<<
>>

Постановка вопроса о системе оснований возникновения обязательств по советскому праву

Выше мы отметили самую тесную связь, которая существует между вопросом о системе оснований возникновения обязательств по со­ветскому гражданскому праву и основами социалистического строя,

на которые указывают ст.

2 и 4 Сталинской Конституции, а также между этим вопросом и целями хозяйственной жизни СССР, сфор­мулированными в ст. 11 Конституции. Вопрос о системе оснований возникновения обязательств может быть, таким образом, поставлен только как проблема диалектической связи между этими основами

и целями в области обязательственного права. Советское обязатель­ственное право является той частью советского гражданского права, которая направлена на регулирование динамики имущественных от­ношений в социалистическом хозяйстве — на имущественный оборот.

Наряду с обязательственным правом динамика имущественных от­ношений регулируется и некоторыми другими отраслями советского права, а именно — трудовым правом, колхозным правом, бюджетно­финансовым правом, отчасти административным правом и даже уго­ловным и судебным правом. Однако все перечисленные отрасли совет­ского права, так или иначе затрагивая эту область, делают это со своих

специальных точек зрения. Бюджетно-финансовое право регулирует

имущественные отношения с целью перераспределения государствен­ных доходов через бюджет, административное право — постольку, по­скольку имущественные отношения неотделимы от государственного управления, т.е. администрации, которая является организующей дея­тельностью государства1 и т.д. Обязательственное же право как часть

советского гражданского права регулирует динамику имущественных

отношений в социалистическом хозяйстве как таковую[146] [147]. Регулирова­ние динамики имущественных отношений составляет непосредствен­ную задачу обязательственного права, тогда как другие области права

касаются этих отношений лишь постольку, поскольку имущественные отношения неразрывно связаны с их специальными задачами. Так, на­пример, уголовное право рассматривает вопрос о конфискации иму­щества, следовательно, об определенной форме безвозмездного пере­хода имущества к государству, поскольку конфискация является ка­рательной мерой, установленной уголовным законом.

Движение имущественных отношений, регулируемое советским обязательственным правом, можно назвать советским гражданским оборотом. Необходимо лишь помнить, что понятие гражданского обо­рота применительно к социалистическому хозяйству и социалисти­ческому праву не имеет по существу ничего общего с понятием гра­жданского оборота в буржуазном гражданском праве. Принципиально

разница между понятием гражданского оборота в социалистическом

праве и тем же понятием в буржуазном праве та же, что и разница ме­жду социалистическим гражданским правом и буржуазным граждан­ским правом. Отметим, в частности, следующий весьма существенный пункт: гражданский оборот в социалистическом гражданском пра­ве не означает движения имущества в пределах г р а ж д а н с к о г о

об щес т в а, противопоставляемого государству; в социалистиче­ском обществе это противопоставление не имеет места. Важнейши­ми участниками социалистического гражданского оборота являются советское государство и его органы.

Сказанного достаточно для наших целей, так как позволяет нам, говоря об основаниях возникновения обязательств, не выходить из рамок гражданского права. Мы, таким образом, не ставим вопроса об основаниях возникновения налоговых отношений и т.д. Однако мы все же должны оговорить следующее. Мы не представляем себе разгра­ничения различных отраслей советского права наподобие шахматной

доски с резко очерченными и не знающими переходов из одной кле­точки в другую границами. Единство советского права находит, между прочим, свое выражение в том, что между отдельными его отраслями имеются не только точки соприкосновения, но и точки пересечения, которые не могут без ущерба для дела быть оторваны ни от одной, ни от другой отрасли. Специальной задачей научного исследования (выхо­дящей за пределы нашей задачи) является, в частности, вопрос о при­менении некоторых положений обязательственного права к отноше­ниям, которые находятся за пределами гражданского права, как, на­пример, обязательные поставки, налоговые отношения и некоторые

другие. В дальнейшем мы будем рассматривать лишь обязательствен­ные отношения в собственном смысле этого термина, т.е. лишь опре­деленный вид г р а ж д а н с к о - п р а в о в ы х отношений.

