<<
>>

Полномочия (компетенция) антимонопольных органов и формы их осуществления.

8.

9. Полномочия (компетенция) антимоно­польных органов определены антимонопольными законами с уче­том уже упомянутых задач и функций. Анализируемые законы четко разграничивают полномочия Антимонопольных комитетов и иных органов государства (администрации, арбитражных судов и судов общей юрисдикции).

Так, при осуществлении предварительного контроля за созда­нием, реорганизацией и ликвидацией хозяйствующих субъектов и их объединений антимонопольные органы дают лишь согласие на государственную регистрацию либо отказывают в выдаче со­гласия, если соответствующие действия приведут к ограничению конкуренции. Решения же о создании, реорганизации, ликвида­ции и о государственной регистрации принимают соответствую­щие органы исполнительной власти и местного самоуправления.

Антимонопольные законы всех государств не предоставили антимонопольным органам правомочий признавать недействи­тельными акты органов власти и управления, нарушающие анти­монопольное законодательство; принимать решения о признании недействительными гражданско-правовых договоров, о растор­жении договоров или о внесении в них изменений; о взыскании убытков. Такие решения принимаются только судами общей юрисдикции или арбитражными судами. Антимонопольные ор­ганы имеют в своем распоряжении такие средства воздействия, как дача предписаний, иных обязательных распоряжений хозяй­ствующим субъектам, государственным органам и органам мест­ного самоуправления о прекращении нарушений, восстановлении первоначального положения, разделении (разукрупнении) хо­зяйствующего субъекта, об изменении или расторжении проти­воречащих антимонопольному закону договоров, об отмене или изменении принятых с нарушением антимонопольного законода­тельства властных актов.

В случае же неисполнения предписаний (распоряжений) анти­монопольным органам предоставлено право принимать решения о наложении штрафа.

Почти во все антимонопольные законы включены нормы, пре­доставляющие антимонопольным органам право обращаться в суд или арбитражный суд с исками о признании актов или дого­воров недействительными и т.д., если предписания не исполнены, а также принимать участие при рассмотрении дел в суде или ар­битражном суде. Такие нормы имеют важное значение, так как арбитражными процессуальными кодексами соответствующих государств право государственных органов на предъявление ис­ков и участие в процессе поставлено в зависимость от того, преду­смотрены ли такие правомочия специальными актами об этих ор­ганах.

Все антимонопольные законы устанавливают право антимоно­польных органов требовать от хозяйствующих субъектов и госу­дарственных органов предоставления необходимой информации и право на беспрепятственный доступ к информации лиц, уполно­моченных этими органами.

Особо следует остановиться на предусмотренных законами правомочиях антимонопольных органов по текущему контролю за производством товаров (работ, услуг), за ценами на товары, про­изводимые хозяйствующими субъектами, занимающими домини­рующее положение.

Законы трех государств (Азербайджанской Республики, Республики Беларусь и Украины) предусматривают правомочия антимонопольных органов по ведению Государственного реестра или перечня хозяйствующих субъектов, занимающих доминиру­ющее положение.

Закон Азербайджанской Республики только упоминает полно­мочия государственного органа, реализующего антимонопольную политику, на ведение Государственного реестра предприятий-мо­нополистов, т.е. установление доминирующего положения пред­приятий на национальном рынке на основе статистических дан­ных. Обеспечивать этими данными антимонопольный орган обязан Государственный комитет республики по статистике (п. 2 ст. 16).

Согласно ст. 25 Закона Республики Беларусь Антимонопольный комитет формирует и ведет Государственный реестр хозяйству­ющих субъектов, занимающих доминирующее положение на то­варных рынках.

Антимонопольный комитет Украины в соответствии со ст. 3, 11 Закона Украины вправе определять монопольное положение предпринимателей на рынке. При этом монопольное положение предпринимателей на рынке продукции производственно-тех­нического назначения, а также при обращении капиталов опре­деляется в пределах территории Украины, а на рынке всех ви­дов товаров народного потребления, а также всех видов работ и услуг - в пределах административной области или автономии (район, населенный пункт). В последнем случае такие полномочия предоставлены как Антимонопольному комитету Украины, так и его территориальным управлениям. Можно полагать, что переч­ни предпринимателей, занимающих монопольное положение (до­минирующее положение), имеют прежде всего информационное значение.

Закон Российской Федерации, как и антимонопольные законы Казахстана, Молдовы и Узбекистана, не содержит аналогичных норм.

