<<
>>

Правоспособность хозяйственных товариществ и обществ.

В соот­ветствии со статьей 49 ГК хозяйственные товарищества и общества, а также близкие к ним по природе производственные кооперативы наделены общей правоспособностью. Это решение законодателя можно признать одним из главных завоеваний Кодекса в деле соз­дания правовых основ цивилизованной экономики.

В признании за хозяйственными товариществами и обществами общей право­способности наше законодательство следует общемировой тен­денции, нашедшей свое наиболее яркое воплощение в директиве Совета Европейских сообществ № 68/151 (т.н. первой директиве по праву компаний)[72]. Положения директивы имплементированы в правовых системах всех государств Европейского союза. Даже консервативному британскому законодателю пришлось в связи с присоединением Соединенного Королевства к Европейским со­обществам фактически пожертвовать классическим правилом общего права об ultra vires[73]. При этом следует отметить, что к мо­менту принятия директивы принцип специальной правоспособ­ности юридического лица применялся в европейских странах да­леко не так буквально и строго, как это имело место в России до введения в действие части первой нового ГК[74]. Тем не менее архи­текторы масштабной программы гармонизации и сближения за­конодательства о компаниях стран ЕЭС сочли вопрос о правоспо­собности компаний настолько важным, что отдали ему приоритет перед многими другими насущными проблемами, поскольку огра­ничение правоспособности коммерческой организации уставными целями висит как дамоклов меч над каждой заключенной ею сдел­кой, нарушая стабильность экономического оборота. Кроме того, в предпринимательских отношениях велика опасность сознатель­ного использования ссылок на ограничение правоспособности са­мой организацией, заключившей сделку, с тем чтобы без лишних хлопот освободиться от договора, ставшего обременительным или невыгодным.

Законодательное признание принципа общей правоспособности коммерческой организации не означает, что для осуществления отдельных видов деятельности не может устанавливаться раз­решительный (лицензионный) порядок. Возможны и другие огра­ничения прав юридического лица, однако в соответствии с пунк-

том 2 статьи 49 ГК РФ они могут быть введены лишь в случаях и порядке, предусмотренных федеральным законом. Подобного ро­да ограничения, вызванные действительными или мнимыми сооб­ражениями общественной пользы, неизбежны в условиях любого правопорядка и, строго говоря, имеют лишь косвенное отношение к проблеме правоспособности юридического лица. Гораздо важ­нее, как законодателем и судебной практикой решается вопрос о возможностях и последствиях самоограничения прав коммерче­ской организации. В этом смысле новым Гражданским кодексом найден, как нам представляется, в целом разумный баланс. Как вытекает из положений статьи 173, учредители коммерческой организации вправе в учредительных документах ограничить ее правоспособность. Однако до тех пор пока не будет доказано, что контрагент знал или заведомо должен был знать об этих ограниче­ниях, они остаются внутренним делом этой организации, т.е. воз­можным предметом конфликта между учредителями (участника­ми) и исполнительным органом.

Сама же сделка, заключенная в нарушение установленных ограничений, недействительной быть признана не может.

Однако здесь очень много зависит от того, какие факты судебная практика будет расценивать как свидетельствующие об осведом­ленности контрагента о наличии ограничений прав организации. В настоящее время это пока неясно. Во всяком случае, в пункте 18 постановления Пленумов Верховного суда и Высшего арбитраж­ного суда от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»1 указания на этот счет отсутствуют. Поэтому есть вероятность, что установленная законом презумпция неосведом­ленности контрагента в судебной практике может постепенно превратиться в свою противоположность, то есть ответчику при­дется доказывать, что он не мог знать об ограничениях правоспо­собности. Это может произойти, если возобладает позиция тех, кто полагает, что осмотрительный предприниматель до заключе­ния сделки должен ознакомиться с учредительными документами своего контрагента, благо в силу принципа общедоступности учре­дительных документов он такую возможность имеет (по крайней мере, теоретически). Тогда любые ограничения правоспособности

коммерческой организации (как и полномочий ее органов), вклю­ченные в учредительные документы, автоматически приобретут правовое значение для третьих лиц, что фактически вернет нас к системе уставной правоспособности, от которой, казалось бы, Кодекс отказался.

