<<
>>

НОВЫЕ ОБЪЕКТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВ1

Обсуждаемый ныне Проект части четвертой ГК РФ содержит положения о шести институтах, которые в настоящее время либо вовсе никак не урегулированы, либо урегулированы явно недо­статочно. Это смежное право изготовителя базы данных (§ 5 главы 71), смежное право публикатора произведения науки, литературы или искусства (§ 6 главы 71), право на секреты производства, или ноу-хау (глава 75), право на фирменное наименование (§ 1 главы 76), право на коммерческое обозначение (§ 4 главы 76), право на доменное имя (§ 5 главы 76).

Три из перечисленных институтов не являются абсолютно новыми для российского права. Исключительное право на фир­менное наименование коммерческой организации уже признано

статьей 54 ГК РФ, которая содержит также основные принципы защиты этого права. Исключительное право на коммерческое обозначение в Кодексе прямо не закреплено, хотя и неоднократно упоминается по тексту главы 54, посвященной договору коммер­ческой концессии. Секреты производства (ноу-хау) не являются по российскому законодательству объектами исключительных прав, но пользуются правовой охраной в качестве сведений, со­ставляющих коммерческую тайну (в соответствии со статьей 39 ГК РФ, ФЗ «О коммерческой тайне», ФЗ «Об информации, инфор­матизации и защите информации», статьей 10 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»). Остальные три института представляют собой абсолютные новеллы в российском законодательстве.

Фирменное наименование

Несмотря на то что исключительное право на фирменное наи­менование было закреплено еще в части первой Гражданского кодекса, правовое регулирование отношений, связанных с ис-

пользованием и защитой фирменных наименований, в российском законодательстве практически отсутствует, если не считать от­дельных положений ГК РФ о договорах продажи предприятия и коммерческой концессии, а также формально сохраняющего свое действие Положения о фирме, утвержденного Постановлением ЦИК и СНК СССР от 22 июня 1927 г., которое уже совершенно не соответствует современным правовым и экономическим реалиям.

Проект части четвертой ГК РФ исходит из того, что Кодексом

должны быть установлены основные требования к содержанию

фирменного наименования, которые могут конкретизироваться в специальных законах об отдельных видах коммерческих органи­заций («О банках и банковской деятельности», «О производствен­ных кооперативах», «О сельскохозяйственной кооперации» и т.д.). При этом Проектом ФЗ «О введении в действие части четвертой ГК РФ» предусмотрены положения, унифицирующие нормы о фирменном наименовании, которые в настоящее время содержат­ся в этих и других федеральных законах («Об акционерных обще­ствах», «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О го­сударственных и муниципальных унитарных предприятиях»), а также гармонизирующие их с нормами ГК РФ.

В отношении требований, предъявляемых к содержанию фир­менного наименования, Проект части четвертой ГК РФ решает три важные проблемы:

язык, на котором выражено фирменное наименование. Проект позволяет коммерческим организациям иметь как полные, так и сокращенные фирменные наименования на языках народов РФ и иностранных языках при том, что наличие полного фирменного наименования на русском языке является обязательным;

условия использования иностранных заимствований в фир­менном наименовании, выраженном на русском языке или на язы­ке народа РФ;

недопустимость включения в фирменное наименование элемен­тов, способных создать впечатление о принадлежности коммерче­ской организации к публичным образованиям, международным организациям и общественным объединениям либо противореча­щих общественным интересам, а также принципам гуманности и морали.

С учетом действующего порядка государственной регистрации юридических лиц, не предусматривающего такого основания для

отказа в регистрации, как несоответствие фирменного наимено­вания установленным требованиям, Проект предоставляет ре­гистрирующему органу право на предъявление в суд иска о по­нуждении коммерческой организации к изменению фирменного

наименования, не соответствующего требованиям закона.

Проект не содержит абсолютного запрета на использование коммерческой организацией фирменного наименования, иден­тичного ранее зарегистрированному фирменному наименованию другой коммерческой организации или сходному с ним до степени смешения. Использование такого фирменного наименования мо­жет быть признано нарушением исключительного права на ранее зарегистрированное фирменное наименование только в том слу­чае, если оба правообладателя осуществляют аналогичную дея­тельность. Таким образом, Проект допускает сосуществование

нескольких самостоятельных исключительных прав на иден­тичные фирменные наименования, если несовпадение осущест­вляемой правообладателями деятельности позволяет избежать их смешения, несмотря на тождество фирменных наименований.

