, и переговорщикам с двух сторон было давно ясно, что консенсус между Евросоюзом и Российской Федерацией на основе этого документа и его институтов невозможен. Однако следует отметить, что и российская инициатива в виде «Концептуального подхода к новой правовой базе международного сотрудничества в сфере энергетики» не вызвала энту­зиазма со стороны руководства Евросоюза.

Российская делегация на Римской конференции Энергетической хар­тии сообщила, что в развитие инициативы Президента Российской Феде­рации готовится «Конвенция по обеспечению международной энергети­ческой безопасности» и договор о преодолении чрезвычайных ситуаций в транзите энергетических материалов и продуктов. Для предметной работы над указанными документами российская делегация сообщила о возможности выбора в качестве площадок Европейской экономической комиссии ООН, Международного энергетического форума и, возможно, Международного энергетического агентства. Одной из площадок для обсуждения могла бы стать Конференция по Энергетической хартии и ее рабочие органы. Такой подход показывал, что у российской стороны на тот момент был готов план последовательных действий, который должен был быть увязан с другой инициативой Президента Российской Федера­ции - проектом Договора о европейской безопасности. Очевидно, пло­щадки Энергетической хартии. Международного энергетического агент­ства для этого подходили мало. Кроме того, к тому времени ряд произво­дителей углеводородов, в том числе Туркменистан, уже обозначили свои позиции и приемлемый уровень для заключения такого международного соглашения - это Организация Объединенный Наций. Но поскольку вопрос безопасности транзита и транспортировки углеводородов не является только экономическим, то формат ЕЭК ООН также не вполне подходит, если, разумеется, не сужать задачу. Но тогда эта задача уже может быть адресована Всемирной торговой организации. Возможно, данная задача и не решается в один ход.

В Санкт-Петербургском университете финансов и экономики 13-15ок- тября 2010 года проходила 3-я международная конференция «Энергети­ка XXI века: экономика, политика, экология», на которой в качестве одного из ключевых докладчиков выступил генеральный секретарь Секретариата Энергетической хартии А. Мернье. Все элементы его пози ни и достаточно хорошо известны российским экспертам, однако в этот раз интерес пред­ставляла расстановка акцентов на проблемах и задачах глобальной энер­гетической безопасности. Как н ожидалось, они оказались смещены отно­сительно действительных проблем п источников разногласий по пра­вовым вопросам международного сотрудничества в сфере энергетики. В финале своего выступления генеральный секретарь приветствовал воз­можность начала рассмотрения в ноябре 2010 года российского проекта «Конвенции по обеспечению международной энергетической безопасно­сти», основные положения которого недавно были представлены в ОБСЕ п в Секретариате Энергетической хартии. Мотивы поведения руковод­ства Энергетической хартии понятны. Однако в отсутствие ясной недву­смысленной поддержки позиции России со стороны Европейской комис­сии, ЕврАзЭС, СНЕ ШОС, Казахстана, Азербайджана, Туркменистана, Украины возможен сценарий с попыткой вернуть Россию через ее ини­циативу к скрижалям Энергетической хартии, но эго будет выглядеть как второй подход к граблям.

Исторически сначала консолидировались импортеры энергоносите­лей, которые приняли свои документы и реализовали принципы энерге­тической безопасности со своей точки зрения, то есть импортеров нефти и газа. Сейчас постепенно формируется и консолидируется позиция стран-экспортеров энергоносителей. Этот процесс только начинается. В него вовлекаются новые мировые поставщики нефти п газа. Кроме того, практически созрел еще одни сектор - производителей энергии из возоб­новляемых источников. Можно предположить, что дальнейшая интегра­ция правовых систем в сере международного энергетического сотруд­ничества будет проходить в отраслевых и в региональных измерениях. Свести их к общему можно при эффективной координационной работе. На площадке ООН целесообразно закрепить только самые глобальные принципы. Институциональное оформление потребует создания само­стоятельной международной организации, которая будет расти из небольшого ядра участников путем присоединения других стран. В разви­тие данного подхода, возникшего в процессе работы российско-герман­ского сырьевого форума, появилась концепция Мирового энергетическо­го кодекса, предложенная Российским газовым обществом.

<< | >>
Источник: В.А. Язев. Международные организационно-правовые регуляторы энерге­тических рынков и транзита энергоносителей. 2010

Еще по теме Цены для потребителей:

  1. 75. Ответственность продавца (изготовителя) за просрочку выполнения требований потребителя и за нарушение прав потребителя
  2. Глава 19. Случайные блуждания и цены на фондовых рынках: учебник для начинающих инвесторов
  3. 59. Потребитель, продавец и изготовитель товара. Основные права потребителя
  4. Отраслевое рыночное равновесие Сущность равновесной цены. Последствия отклонения цены от равновесного уровня
  5. Рисунок 30 - Общая структура цены (Ип — издержки производства (себестоимость); П — прибыль; Нк — косвенные налоги, включаемые в структуру цены; Нпоср — надбавка оптового посредника; Ио-издержки обращения)
  6. Формирование и ведение перечня потребителей электрической энергии и перечня потребителей услуг по передаче электрической энергии в субъекте Российской Федерации, в отношении которых установлена обязанность предоставления обеспечения исполнения обязательств
  7. Статья 7.29.1. Нарушение порядка определения начальной (максимальной) цены государственного контракта по государственному оборонному заказу или цены государственного контракта при размещении государственного оборонного заказа Комментарий к статье 7.29.1
  8. § 3. Сущность цены. Методы ценообразования.
  9. 2.2 Определение форвардной цены
  10. Потребители
  11. Тема 18. Определение цены товара и порядка расчетов
  12. 7. Основные модели цены акций
  13. 6.4.ЦЕНЫ НА АКЦИИ И ФАКТОРЫ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ИХ УРОВЕНЬ.
  14. Приобретение материально-производственных запасов при использовании учетной цены
  15. 70. Расчеты с потребителем в случае приобретения им товара ненадлежащего качества