Однако Антимонопольному комитету России и его территори­альным управлениям полномочия по ведению Государственного реестра были предоставлены постановлением Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 20 января 1992 г. «О некоторых вопросах, связанных с деятельностью антимоно­польного комитета» и Указом Президента Российской Федерации от 24 августа 1992 г. № 915 об утверждении Положения о ГКАП. Последующие нормативные акты самого Антимонопольного коми­тета Российской Федерации установили механизм формирования и ведения Реестра, основания включения в Реестр хозяйствую­щих субъектов и последствия такого включения.

Возможны два подхода к целям формирования Государствен­ного реестра или перечня монополистов и к последствиям включе­ния в Реестр (перечень) хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение.

При одном подходе включение хозяйствующего субъекта в Реестр (перечень) не влечет для него автоматически отрицатель­ных последствий (введения контроля за производством, реали­зацией товаров, свободными ценами и т.д.). В этом случае Реестр не должен разглашаться (публиковаться) и выполняет лишь слу­жебные (информационные) функции. Для таких целей Реестр (пе­речень) может формироваться на основе статистических данных.

При другом подходе включение хозяйствующего субъекта в Реестр автоматически влечет для него отрицательные послед­ствия. При этом Реестр (перечень) должен формироваться в инди­видуальном порядке, т.е. для включения каждого предприятия в Реестр (перечень) должно приниматься мотивированное реше­ние (заключение) антимонопольного органа.

Хотя оба подхода допустимы, более предпочтительным, по на­шему мнению, выглядит первый, так как он в большей степени со­ответствует концепции анализируемых законов, направленных на ограничение, пресечение и предупреждение злоупотребления доминирующим положением.

Закон Республики Беларусь, видимо, отдает предпочтение первому пути, так как признание положения хозяйствующе­го субъекта доминирующим служит основанием для контроля, и только при обнаружении фактов злоупотребления применяются санкции (ст. 9).

Законы Азербайджанской Республики и Украины не опреде­ляют порядок и правовые последствия включения предприни­мателя в Реестр (перечень) монополистов, а соответствующими актами о формировании Реестра (перечня) и материалами прак­тики его применения авторы не располагают. Что касается опыта формирования и ведения Государственного реестра в Российской Федерации в 1992-1993 гг., то можно было полагать, что факти­чески произошло смешение двух упомянутых подходов, т.е., как правило, автоматическое (без анализа данных по конкретному предприятию) включение предпринимателей в Реестр на основе статистических данных и автоматическое наступление всех отри­цательных последствий такого включения. Неслучайно по пода­вляющему большинству дел, возбужденных предпринимателями в арбитражных судах, требования о признании недействительны­ми решений о включении их в Государственный реестр, и прежде всего в региональный его раздел, были удовлетворены арбитраж­ными судами.

В 1994 г. в Российской Федерации утратили силу нормативные акты, регулирующие ценообразование предприятий-монополи­стов (теперь не применяется декларирование повышения свобод­ных цен, не определяется предельный уровень рентабельности и т.д.), в связи с чем изменились не только значение Государственного реестра, но и критерии включения предприятий в Реестр. В соот­ветствии с изменениями, внесенными приказом ГКАП Российской Федерации от 10 февраля 1994 г. в Положение о Государственном реестре Российской Федерации объединений и предприятий- монополистов, для включения предприятий в Реестр применя­ется только количественный критерий - доля хозяйствующего субъекта на товарном рынке сопоставимых товаров, т.е. предпри­ятие включается в Реестр, если доля превышает 35%. Тем самым Реестр будет выполнять в основном информационные функции.

Наряду с общими положениями, использованными в антимоно­польных законах при определении полномочий антимонопольных органов, имеются и существенные отличия. При анализе норм антимонопольных законов, устанавливающих полномочия анти­монопольных органов, мы в этом разделе не касаемся полномочий о предварительном контроле, о принудительном разукрупнении (разделении), а также о поддержке предпринимателей, так как нормы об этих полномочиях анализируются в последующих раз­делах.

Закон Азербайджанской Республики особо оговаривает право органа, реализующего антимонопольную политику, требовать от Госкомитета по статистике представления статистических дан­ных, устанавливающих доминирующее положение предприятий, а также право получать от предприятий-монополистов отчеты о монопольных позициях своей деятельности (ст. 16).

Закон Республики Беларусь предусматривает ряд право­мочий антимонопольных органов по участию в приватизации: Антимонопольный комитет вправе проводить экспертизу и да­вать заключения по программам приватизации государственных объектов, участвовать в комиссиях по приватизации (ст. 16). Этой же статьей предусмотрено право Антимонопольного комитета Беларуси запрашивать у органов управления и хозяйствующих субъектов информацию для анализа уровня монополизации то­варных рынков.

