<<
>>

Сфера применения антимонопольных законов. Действие закона по кругу регулируемых отношений.

5.

6. Законы Казахстана,

Молдовы, России, Узбекистана и Украины регулируют две крупные группы отношений: 1) правоотношения, связанные с монополистической деятельностью, мерами государственного контроля за состоянием конкуренции на рынке и государствен­ной поддержки предпринимательства, включая меры по демо­нополизации (антимонопольная сфера в собственном смысле); 2) правоотношения, складывающиеся в связи с проявлениями недобросовестной конкуренции, которые не оказывают суще­ственного влияния на состояние рынка в целом, а заключают­ся в ведении конкурентной борьбы нечестными и незаконными методами. Законы Азербайджана и Беларуси ограничиваются собственно антимонопольной сферой, не касаясь вопросов недо­бросовестной конкуренции.

Следует отметить, что российский Закон не применяется к от­ношениям, связанным с монополистической деятельностью и не­добросовестной конкуренцией на финансовых рынках и рынках ценных бумаг. Применительно к финансовым рынкам в россий­ском Законе о банках и банковской деятельности имеется норма, запрещающая банкам использовать свои союзы, ассоциации и другие объединения для соглашений, направленных на монополи­зацию рынка банковских операций в вопросах установления про­центных ставок и размеров комиссионного вознаграждения, на ограничение конкуренции в банковском деле (ч. 1 ст. 31).

Законы других государств такого изъятия не содержат, причем в Законе Азербайджана прямо указано, что финансовые рынки входят в сферу его применения.

Все они, за исключением Казахстана, распространяют свое действие на товарные рынки. Поэтому в конечном счете сфера их применения зависит от того, какой смысл вкладывает законода­тель в понятие товара, т.е. включает ли он в это понятие ценные бумаги и финансовые ресурсы.

Закон Беларуси включает в понятие товара как ценные бума­ги, так и инвестиции, а Закон Украины - только ценные бумаги (при этом Закон Украины предусматривает возможность специ­ального регулирования другими законами отношений, связанных с монопольной деятельностью и недобросовестной конкуренцией на финансовых рынках и рынках ценных бумаг). Законы Молдовы и Узбекистана, используя понятие товарного рынка, никак его не определяют. Можно полагать, что в отсутствие прямых изъятий такой подход на практике будет означать расширительное толко­вание понятия товара и, следовательно, применение указанных законов ко всем отношениям, которые по своему характеру соот­ветствуют сфере их применения.

Закон Казахстана занимает в рассматриваемом вопросе двой­ственную позицию: в области поддержки предпринимательства и развития конкуренции он действует на рынке товаров, а в обла­сти предупреждения и ограничения монополистической деятель­ности и недобросовестной конкуренции - на рынке вообще. При этом Закон не содержит определения понятий товара и товарного рынка. Из этого можно заключить, что по крайней мере в сфере конкретного воздействия на поведение хозяйствующих субъектов действие Закона не ограничено никакими изъятиями, связанными с видами деятельности.

Следует отметить также, что все рассматриваемые законы применяются к отношениям, вытекающим из прав на изобрете­ния, товарные знаки и других исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, только в случае умышленного использования этих прав в целях ограничения конкуренции.

Наконец, в Законе Молдовы прямо указано, что он не рас­пространяется на сферу государственной монополии. В законах России и Беларуси предусмотрена возможность введения подоб­ных изъятий специальным решением парламента, азербайджан­ский Закон не применяется к естественным монополиям, которые согласно его ст.

11 регулируются в особом порядке.

Действие закона в пространстве. Все рассматриваемые законы распространяют свое действие на всю территорию соответству­ющего государства, причем если законы Молдовы и Казахстана упоминают лишь о республиканском рынке, то законы других го­сударств дают возможность гибкого установления границ реле­вантного рынка.

Следует отметить, что законодателями Азербайджана, Казах­стана, Молдовы, России и Узбекистана взята на вооружение ши­роко известная в зарубежной науке и практике «доктрина послед­ствий», которая означает, что антимонопольное регулирование может применяться к действиям и соглашениям, совершаемым (заключаемым) за рубежом, если их негативные последствия про­являются на национальном рынке.

Действие закона по лицам. Азербайджанский Закон содер­жит максимально широкую формулировку, согласно которой он распространяется на всех юридических и физических лиц (п. 1 ст. 2). Законы России и Узбекистана применяются к хозяйствую­щим субъектам, органам власти и управления, должностным ли­цам (ч. 2 п. 1 ст. 2 российского Закона, п. 1 ст. 1 узбекского Закона). Аналогичный перечень, за изъятием органов власти, содержит белорусский Закон (п. 1 ст. 3). Молдавский Закон распространяет­ся на субъекты предпринимательства и органы власти и управле­ния (п. 1 ст. 1).

Украинский Закон, согласно п. 1 ст. 2, применяется к отноше­ниям, в которых принимают участие предприниматели. Это озна­чает его применение и к другим субъектам (в том числе к органам власти и управления), когда они вступают во взаимоотношения с предпринимателями.