Разработчиками Проекта в полной мере воспринято превали­рующее в последнее время в отечественной доктрине представле­ние о невозможности распоряжения исключительным правом на фирменное наименование в силу того, что фирменное наименова­ние является средством индивидуализации юридического лица как субъекта гражданских прав и, следовательно, неразрывно связано с этим субъектом. Норма, запрещающая распоряжение исклю­чительным правом на фирменное наименование, предусмотрена пунктом 2 статьи 1474 Проекта, а в ее развитие проект Вводного за­кона предполагает внесение соответствующих изменений в целый ряд положений первых двух частей ГК РФ (статьи 132, 559, 1027 и др.), которые в той или иной форме допускают возможность рас­поряжения исключительным правом на фирменное наименование.

Коммерческое обозначение

В отличие от фирменного наименования, коммерческое обо­значение представляет собой средство индивидуализации не субъекта, а объекта гражданских прав - торгового, промышлен­ного или иного предприятия (магазина, ресторана, предприятия бытового обслуживания и т.д.). Исключительное право на коммер­ческое обозначение может принадлежать юридическим лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, а также индивидуальным предпринимателям. Право на коммерческое обо­значение - это своего рода аналог известного в мировой практике «права на вывеску». Такое право возникает в силу самого исполь­зования обозначения и не подлежит обязательной государствен­ной регистрации. Вместе с тем исключительное право возникает не на любое обозначение, а лишь на такое, которое обладает до­статочными различительными признаками и отвечает критерию известности, означающему, что его употребление правооблада­телем для индивидуализации принадлежащего ему предприятия должно быть известным в пределах определенной территории. Очевидно, что указанные требования имеют оценочный характер. Поэтому можно полагать, что на практике исключительное право на то или иное коммерческое обозначение может объективно про­являться в двух случаях: во-первых, когда возникает спор о праве на то или иное коммерческое обозначение, и в результате такого спора исключительное право на коммерческое обозначение при­знается судом за определенным лицом, а во-вторых, когда имуще­ственная ценность коммерческого обозначения признается контр­агентом правообладателя при заключении гражданско-правовых договоров.

Коммерческое обозначение в принципе является отчуждаемым объектом гражданских прав. Однако забота об интересах потре­бителей, в сознании которых каждое отдельное предприятие, а зачастую и состоящая из многих однотипных предприятий тор­говая сеть естественным образом ассоциируется с определенной вывеской, диктует необходимость установления ограничений как на способы распоряжения исключительным правом на коммерче­ское обозначение, так и на переход коммерческого обозначения от правообладателя к другим лицам по иным основаниям. Проект предусматривает два вида таких ограничений. Во-первых, пере­ход исключительного права на коммерческое обозначение как по договору, так и по любым другим основаниям (от наследования по закону до обращения взыскания на имущество должника) до­пускается только в составе того предприятия, для индивидуали­зации которого такое обозначение используется. При этом, если коммерческое обозначение используется для индивидуализации нескольких предприятий, переход исключительного права на ком­мерческое обозначение к другому лицу в составе одного из пред­приятий лишает правообладателя возможности использовать это коммерческое обозначение для индивидуализации всех осталь­ных его предприятий. Во-вторых, ограничивается возможность выдачи лицензий на использование коммерческого обозначения. Правообладатель может предоставить другому лицу право ис­пользования своего коммерческого обозначения исключительно в порядке и на условиях, предусмотренных договорами аренды

предприятия и коммерческой концессии.

Рассматривая положения Проекта части четвертой ГК РФ о фирменных наименованиях и коммерческих обозначениях, следу­ет особо обратить внимание на статьи 1476 и 1541, решающие очень важную практическую проблему коллизии прав на фирменное наименование, коммерческое обозначение и товарный знак в тех случаях, когда эти средства индивидуализации полностью или ча­стично совпадают, а исключительные права на них принадлежат разным лицам. Согласно указанным нормам Проекта, тот право­обладатель, чье исключительное право возникло раньше, может при возникновении подобных коллизий требовать в судебном по­рядке запрета на использование другим лицом, осуществляющим аналогичную деятельность, своего фирменного наименования или коммерческого обозначения либо отдельных их элементов в соста­ве соответствующего средства индивидуализации, используемого другим лицом.

