<<
>>

Непосредственный государственный контроль за структурой рынка.

Непосредственный государственный контроль за структу­рой рынка, направленный на предупреждение и устранение доми­нирующего положения хозяйствующих субъектов, представляет собой важную область антимонопольного регулирования, особен­но для государств СНГ, экономика которых отличается высокой степенью монополизации.

Данная сфера деятельности антимоно­польных органов включает меры по предупреждению чрезмерной концентрации производства и обращения, а также по снижению ее уровня в тех случаях, когда такая концентрация уже произо­шла.

Таким образом, государственный контроль за структурой рын­ка может выступать в форме предварительного или последующе­го контроля.

Предварительный контроль осуществляется путем обяза­тельного согласования с антимонопольными органами действий, способных привести к повышению концентрации рынка. К таким действиям относятся в первую очередь создание крупных органи­зационно-управленческих образований (концернов, ассоциаций, консорциумов и т.д.), слияние хозяйствующих субъектов, приоб­ретение акций, паев, долей в капитале хозяйствующих субъектов. Существуют, конечно, и другие способы экономической концен­трации (разного рода интеграционные соглашения, приобретение активов другого предприятия, создание двумя или более предпри­ятиями общих или «переплетающихся» органов управления), од­нако в большинстве государств СНГ они еще не стали объектами предварительного контроля.

Своеобразную позицию по вопросу предварительного контро­ля занял узбекский законодатель. Закон Узбекистана не предус­матривает никакой процедуры согласования, рассматривая дей­ствия хозяйствующих субъектов, приводящие к концентрации рынка, исключительно как вид монополистической деятельности и ограничиваясь их материальным запретом. В соответствии со ст. 4 узбекского Закона запрещаются создание, слияние, присо­единение, ликвидация хозяйствующих субъектов, их участие в уставном фонде других хозяйствующих субъектов (включая хозяйственные ассоциации всех видов), обеспечивающие им до­минирующее положение на рынке. Такое решение нельзя при­знать удачным, так как оно в значительной степени переводит контроль за упомянутыми операциями в плоскость последующего дискреционного контроля антимонопольного органа, не связанно­го никакими материальными или процессуальными нормами. На практике это будет иметь одно из двух одинаково нежелательных последствий: либо указанный запрет не будет работать, либо, если антимонопольный орган проявит активность в его имплементации, над любым хозяйствующим субъектом постоянно будет висеть дамоклов меч принудительной ликвидации или иных неблагопри­ятных последствий, так как в любой момент правомерность уже состоявшейся регистрации, реорганизации или сделки по приоб­ретению акций либо долей в уставном фонде может быть постав­лена под сомнение. При создании или реорганизации хозяйствую­щего субъекта за этим автоматически последует уязвимость всех сделок, заключенных хозяйствующим субъектом с третьими ли­цами. Таким образом, данная норма способна существенно нару­шить стабильность экономического оборота.

Основным способом последующего контроля является прину­дительное разделение хозяйствующих субъектов, деятельность которых приводит к существенному ограничению конкуренции на рынке. Такая мера по отношению к хозяйствующим субъектам, занимающим доминирующее положение, предусмотрена рассма­триваемыми законами всех государств. Интересно, что если зако­ны Азербайджана, Молдовы, Украины и Узбекистана восприняли концепцию российского законодателя, по которой принудительное разделение применяется как «последняя кара» за монополисти­ческую деятельность, то в законах Беларуси и Казахстана после­довательно проводится идея структурного контроля, построенно­го исключительно на объективных критериях (общее состояние рынка и положение на нем соответствующего хозяйствующего субъекта).

Однако, несмотря на отмеченное концептуальное различие, мож­но полагать, что на практике методология работы антимонополь­ных органов в данной области будет сближаться. Значительные дискреционные полномочия, предоставленные этим органам, при­ведут к тому, что в странах, воспринявших субъективистский под­ход, антимонопольные органы будут направлять свое воздействие, в первую очередь, на рынки, имеющие наиболее монополизи­рованную структуру, т.е. руководствоваться в значительной степени объективным критерием. С другой стороны, антимоно­польные органы Беларуси и Казахстана, производя оценку це­лесообразности принудительного разделения доминирующего хозяйствующего субъекта, так или иначе будут принимать во внимание его поведение на рынке, т.е. использовать субъектив­ный критерий.

Наряду с принудительным разделением одной из форм по­следующего контроля является поддержка инициативно­го разделения хозяйствующих субъектов, выделения струк­турных подразделений (структурных единиц) из состава действующего предприятия, выхода хозяйствующего субъекта из ведомственного подчинения. Подобная форма содействия декон­центрации рынка, отражающая потребности переходного перио­да в экономике, предусмотрена законами двух стран - Беларуси и России.

1.

<< | >>
Источник: Авилов Г.Е.. Избранное / Институт законодательства и сравнительного правоведе­ния при Правительстве Российской Федерации.. 2012

Еще по теме Непосредственный государственный контроль за структурой рынка.:

  1. Предварительный государственный контроль за струк­турой рынка.
  2. Статья 23.15. Органы, осуществляющие государственный карантинный фитосанитарный контроль, государственный надзор и контроль за безопасным обращением с пестицидами и агрохимикатами, за качеством и безопасностью зерна и продуктов его переработки и государственный контроль за использованием и охраной земель сельскохозяйственного назначения Комментарий к статье 23.15
  3. Статья 19.6.1. Несоблюдение должностными лицами органов государственного контроля (надзора), органов муниципального контроля требований законодательства о государственном контроле (надзоре), муниципальном контроле Комментарий к статье 19.6.1
  4. Непосредственный парламентский контроль предусматривает
  5. Субъекты государственного финансового контроля: Счетная палата РФ, Министерство финансов РФ, налоговые органы РФ, банковский контроль. Внутрихозяйственный контроль, аудиторский (независимый) финансовый контроль. Бюджетное право, бюджетная система, бюджетный процесс (общие понятия)
  6. Понятие, структура и функции денежного рынка как части финансового рынка
  7. Условия и причины возникновения рынка как механизма взаимообращения денег и товара. Структура и функции рынка
  8. Непосредственный контроль законодательных органов субъектов Российской Федерации за органами исполнительной власти
  9. Тема 21. Контроль в государственном управлении. 21.1. Виды и принципы контроля
  10. Парламентский контроль относится к одному из видов государственного контроля.
  11. Статья 19.4. Неповиновение законному распоряжению должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль), муниципальный контроль Комментарий к статье 19.4
  12. Статья 19.5. Невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), муниципальный контроль Комментарий к статье 19.5
  13. 2. Непосредственное самобытие как двуединство непосредственного бытия и самости
  14. Статья 19.4.1. Воспрепятствование законной деятельности должностного лица органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля Комментарий к статье 19.4.1
  15. Функция контроля непосредственно связана с функцией управления
  16. 4.1. Антимонопольное регулирование структуры рынка
  17. 21.3. Контрольные полномочия органов Комитета государственного контроля Республики Беларусь за деятельностью аппарата государственного управления
  18. 2. Структура и инфраструктура рынка