<<
>>

Переговоры о заключении договора. Преддоговорная ответственность

Институт преддоговорной ответственности (culpa in contrahendo) введен в гражданское право России Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ[46]. Соответствующие нормы закреплены в ст. 434.1 ГК РФ и регламентируют проведение переговоров о заключении до­говора.

Помимо этого, в раздел III ГК РФ введен комплекс иных норм, имеющих отношение к переговорам.

Нормы указанной статьи распространяются на переговоры о за­ключении договора независимо от того, был ли заключен сторонами договор по результатам переговоров.

В качестве общего правила п. 1 ст. 434.1 ГК РФ устанавливает, что граждане и юридические лица свободны в проведении перего­воров о заключении договора, самостоятельно несут расходы, свя­занные с их проведением, и не отвечают за то, что соглашение не до­стигнуто. При этом указано, что данные общие правила применяются постольку, поскольку иное не предусмотрено законом или договором.

Данные положения согласуются с п. 1 ст. 421 ГК, содержащим об­щие положения о свободе договора.

В ГК РФ закреплена обязанность сторон действовать добросо­вестно при вступлении в переговоры о заключении договора, в ходе их проведения и по их завершении.

Принцип добросовестности при ведении переговоров предпола­гает, что сторона, участвующая в переговорах, свободна проводить переговоры и не несет ответственности за недостижение согласия. Соответствующее толкование данного принципа вытекает из текста ст. 2.15 Принципов международных коммерческих договоров[47]. При этом следует отметить, что законодательное определение добросо­вестного ведения переговоров отсутствует.

В Гражданском кодексе указано на недопустимость недобросо­вестного поведения сторон при вступлении в переговоры о заклю­чении договора, в ходе их проведения и по их завершении. Закон содержит открытый перечень обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности:

• вступление в переговоры о заключении договора или их продол­жение при заведомом отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной;

• предоставление стороне неполной или недостоверной инфор­мации (в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой сто­роны);

• внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заклю­чении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать.

При этом при выявлении последних двух оснований действует презумпция недобросовестности стороны переговоров. В иных слу­чаях при разрешении споров о нарушениях в ходе ведения перего­воров добросовестность стороны предполагается. Как указал Вер­ховный суд РФ, на истце лежит бремя доказывания того, что, вступая в переговоры, ответчик действовал недобросовестно с целью при­чинения вреда истцу (п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7)[48].

Сторона переговоров должна обеспечить конфиденциальность информации, которая становится ей доступной в ходе переговоров.

Конфиденциальность информации — обязательное для выпол­нения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя (п. 7 ст.

2 Федерального закона «Об информа­ции, информационных технологиях и о защите информации»[49]).

За недобросовестное ведение или прерывание переговоров наступает гражданско-правовая ответственность в виде возмещения убытков.

В п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 указы­вается, что при возмещении убытков нужно следовать общему пра­вилу: потерпевший должен оказаться в положении, в котором на­ходился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом. Соответствующее толкование закона вытекает из со­держания абз. 2 п. 2 ст. 393 ГК РФ.

К убыткам могут относиться расходы, понесенные в связи с ве­дением переговоров, расходы по приготовлению к заключению до­говора, а также убытки, понесенные в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом.

Правом на возмещение убытков также обладает сторона, кото­рая предоставила контрагенту конфиденциальную информацию в случае, если контрагент раскрыл такую информацию или использовал ее для своих целей. При этом не имеет правового значения, был ли по результатам переговоров заключен договор или нет. В случае разгла­шения конфиденциальной информации пострадавшая сторона также может потребовать пресечения разглашения конфиденциальной ин­формации, в частности, в случае возникновения реальной угрозы нару­шения указанного выше негативного обязательства (п. 6 ст. 393 ГК РФ).

Требование о возмещении убытков может быть заявлено также в случае, когда сторона отказывается заключить договор из-за того, что контрагент сообщил неполную или недостоверную информацию. Истцом в такой ситуации выступает дезинформированная сторона.

Помимо убытков, пострадавшая сторона также вправе потребо­вать возмещения вреда из деликтного обязательства по правилам гл. 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда».

Требование о возмещении убытков не может быть предъявлено к гражданам, признаваемым потребителями в соответствии с законо­дательством о защите прав потребителей (п. 6 ст. 434.1 ГК РФ).