Мы указали выше на цели, которые преследуют обязательственные отношения в социалистическом советском хозяйстве. Рассмотрим те­перь в наиболее общем и предварительном виде вопрос о том, каким

образом эти цели увязаны с определенными фактическими составами, порождающими обязательственные отношения, для того, чтобы после

такого общего обзора перейти к уточнению системы оснований воз­никновения обязательств. При этом нашей задачей является именно поставить вопрос о системе, а не исследовать каждое основание в от­дельности. Исследование каждого основания в отдельности должно составить предмет самостоятельных монографий, посвященных таким

вопросам, как договор по советскому праву, причинение вреда и т.д.

Ст. 106 ГК РСФСР и соответствующие статьи гражданских кодек­сов других союзных республик следующим образом говорят о возник­новении обязательств по советскому гражданскому праву: «Обязатель­ства возникают из договоров и других указанных в законе оснований, в частности вследствие неосновательного обогащения и вследствие

причинения вреда».

Мы должны установить точный смысл этой статьи и ее значение

для советского обязательственного права в настоящее время.

Прежде всего отметим совершенно ясно выраженную в ней мысль.

Д о го во р, н е о с н о ва те ль н о е о б о г аще н и е, пр и -

чи нение вр еда друго му ли цу, а также и дру­г и е о с н о в а н и я, п о р о ж д а ю щ и е о б я з а т е л ь с т в а,

и м е ю т з н а ч е н и е т а к и х о с н о в а н и й п о т о м у, ч т о

э т о у с т а н о в л е н о з ак о н о м. Ст. 106 не говорит, что обяза­тельства возникают из закона. Она не противопоставляет закон дого­вору и т.д. и не ставит закон рядом с отдельными упомянутыми в ней

основаниями как одно из таких оснований. Напротив, ст. 106 подчер­кивает, что закон не является основанием в том специальном значе­нии, в котором мы пользуемся этим термином, т.е. не является фак­тическим составом, с которым связано возникновение тех или иных

обязательств. Закон стоит над этими основаниями. Те или иные фак­тические составы делаются ю р и д и ч е с к и м и ф а к т а м и лишь

потому, что закон связывает с ними возникновение обязательств.

Ст. 106 не дает систематической классификации оснований воз­

никновения обязательств. Она указывает на договор, на неоснова­тельное обогащение, на причинение вреда и отсылает к другим ука­занным в законе основаниям. Поскольку ст. 106 является введением к изложению норм обязательственного права, такой прием пред­ставляет известные удобства. Полное перечисление всех оснований очень загромоздило бы эту вводную по существу статью. Кроме то­го, при таком перечислении всегда есть опасность упустить какой-

либо отдельный случай возникновения обязательств, не подходящий под типовое и распространенное основание (например, под понятие

договора). Пропуск в случае исчерпывающего перечисления может

создать немалые затруднения для практики. К тому же невозмож­но требовать от закона, да притом настолько большого и сложного, как ГК, чтобы в процессе его подготовки была проделана исчерпы­вающая научная работа по выявлению всех фактических составов, с которыми в силу кодекса и других законодательных актов может быть связано возникновение обязательств.

Ст. 106 в качестве оснований возникновения обязательств особо

выделила договор, неосновательное обогащение и причинение вреда

другому лицу. В 1922 г., когда составлялся ГК, ничего другого написать

было нельзя. Ст. 106 выделила те три основания, которые были уре­гулированы в обязательственном праве самого Гражданского кодекса (договор - ст. 130-398, неосновательное обогащение - ст. 399-402,

причинение вреда - ст. 403-415). Ст. 106 не упомянула особо в каче­стве основания одностороннюю сделку, так как хотя односторонняя

сделка и является в силу самого Гражданского кодекса основанием

возникновения обязательства, но лишь в единичном случае (легат - ст. 423), а не в качестве основания, имеющего общее значение. Рав­ным образом ГК не упоминал особо и других оснований, признанных действующими в момент его издания законами, так как в то время еще не было достаточного материала для обобщения. Естественно, что ГК не мог упоминать про такие основания, которые выявились в дальней­шем развитии советского гражданского права (например, задержание,

предусмотренное Положением о трестах 1923 г.).