Наряду с правомочиями антимонопольных органов законы Беларуси и Узбекистана включают норму об общественном кон­троле за соблюдением антимонопольного законодательства. В со­ответствии со ст. 14 Закона Беларуси общественным объедине­ниям - союзам и обществам потребителей, другим общественным объединениям, уставы которых ставят своей целью защиту по­требителей от злоупотреблений хозяйствующих субъектов, за­нимающих доминирующее положение, предоставлено право об­ращаться в суд с исками в защиту своих членов и других лиц, интересы которых ущемляются в результате нарушения анти­монопольного законодательства.

Общественные объединения наделены также правом прово­дить собственную экспертизу решений о создании, слиянии и при­соединении хозяйствующих субъектов на соответствие этих дей­ствий требованиям антимонопольного законодательства.

Согласно ст. 13 Закона Узбекистана, общественные объедине­ния, которые в соответствии с их уставами имеют целью содей­ствие развитию конкуренции и защиту интересов потребителей от монополистической деятельности, вправе совместно с соот­ветствующими органами осуществлять общественный контроль за соблюдением антимонопольного законодательства. При этом Закон не конкретизирует правомочия указанных объединений по осуществлению антимонопольного контроля, ограничиваясь ссылкой на то, что в своей деятельности они должны руководство­ваться действующим законодательством.

Статья 14 Закона Республики Казахстан предоставила Анти­монопольному комитету право заслушивать на заседаниях Анти­монопольного комитета должностных лиц органов государствен­ного управления, организационно-управленческих образований и хозяйствующих субъектов по вопросам, входящим в компетенцию Антимонопольного комитета.

Полномочия антимонопольных органов, предусмотренные Законом Российской Федерации, были существенно дополнены рядом законодательных и иных нормативных актов. Так, Закон о приватизации государственных и муниципальных предприятий и Государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий наделили антимонопольные органы полномочиями по участию в приватизации, в том числе антимоно­польные органы дают согласие на приватизацию предприятий, занимающих доминирующее положение, участвуют в составе ко­миссий по приватизации таких предприятий.

На Антимонопольный комитет России возложены также орга­низация работы Комиссии по товарным биржам, государственный контроль за соблюдением законодательства о защите прав потре­бителей.

Закон Украины предусматривает право антимонопольных ор­ганов принимать в пределах своих полномочий обязательные для исполнения распоряжения (ст. 12). Антимонопольные законы дру­гих государств используют для наименования таких актов анти­монопольных органов иной термин - «предписания».

III

<< | >>
Источник: Авилов Г.Е.. Избранное / Институт законодательства и сравнительного правоведе­ния при Правительстве Российской Федерации.. 2012

Еще по теме Полномочия (компетенция) антимонопольных органов и формы их осуществления.:

  1. Антимонопольные органы: система органов, порядок формирования, задачи и полномочия.
  2. Система и полномочия органов, осуществляющих управление в области охраны и использования земель. Органы общей и специальной компетенции.
  3. С целью осуществления своих полномочий орган земельного надзора вправе:
  4. § 4. Компетенция органов внутренних дел по осуществлению регистрации объектов и граждан, лицензионно-разрешительной деятельности
  5. Порядок принятия антимонопольными органами решений при нарушении антимонопольного законодательства.
  6. Органы, ведающие вопросами гражданства, их компетенция Полномочия органов, решающих вопросы гражданства Российской Федерации, определены главой 6 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации». Полномочными органами, ведающими делами
  7. Задачи и функции антимонопольных органов.
  8. Порядок формирования и подчиненность антимонопольных органов.
  9. Статья 23.48. Федеральный антимонопольный орган, его территориальные органы Комментарий к статье 23.48
  10. Виды актов антимонопольных органов, обжалуемые в су­дебном порядке.
  11. Обжалование решений и предписаний (распоряжений, ука­заний) антимонопольных органов.
  12. § 3. Компетенция органов Советского государства
  13. 4.3. Антимонопольный контроль над деятельностью органов власти
  14. 29.Компетенция и полномочия Великого князя Литовского как главы государства (XIV – середина XVI вв).
  15. Статья 14.40. Нарушение антимонопольных правил, установленных федеральным законом, при осуществлении торговой деятельности Комментарий к статье 14.40
  16. § 1. Правовой статус уполномоченных органов, их компетенция
  17. § 2. Система и полномочия органов управления
  18. 3. Структура и компетенция органов хозяйственных обществ
  19. Полномочия органов управления государственным имуществом
  20. Виды и формы парламентского контроля законодательных органов за исполнительными органами государственной власти в субъектах Российской Федерации