ГК РФ предоставляет сторонам право заключить соглашение о по­рядке ведения переговоров.

Соглашение не может изменять императивные требования, со­держащиеся в п.п. 1-4 ст. 434.1 ГК РФ. Условия соглашения о порядке ведения переговоров, ограничивающие ответственность за недо­бросовестные действия сторон соглашения, ничтожны.

Соглашение о порядке ведения переговоров может конкретизи­ровать требования к добросовестному ведению переговоров, уста­навливать порядок распределения расходов на ведение перегово­ров и иные подобные (т.е. относящиеся к переговорам) права и обя­занности. Кроме того, соглашение может устанавливать неустойку за нарушение предусмотренных в нем положений.

В качестве норм, направленных на защиту интересов стороны на этапе заключения договора, также необходимо назвать положе­ния ст. 431.2 ГК РФ «Заверение об обстоятельствах».

Сторона, которая при заключении договора дала другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора или для его исполнения, обязана возме­стить другой стороне, разумно полагавшейся на соответствующие заверения, причиненные этим убытки. Обязанность возместить убытки не зависит сама по себе от факта признания договора неза­ключенным или недействительным.

К числу обстоятельств, имеющих значение для заключения или исполнения договора, закон относит обстоятельства, относящиеся к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицен­зий и разрешений, обстоятельства о финансовом состоянии стороны.

В соответствии с п.п. 2-3 ст. 431.2 ГК РФ добросовестная сторо­на, полагавшаяся на недостоверные заверения контрагента, также вправе отказаться от договора, а в случае, когда такой договор был заключен под влиянием обмана или существенного заблуждения, вызванного недостоверными заверениями контрагента, вместо отказа от договора потребовать признания договора недействитель­ным по правилам ст.ст. 178-179 ГК РФ.

Такие правовые последствия, как обязанность возместить убыт­ки или уплатить неустойку, а также право на отказ от договора, при­меняются к стороне, давшей недостоверные заверения при осущест­влении предпринимательской деятельности, а равно и в связи с кор­поративным договором либо договором об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества независимо от того, было ли ей известно о недостоверности таких заверений (п. 4 ст. 431.2 ГК РФ). Данная норма является диспозитивной и может быть изменена соглашением сторон. В указанных случаях предполагается, что сторона, предоставившая недостоверные заверения, знала, что другая сторона будет полагаться на такие заверения.

Список рекомендуемой литературы

Будылин С.Л. Деликт или нарушение договора? Заверения и га­рантии в России и за рубежом // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2016. № 3. С. 96-133. № 4. С. 52-111.

Дегтярев С.Л., Боярский Д.А. Недобросовестное прекращение пе­реговоров как основание гражданско-правовой ответственности // Арбитражный и гражданский процесс. 2016. № 8. С. 50-54.

Демкина А.В. Преддоговорные споры // Российская юстиция. 2016. № 10. С. 10-13.

Малеина М.Н. Переговоры о заключении договора (понятие, пра­вовое регулирование, правила) // Журнал российского права. 2016. № 10. С. 36-46.

Хохлов В.А. Юридически значимые заверения в гражданском пра­ве России // Журнал российского права. 2016. № 2. С. 63-71.

Шмелев Р.В. Принцип добросовестности сторон и процесс заклю­чения гражданско-правового договора в гражданском праве РФ // СПС КонсультантПлюс.

Материалы судебной практики

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодек­са Российской Федерации об ответственности за нарушение обяза­тельств» // СПС КонсультантПлюс.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданско­го кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполне­нии» // СПС КонсультантПлюс.

Контрольные вопросы

1. Какие нормы гл. 59 ГК РФ не применяются к отношениям, свя­занным с причинением вреда недобросовестным поведением при проведении переговоров?

2. Какие способы защиты может использовать сторона, которая заключила договор в результате недобросовестного поведения од­ной из сторон переговоров?

3. Каковы критерии определения поведения стороны как добросо­вестного на этапе осуществления переговоров о заключении договора?

Практические задания

1. Подготовьте сравнительно-правовой анализ правил взыска­ния убытков по ст. 431.2 ГК РФ и правил, содержащихся в ст. 393 ГК РФ.