То обстоятельство, что ст. 106 выделила те основания возникнове­ния обязательств, которые фигурируют и в буржуазных гражданских

кодексах, ни в малейшей степени не идет вразрез с тем, что ГК был

и является социалистическим кодексом социалистического государ­ства в определенной фазе его развития, на определенном этапе социа­листического строительства. Что основания, указанные в ст. 106, с од­ной стороны, и договор, причинение вреда и неосновательное обога­щение по буржуазному праву, с другой стороны, глубоко различны, что они являются юридическими институтами различных социально­экономических систем, - первые - социалистической, вторые - ка­питалистической, - об этом свидетельствуют известные слова Лени­на в его записке к Курскому: «Мы ничего «частного» не признаем, для нас в с е в области хозяйства есть п у б л и ч н о - п р а в о в о е, а не

частное. Мы допускаем капитализм только государства... Отсюда рас­ширить применение государственного вмешательства в «частнопра­вовые» отношения, расширить право государства отменять «частные» договоры, применять не corpus juris romani к «гражданским правоотно­шениям», а наше р е в о л ю ц и о н н о е п р а в о с о з н а н и е.»1

На сессии ВЦИК IX созыва Ленин говорил о ГК: «Мы и здесь старались соблюсти грани между тем, что является законным удовлетворением любого гражданина, связанным с современным экономическим обо­ротом, и тем, что представляет собой злоупотребление нэпом, которое

во всех государствах легально и которое мы легализовать не хотим»[148] [149]. Гражданский кодекс, изданный в период перехода от военного ком­мунизма к новой экономической политике, к мирной работе по вос­становлению народного хозяйства, отражал ту задачу, которую тогда

поставил Ленин. «Военный коммунизм был попыткой взять крепость капиталистических элементов в городе и деревне штурмом, лобовой

атакой. В этом наступлении партия забежала далеко вперед, рискуя оторваться от своей базы. Теперь Ленин предлагал отойти немного назад, отступить на время поближе к своему тылу, перейти от штур­ма к более длительной осаде крепости, чтобы, накопив силы, вновь

начать наступление»[150].

Таким образом, ст. 106 ГК в момент своего издания отражала со­ответствующий этап социалистического строительства. Представ­ляя собой одно из звеньев в структуре советского права того периода, она была одним из положений советского социалистического права

на определенной фазе его развития.

В настоящее время ст. 106 явно и бесспорно устарела. Она не от­ражает действительного состояния советского обязательственного права. Само собой разумеется, формально все основания возникно­вения обязательств, устанавливаемые различного рода законодатель­ными актами, могут быть под нее подведены, так как она упоминает

«о других указанных в законе» основаниях. Но дело не в этом. Для то­го чтобы формально охватить всю систему оснований возникновения

обязательств, достаточно было бы сказать, что они возникают из ос­нований, указанных в законе. Для этого нет надобности выделять не­которые из этих оснований. Выделение в примерном списке тех или иных оснований преследует другую задачу: оно должно подчеркнуть

наиболее характерные фактические составы, с которыми закон свя­зывает возникновение обязательственных правоотношений. С этой

точки зрения ст. 106 в настоящее время, как это будет видно из даль­нейшего, уже не удовлетворяет своему назначению.

Для того чтобы подойти к разрешению вопроса о системе основа­ний возникновения обязательств по советскому праву, мы не можем

ограничиться тем материалом, который содержится в Гражданском ко­дексе. Необходимо привлечь и другой нормативный материал. Чтобы можно было обозреть этот материал в основных его контурах, прежде

чем располагать его в системе, которая ему присуща, сделаем попыт­ку установить, какие основания порождают обязательства, предназна­ченные служить указанным выше целям. После такой предваритель­ной разбивки мы сможем перейти к более подробной инвентаризации

этих оснований и к уточнению их взаимоотношений с целями обяза­тельств по советскому праву.