Ноу-хау

Как уже упоминалось выше, секреты производства (ноу-хау) пользуются по действующему российскому законодательству правовой охраной в качестве информации, составляющей коммер­ческую тайну. Однако в Проекте части четвертой ГК РФ сделана попытка повысить уровень их охраны путем закрепления на них исключительного права. Формальное признание секретов произ­водства объектами исключительных прав означает прежде всего расширение набора способов правовой защиты, которыми могут пользоваться обладатели секретов, поскольку к секретам произ­водства будут применяться многие из общих положений о защите исключительных прав, сформулированные в статье 1252 Проекта. Вместе с тем следует признать, что исключительное право на се­креты производства обладает определенной спецификой, отлича­ющей его от исключительных прав на другие объекты. Во-первых,

исключительное право на один и тот же секрет производства может одновременно принадлежать нескольким лицам, которые добросовестно и независимо друг от друга стали обладателями сведений, составляющих этот секрет. Во-вторых, своеобразие ис­ключительного права на секрет производства состоит в том, что в соответствии со статьей 1467 Проекта нарушение этого исключи­тельного права может быть одним из оснований его прекраще­ния.

Еще одна проблема, пока еще не в полной мере решенная Проектом, касается самого определения понятия секрета производ­ства (ноу-хау) и установления его соотношения с понятием коммер­ческой тайны. Как следует из пункта 2 статьи 3 ФЗ «О коммерче­ской тайне», эти понятия не являются тождественными, поскольку секреты производства рассматриваются в качестве одного из ви­дов информации, составляющей коммерческую тайну. Однако то определение, которое содержится сегодня в статье 1465 Проекта части четвертой ГК РФ, фактически распространяет правовой режим секретов производства на любую информацию, составля­ющую коммерческую тайну, что вряд ли верно.

Право изготовителя базы данных

Две существенные новеллы Проекта - смежное право изго­товителя базы данных и смежное право публикатора на про­изведение науки, литературы или искусства - были в некото­ром смысле «подсказаны» разработчикам Проекта Директивами Европейского союза.

Специальное право изготовителя базы данных на состав­ляющие базу материалы, существующее независимо от автор­ских прав на саму базу и отдельные ее элементы, было введено Директивой Европейского парламента и Совета Европейского со­юза от 11 марта 1996 г. № 96/9/ЕС о правовой охране баз данных. Предусмотренное этой Директивой правовое регулирование было основано на понимании того, что в современном информационном обществе базы данных, прежде всего электронные, имеют исклю­чительно важное значение, однако права изготовителей баз дан­ных, вкладывающих в их создание огромные средства, не могут быть должным образом защищены традиционными авторско-пра­вовыми способами. Не вызывает сомнений, что введение подобно­го регулирования назрело и в России, где уже не первый год про­цветает практика извлечения материалов из чужих баз данных с целью создания на основе этих материалов других аналогичных баз. Авторские права составителей баз данных такими действия­ми, как правило, не нарушаются, поскольку не происходит прямо­го копирования базы. Сами же извлекаемые материалы во многих случаях и вовсе не защищены авторским правом. От подобной де­ятельности страдают в первую очередь имущественные интересы изготовителей баз данных.

Исходя из этих соображений в Проект части четвертой ГК РФ и были включены нормы о смежном праве изготовителя баз данных, которым по Проекту признается лицо, организовавшее создание базы данных и работу по сбору, обработке и расположению состав­ляющих ее материалов. Предоставляемое изготовителю исключи­тельное право защищает его от несанкционированного извлечения и повторного использования всего содержания базы данных или существенной части составляющих ее материалов. Это исключи­тельное право признается и действует независимо от наличия и действия авторских и иных исключительных прав изготовителя базы данных и других лиц на составляющие базу данных матери­алы, а также на базу данных в целом как составное произведение.

Исключительное смежное право распространяется не на лю­бые базы данных, а только на такие, в которых содержится не ме­нее десяти тысяч самостоятельных информационных элементов (материалов). Данный критерий предоставления правовой охра­ны не совпадает с предусмотренным Директивой № 96/9/ЕС, ко­торая оперирует гораздо более гибкими оценочными категориями - произведенные изготовителем базы данных значительные каче­ственные или количественные вложения. Разработчики Проекта посчитали, что такой критерий будет в условиях отечественного правопорядка абсолютно неработоспособным, и поэтому отдали предпочтение пусть и достаточно примитивному, но гораздо более четкому правилу.