2. Подготовьте сравнительно-правовой анализ правового регу­лирования института ведения переговоров о заключении договора в России и в Европе.

3. Проанализируйте судебную практику по вопросам о пред­договорной ответственности, сформировавшуюся до 08.03.2015. Выскажите свое мнение относительно сохранения или изменения практики судов в связи с введением института culpa in contrahendo в российское право.

4. Решите задачи.

Задача 1

ООО «Союз» обратилось в суд с иском к ООО «Пилот» о возмещении убытков в связи с отказом ответчика от заключения договора. В иске было указано, что в ходе переговоров о заключении договора ответчик отказался от дальнейшего обсуждения условий будущего договора; о причинах отказа от переговоров ООО «Пилот» не сообщило. Ответ­чик с иском не согласился и указал, что его вина в прекращении пере­говоров отсутствует и в соответствии с принципом свободы договора он имел право прервать преддоговорный процесс по собственной инициативе.

Как распределяется бремя доказывания добросовестности сто­рон переговоров? В каких случаях поведение ООО «Пилот» будет считаться недобросовестным? Будет ли ответчик освобожден от ответственности, если докажет отсутствие своей вины в от­казе от переговоров?

Задача 2

Решением суда ООО «Техсервис» было отказано в возмещении убытков с ООО «Звезда» на основании ст. 431.2 ГК РФ. Как указал суд, истцом не был доказан факт несения расходов в связи с веде­нием переговоров или в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом. В апелляционной жалобе истец указы­вал, что в связи с недобросовестным поведением ответчика истец был вынужден отказаться от заключения договоров технического обслуживания имущества третьего лица, поскольку выполнять соот­ветствующие работы без ремонтного оборудования, изготавливае­мого ответчиком, невозможно. Поскольку соответствующая деятель­ность является для истца основным видом деятельности и с учетом того, что в течение пяти лет такие переговоры неизменно приводили к заключению аналогичных договоров, сам факт отказа ООО «Звезда» от переговоров и от заключения договора подряда на изготовление ремонтного оборудования позволяет ООО «Техсервис» требовать возмещения причиненных убытков. Кроме того, истец просил учесть, что на территории г. Энска ООО «Звезда» является единственным по­ставщиком необходимого ООО «Техсервис» оборудования.

Оцените доводы апелляционной жалобы. Имеются ли основания для отмены решения суда?

3.3.

<< | >>
Источник: Гройсберг, А. И., Ерахтина, О. С., Кондратьева, К. С.. Договорное право. 2016

Еще по теме Переговоры о заключении договора. Преддоговорная ответственность:

  1. Статья 5.28. Уклонение от участия в переговорах о заключении коллективного договора, соглашения либо нарушение установленного срока их заключения Комментарий к статье 5.28
  2. Какие действия при проведении переговоров о заключении договора относятся к недобросовестным?
  3. 2. Проведение переговоров и заключение соглашения
  4. Общие положения о заключении договора и признание договора незаключенным
  5. Считается ли заключенным договор управления, в котором не определена цена договора?
  6. 9.6. Ведение переговоров 9.6.1. Создание атмосферы переговоров
  7. Глава III. Условия действительности договора, его содержание, заключение договора § 1. Условия действительности договоров
  8. Статья 5.29. Непредоставление информации, необходимой для проведения коллективных переговоров и осуществления контроля за соблюдением коллективного договора, соглашения Комментарий к статье 5.29
  9. ПРЕКРАЩЕНИЕ ДОГОВОРА УПРАВЛЕНИЯ МНОГОКВАРТИРНЫМ ДОМОМ, ОСОБЕННОСТИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ДОГОВОРА
  10. 1.2. Заключение договора
  11. Тема 11. Заключение торговых договоров
  12. 94. Место заключения договора
  13. Способы заключения торговых договоров
  14. Правовое регулирование заключения договоров
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ
  16. Может ли собственник нежилого помещения отказаться от заключения договора управления с управляющей организацией, выбранной на общем собрании, если им ранее заключен договор на обслуживание, содержание, ремонт сдругой организацией?
  17. 93. Момент заключения договора
  18. 92. Договоры, обязательные к заключению
  19. Каковы последствия совершения недобросовестных действий при заключении договора?