На наш взгляд, духу статьи 49 ГК более соответствовал бы иной подход, в соответствии с которым риски, связанные с «доброволь­ным» ограничением правоспособности, должны в первую очередь лежать на организации, правоспособность которой таким образом ограничивается. Этот вывод подкрепляется и тем, что статья 173 совершенно определенно возлагает бремя доказывания осведом­ленности контрагента на истца. Следовательно, истец должен не просто продемонстрировать свой устав и убедить суд в том, что отдельные его положения достаточно определенно ограничивают цели деятельности организации, но и представить другие дока­зательства осведомленности контрагента (например, предъявить копию письма учредителей, направленного контрагенту до заклю­чения сделки и содержащего предупреждение о несоответствии планируемой сделки целям деятельности организации). В против­ном случае распределение бремени доказывания, установленное в статье 173, утратило бы всякий смысл. Следует также учитывать, что общая правоспособность коммерческих организаций является в ГК правилом, а возможность «самоограничения» - исключени­ем, допускаемым законом в интересах одной из сторон правоотно­шения. Если сторона желает воспользоваться установленным в ее интересах исключением, то и связанную с этим повышенную сте­пень заботливости (осмотрительности) должна проявлять именно она, а не третьи лица. Схожая позиция закреплена в статье 9 упо­мянутой выше директивы Совета ЕС, где прямо указано, что да­же опубликование учредительных документов (которое в странах Европейского союза обязательно) не создает презумпции осве­домленности третьих лиц о предусмотренных ими ограничениях полномочий органов хозяйственных обществ. Вывод о том, что при заключении каждой коммерческой сделки предприниматель, да­бы обезопасить себя от неприятных неожиданностей, должен ис­следовать объем правоспособности своего контрагента, был бы не только юридически неудачен, но и далек от потребностей реаль­ной жизни. Не правоспособность делового партнера должна вол­новать предпринимателя, а его платежеспособность и репутация.

<< | >>
Источник: Авилов Г.Е.. Избранное / Институт законодательства и сравнительного правоведе­ния при Правительстве Российской Федерации.. 2012

Еще по теме Правоспособность хозяйственных товариществ и обществ.:

  1. Вопрос 33. Что представляет собой хозяйственное общество и в чем состоит его отличие от хозяйственного товарищества?
  2. ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ТОВАРИЩЕСТВА И ОБЩЕСТВА
  3. О ДОСТОИНСТВАХ И НЕДОСТАТКАХ СИСТЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ТОВАРИЩЕСТВАХ И ОБЩЕСТВАХ
  4. ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ТОВАРИЩЕСТВА И ОБЩЕСТВА В ГРАЖДАНСКОМ КОДЕКСЕ РОССИИ [71]
  5. Хозяйственные товарищества и общества отнесены Кодексом к разряду коммерческих организаций.
  6. § 6. Особенности реорганизации и ликвидации хозяйственного товарищества
  7. § 1. Имущественные права участников хозяйственных обществ как элементы содержания корпоративных правоотношений 1. Критерии классификации имущественных прав участников хозяйственных обществ
  8. Понятие хозяйственного товарищества
  9. § 3. Имущество хозяйственных товариществ
  10. Раздел XIV. Хозяйственная деятельность Товарищества
  11. Фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества (ст. 1855 УК РФ)
  12. Хозяйственные (торговые) товарищества
  13. Подраздел 6. Законодательство о хозяйственных обществах § 1. Законодательство о статусе и видах хозяйственных обществ
  14. § 5. Ответственность участников хозяйственного товарищества
  15. § 4. Управление и ведение дел в хозяйственных товариществах
  16. Вопрос 17. Что представляют собой хозяйственные товарищества как субъекты корпоративного права?
  17. § 2. Особенности учреждения хозяйственных товариществ
  18. § 4. Проблема уСтавного каПитала хозяйСтвенных общеСтв в роССийСком Праве 1. Уставный капитал хозяйственных обществ по действующему законодательству