Закон Казахстана распространяется на органы государствен­ной власти и управления, организационно-управленческие обра­зования, хозяйствующие субъекты, независимо от форм их соб­ственности и подчиненности, и их должностных лиц (п. 1 ст. 2).

7. Определение доминирующего положения. Понятие домини­рующего положения является центральным понятием антимоно­польного законодательства. Наличие доминирующего положения представляет собой важнейший квалифицирующий признак, по которому, как мы увидим позднее, устанавливается противо­правность большинства деяний, объективно соответствующих со­ставам монополистических злоупотреблений, предусмотренных антимонопольными законами.

В большинстве рассматриваемых законов определение доми­нирующего положения строится на сочетании качественного и количественного критериев. Так, российский Закон определяет доминирующее положение как исключительное положение хо­зяйствующего субъекта на рынке определенного товара, дающее ему возможность оказывать решающее влияние на конкуренцию, затруднять доступ на рынок другим хозяйствующим субъектам или иным образом ограничивать свободу их экономической дея­тельности. Похожие определения дают законы Азербайджана, Беларуси, Узбекистана, Украины.

Количественный критерий выражается в установлении мини­мальной доли на рынке определенного товара, ниже которой по­ложение хозяйствующего субъекта не может быть признано до­минирующим. В Азербайджане, Казахстане, России, на Украине эта доля составляет 35%. При этом Закон Азербайджана преду­сматривает, что законодательством может быть установлена иная предельная доля, а Закон Украины допускает в виде исключе­ния из общего правила признание доминирующим положения хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке менее 35%. В законах Беларуси и Узбекистана конкретная цифра не указана. Право ее определения предоставлено антимонопольным органам. Особенностью российского и казахского законов является то, что помимо указанного нижнего предела в 35% Антимонопольный ко­митет вправе устанавливать верхний предел, при превышении которого в России наступает презумпция доминирующего поло­жения с возложением бремени доказывания его отсутствия на хо­зяйствующие субъекты, а в Казахстане доминирующее положе­ние признается автоматически. ГКАП России приказом от 3 июня 1994 г. № 66 (регистрационный № 589 от 3 июня 1994 г.) определил верхний предел в размере 65%.

В отличие от указанных выше стран, в Молдове принят чисто количественный способ определения доминирующего положения. Согласно п. 2 ст. 3 Закона Молдовы, не может быть признано до­минирующим положение хозяйствующего субъекта, доля кото­рого на рынке определенного товара не превышает 35%. При этом какие бы то ни было качественные признаки доминирующего по­ложения в Законе Молдовы отсутствуют, что на практике, по всей видимости, будет означать автоматическое признание доминиру­ющего положения, если доля хозяйствующего субъекта на рынке составляет более 35%.

II

<< | >>
Источник: Авилов Г.Е.. Избранное / Институт законодательства и сравнительного правоведе­ния при Правительстве Российской Федерации.. 2012

Еще по теме Сфера применения антимонопольных законов. Действие закона по кругу регулируемых отношений.:

  1. АНТИТРЕСТОВСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В АНГЛИИ И США. ЗАКОН ШЕРМАНА 1890 г., ЗАКОН КЛЕЙТОНА 1914 г. - ОСНОВА АМЕРИКАНСКОЙ СИСТЕМЫ АНТИМОНОПОЛЬНЫХ ЗАКОНОВ
  2. Статья 1. Сфера применения настоящего Федерального закона
  3. Статья 1. Сфера действия настоящего Федерального закона
  4. Статья 1. Сфера действия настоящего Федерального закона Комментарий к статье 1
  5. ПОСЛЕДСТВИЯ НАРУШЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНА И ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О БАНКАХ И БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ» О ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ СОГЛАСОВАНИИ ПРИОБРЕТЕНИЯ АКЦИЙ КРЕДИТНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
  6. Структура антимонопольных законов
  7. АНТИМОНОПОЛЬНЫЕ ЗАКОНЫ ГОСУДАРСТВ СОДРУЖЕСТВА[94]
  8. Стаття 4. Сфера Закону
  9. Сфера приложения закона возрастающей отдачи
  10. Сфера приложения закона возрастающей отдачи
  11. Стаття 1. Сфера застосування Закону
  12. Запреты, установленные законом о банкротстве в отношении кредиторов в процедуре внешнего управления (ст. 79,81 закона о банкротстве):
  13. 10. Пределы действия нормативных правовых актов во времени, пространстве и по кругу лиц, предметное действие.
  14. Статья 14.40. Нарушение антимонопольных правил, установленных федеральным законом, при осуществлении торговой деятельности Комментарий к статье 14.40
  15. 16.2. Нормативно-правовые акты и их виды. Понятие закона. Высшая юридическая сила закона. Виды законов. Система подзаконных актов РФ
  16. Федеральный закон «О теплоснабжении» — первые итоги применения