Проектом, как и Директивой № 96/9/ЕС, предусмотрен пят­надцатилетний срок действия исключительного права изготови­теля базы данных, течение которого возобновляется при каждом обновлении базы данных.

Право публикатора произведения

Нормы Проекта о смежном праве публикатора произведения науки, литературы или искусства основаны на положениях ст. 4 Директивы Совета Европейских сообществ № 93/98/ЕЕС о гар­монизации срока действия охраны авторского права и некото­рых смежных прав. В соответствии со ст. 1337 Проекта смежное право на произведение науки, литературы или искусства может распространяться на произведения, перешедшие в общественное достояние в связи с истечением срока действия авторско-право­вой охраны либо находящиеся в общественном достоянии в силу того, что во времена, когда произведение было создано, авторско­правовой охраны попросту не существовало. Гражданин, который правомерно обнародовал такое произведение или организовал его обнародование, признается публикатором и наделяется на 25 лет исключительным смежным правом на произведение, включаю­щим большинство правомочий по использованию произведения, которыми в соответствии со статьей 1270 Проекта обладает автор. Кроме того, публикатор приобретает и право на указание свое­го имени на экземплярах обнародованного им произведения и в иных случаях его использования, в том числе при переводе или другой переработке произведения. Это право, будучи правом лич­ным, является бессрочным и сохраняется за публикатором даже в случае отчуждения им другому лицу (например, издательству) исключительного права на обнародованное произведение. Смысл данной новеллы Проекта части четвертой ГК РФ состоит в том, чтобы определенным образом вознаградить того, кто смог вер­нуть к жизни давно забытые или неизвестные произведения и тем самым пополнить культурное наследие.

<< | >>
Источник: Авилов Г.Е.. Избранное / Институт законодательства и сравнительного правоведе­ния при Правительстве Российской Федерации.. 2012

Еще по теме НОВЫЕ ОБЪЕКТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ПРАВ1:

  1. Объекты интеллектуальной собственности
  2. Статья 489. Неприменение судебного иммунитета иностранного государства по спорам, касающимся объектов прав интеллектуальной собственности
  3. Юридическая охрана прав на олимпийскую и спортивную символику и другие объекты интеллектуальной собственности в спорте
  4. Новые проблемы ХХ века – новые науки. Биогеохимия – неразрывная связь ее с биосферой.
  5. Возрождение принесло новые идеи, новые взгляды на человека.
  6. УЧЕНИЕ О НООГЕНЕЗЕ, ЭВОЛЮЦИИ И ЭКОЛОГИИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ СИСТЕМ, ТЕОРИЯ ИНТЕЛЛЕКТА И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ЭНЕРГИЯ
  7. ОПЫТЫ ПРИМЕРНЫХ РАСЧЕТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ЭНЕРГИИ И СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СФЕРЕ
  8. 5.5. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ (УПРАВЛЕНИЕ), ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА (ИСКУССТВО УПРАВЛЕНИЯ) В XXI ВЕКЕ
  9. Статья 7.14.2. Неисполнение обязанности по приостановлению работ в случае обнаружения объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия, или работ, проведение которых может ухудшить состояние объекта культурного наследия либо нарушить его целостность и сохранность Комментарий к статье 7.14.2
  10. Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Ф едерации, выявленных объектов культурного наследия, природных комплексов, объектов, взятых под охрану государства, или культурных ценностей (ст. 243 УК РФ)
  11. Статья 7.24. Нарушение порядка распоряжения объектом нежилого фонда, находящимся в федеральной собственности, и использования указанного объекта Комментарий к статье 7.24
  12. § 4. Объекты правоотношений и объекты права
  13. Традиционная философская трактовка объекта - противопоставление его субъекту и понимание под объектом нечто такого, на что направлена деятельность субъекта.
  14. Статья 9.19. Несоблюдение требований об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте Комментарий к статье 9.19
  15. Статья 8.45. Невыполнение требований по оборудованию хозяйственных и иных объектов, расположенных в границах водоохранных зон, сооружениями, обеспечивающими охрану водных объектов от загрязнения, засорения, заиления и истощения вод Комментарий к статье 8.45
  16. РАЗЛИЧНЫЕ ПОДХОДЫ К ПОНЯТИЮ «ОБЪЕКТЫ ПРАВООТНОШЕНИЙ». ОБЪЕКТЫ ПРАВООТНОШЕНИЙ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ
  17. Интеллектуальная деятельность