1. Среди тех целей, достижению которых служат обязательствен­ные отношения в СССР, основное значение имеет выполнение госу­дарственного плана народного хозяйства. Оно имеет основное зна­чение, во-первых, потому, что от выполнения плана зависит дости­жение всех других целей обязательственных правоотношений. План является предпосылкой для всякого рода имущественных отноше­ний, складывающихся в нашей стране, и для достижения всякого ро­да допустимых советским законом индивидуальных целей. В частно­сти, те конкретные цели, которые ставят себе отдельные граждане для удовлетворения своих материальных и культурных потребностей, мо-

гут быть достигнуты лишь благодаря тому, что выполнение государ­ственного плана народного хозяйства создает необходимые для этого

предпосылки. Выполнение плана, во-вторых, имеет основное значе­ние потому, что те конкретные конечные цели, которые преследуют­ся планированием в целом, не только являются предпосылками для

достижения других целей, которым могут служит обязательственные

правоотношения в СССР, но в значительной своей части непосред­ственно с ними совпадают. Так, выполнение планов внутренней тор­говли, т.е. снабжение потребителей определенными товарами, непо­средственно совпадает с целями, которые преследуют потребителя,

покупая необходимые им товары. «Социализм не может отвлекаться

от индивидуальных интересов. Дать наиболее полное удовлетворение этим личным интересам может только социалистическое общество.

Более того, - социалистическое общество представляет единственно прочную гарантию интересов личности»1.

Рассмотрение вопроса о том, что представляют собой государствен­ный народнохозяйственный план и отдельные плановые акты с юри­дической точки зрения, не входит в наши задачи. Самый вопрос отно­сится к области советского конституционного и административного

права2. Для нас существенно, что государственный народнохозяйствен­ный план не является, как утверждали вредители, началом, противо­положным праву, началом, вытесняющим право, что, наоборот, вы­полнение плана является задачей, которая обеспечивается, в частно­сти, и правовыми мероприятиями. План не только не вытесняет и не ведет к отмиранию права, наоборот, он требует укрепления социали­стической законности и определяет собой содержание советского пра­ва, которое имеет одной из своих важнейших целей обеспечение вы­полнения плана. Самое установление планов представляет собой со­вокупность определенных актов советской государственной власти, действующей в лице органов, наделенных соответствующей компе­тенцией. Кроме того, для нас существенно подчеркнуть характер пла­новых актов как актов, в конечном счете всегда конкретизированных и доведенных до указания каждому исполнителю совершенно опре­деленного практического задания, которое он может и должен выпол­нить. В своей речи на совещании хозяйственников 23 июня 1931 г. то­варищ Сталин сказал: «Было бы глупо думать, что производственный

Сталин. Вопросы ленинизма. 10-е изд. С. 602.

Советское государственное право / Под общ. ред. А.Я. Вышинского, 1938. С. 190-196.

план сводится к перечню цифр и заданий. На самом деле производ­ственный план есть живая и практическая деятельность миллионов людей. Реальность нашего производственного плана - это миллионы трудящихся, творящие новую жизнь. Реальность нашей программы -

это живые люди, это мы с вами, наша воля к труду, наша готовность

работать по-новому, наша решимость выполнить план»[151]. Народнохо­зяйственный план, конкретность и реальность плана, практические

задачи, которые он ставит перед живыми людьми, воля к его испол­нению представляют собой фундамент, на котором строятся много­численные обязательственные отношения в нашей стране.

Так как план сам является проявлением воли трудящихся, выра­женной в постановлениях, приказах и т.д. компетентных органов со­ветского государства и направленной на определенные задания, то ес­тественно, что и те обязательственные отношения, непосредственной целью которых является выполнение плана, возникают из волевых ак­тов, направленных на создание таких отношений. Такими волевыми

актами, поскольку они порождают юридические отношения, являют­ся юридические акты. Юридическим актом мы называем волеизъяв­ление, направленное на возникновение правоотношений либо на их

изменение или прекращение. Поскольку мы не предрешаем здесь во­проса (см. ниже III, 4) о том, какие акты порождают обязательства, на­правленные на выполнение плана, нам удобно пользоваться этим об­общающим понятием, которое обнимает собой как гражданско-право­вые акты (договор и одностороннюю сделку), так и соответствующие

акты органов власти (административные акты). Т а к и м о б р а - з о м, в э т о й ч а с т и п о с т а в л е н н а я н а м и п р о - б л е м а с в о д и т с я к с л е д у ю щ е м у: к а к и е а к т ы, а д м и н и с т р а т и в н ы е, л и б о с д е л к и (о д н о с т о - р о н н и е с д е л к и и д о г о в о р ы) с о з д а ю т о б я з а - т е л ь с т в е н н ы е п р а в о о т н о ш е н и я, н е п о с р е д -

с т в е н н о н а п р а в л ен н ые н а в ып о л н е н и е п л а - н о в ы х з а д а н и й?

Для ответа на этот вопрос надо остановиться на типичных случа­ях возникновения обязательств в различных областях нашего имуще­ственного оборота. Так как нашей задачей является лишь построение системы оснований возникновения обязательств, то мы не будем вхо­дить в рассмотрение контроверз по вопросу об отнесении того или ино­го обязательственного отношения к определенному типу (например,

к договорным обязательствам или к обязательствам из односторонне­го волеизъявления), если оба эти типа даны в нашем праве и помимо ответа на такой спорный вопрос. Указанного рода споры имеют в та­ком случае значение не для вопроса о с и с т е м е о с н о в а н и й, а лишь для частного вопроса о с у щ н о с т и данного института.

Социалистическое хозяйство, выполняя государственный план народного хозяйства и увеличивая общественное богатство, тем са­мым осуществляет неуклонный подъем благосостояния трудящихся,

обеспечивает все большее повышение материального и культурного

уровня их жизни.

Труд граждан, примененный в социалистическом хозяйстве к со­циалистической собственности, создает социалистический народный доход. Часть его идет на социалистическое воспроизводство, другая часть — на удовлетворение материальных и культурных потребностей граждан. Часть того, что гражданин получает, заключается в непосред­ственном пользовании общественной собственностью (например, бес­платное пользование домами отдыха, санаториями, музеями и т.д.),

другую часть он получает в виде личной собственности как свои тру­довые доходы. Получив в личную собственность свои трудовые дохо­ды в виде заработной платы, оплаченных трудодней колхозника, ав­торского вознаграждения и т.д., гражданин свободно распоряжается своим доходом для удовлетворения личных материальных и культур­ных потребностей. Социалистический строй, гарантируя каждому пра­во на труд, обеспечивает трудящемуся действительное удовлетворение его потребностей. Гражданин социалистического общества, обеспе­ченный и уверенный в собственной судьбе, имеет полную возможность распоряжаться личной собственностью для удовлетворения своих ма­териальных и культурных потребностей. Для этого он и вступает в обя­зательственные отношения, которые служат средством для получения необходимых ему вещей и услуг. Он волен также в порядке, указан­ном в законе, использовать свою личную собственность не только для удовлетворения своих строго индивидуальных потребностей и потреб­ностей членов своей семьи и других близких ему людей, но и для без­возмездного предоставления другим лицам возможности удовлетво­рить ту или иную их конкретную потребность или просто предоста­вить другим средства в личное распоряжение (например, по договору

дарения) для того, чтобы они сами использовали их на удовлетворе­ние личных потребностей.

Во всех этих случаях обязательственное отношение может возник­нуть лишь в результате определенного юридического акта (админист­ративного акта либо гражданской сделки), следовательно, всегда в ре­зультате определенного волеизъявления. Таким юридическим актом может быть административный акт, специально направленный на со­здание обязательственного отношения, предназначенного удовлетво­рить определенную потребность гражданина. Таким юридическим актом будет чаще всего договор между гражданином и какой-либо государственной, кооперативной или общественной организацией. Наконец, это может быть договор одного гражданина с другим. Обя­зательства, непосредственно направленные на удовлетворение мате­риальных и культурных потребностей граждан, так же как и обязатель­ства, непосредственно направленные на исполнение плана, возника­ют из юридических актов. Анализ того, из каких актов они возникают, приведет нас в дальнейшем к выводу, что эти обязательственные от­ношения представляют собой в вопросе об основаниях их возникно­вения определенное единство и являются поэтому тесным образом связанными друг с другом.

2. Социалистическое гражданское право знает не только обязатель­ства, направленные непосредственно на выполнение государственного

плана народного хозяйства и на удовлетворение конкретных матери­альных и культурных потребностей граждан, но и группу обязательств, непосредственной целью которых является охрана и обеспечение иму­щества советского государства, колхозов и других кооперативных и об­щественных организаций и имущества отдельных граждан. Эта охра­на вызывает к жизни ряд институтов, которые находят себе место и в административном и в уголовном праве, но занимают также большое место и в гражданском праве. Часть из них (и весьма важная) отно­сится к обязательственному праву. К их числу относятся обязательства из причинения вреда, обязательства из неосновательного обогащения и некоторые другие. Характерная особенность этих обязательствен­ных отношений состоит в том, что они по общему правилу возника­ют не из сделок, хотя в некоторых случаях сделка имеет косвенное значение при их возникновении. Поскольку цель этих обязательств

заключается в охране и обеспечении имущественного положения го­сударственного хозяйства, кооперативных организаций и отдельных граждан, само собой понятно, что они возникают при наличии фак­тических составов, свидетельствующих о необходимости такой охра­ны, а не из волеизъявлений, специально направленных на их создание. 164

3. Для того чтобы отдельный гражданин мог распоряжаться своим имуществом для достижения тех или иных поставленных им конкрет­ных целей, направленных на удовлетворение материальных и куль­турных потребностей его самого или других лиц, необходимо, чтобы

он имел для этого надлежащие средства. Обладание средствами гаран­тировано ему социалистическим обществом на началах, выраженных в Сталинской Конституции. Он пользуется принадлежащим ему в силу

ст. 118 Конституции правом на труд, т.е. правом на получение гаран­тированной работы с оплатой труда в соответствии с его количеством

и качеством. Нетрудоспособный по старости, болезни или инвалид­ности имеет право на материальное обеспечение (ст. 120). Наконец,

в силу ст. 122 Конституции, гарантирована государственная охрана интересов матери и ребенка. Из указанных статей Конституции вы­текает цель распределения между гражданами определенной части до­хода, получаемого социалистическим народным хозяйством в целом.

Для осуществления целей, вытекающих из указанных статей Консти­туции, советское право, в частности, использует и обязательственное право. Некоторые институты, предназначенные для достижения этих целей, у нас не принято относить к гражданскому праву (например, трудовой договор). Но другие институты обычно включают в состав

гражданского права (издательский договор, алименты). Из этих ука­заний уже видно, что обязательства этой группы возникают частью из

сделок, частью же из других оснований, которые нам придется кон­кретизировать ниже.

4.

<< | >>
Источник: Агарков М.М.. Избранные труды по гражданскому праву. 2012

Еще по теме Постановка вопроса о системе оснований возникновения обязательств по советскому праву:

  1. Система оснований возникновения обязательств по советскому гражданскому праву
  2. Обязательство по советскому гражданскому праву
  3. § 2. Возникновение и прекращение правосубъектности граждан по советскому праву
  4. Понятие основания возникновения обязательств
  5. § 3. Основания возникновения обязательства
  6. Обязательственное правоотношение: понятие и признаки 1.5. Основания возникновения обязательств и их классификация
  7. Классификация оснований возникновения обязательств в буржуазном праве
  8. III. ОснОВания ВОзникнОВения ОбязательстВ
  9. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СИСТЕМЫ СОВЕТСКОГО ПРАВА
  10. ПРАВООТНОШЕНИЕ ПО СОВЕТСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ ГЛАВА I
  11. 18.7. Понятие, основания и содержание материальной ответственности по административному праву
  12. С учётом неоднозначной оценки советского периода истории важ­ность приобретает вопрос о нравственно-правовых характеристиках пра­восознания советского народа.
  13. Н. ДЮВЕРНУА.. ОСНОВНАЯ ФОРМА Корреального Обязательства историко-юридическое и критическое исследование по римскому праву.1874, 1874
  14. Брауде И.Л.. Избранное: Очерки законодательной техники. Некото­рые вопросы системы советского права., 2010