<<
>>

§ 2. гражданСко-Правовой СтатуС объединений гоСударСтвенных юридичеСких лиц в роССийСком Праве 1. Особенности гражданско-правового статуса государства и его юридических лиц

Следует напомнить, что советская доктрина гражданского права,

обосновывая правовое оформление планово-централизованной, ого­сударствленной экономики, тем не менее отказалась от использования категории юридических лиц публичного права.

Она исходила из того, что советское государство в целом является особым, самостоятельным субъектом гражданских правоотношений. Его нельзя считать юридиче­ским лицом, поскольку его участие в гражданских правоотношениях -

весьма редкое явление, «ибо в огромном большинстве случаев субъ­ектами прав и обязанностей в имущественных отношениях являются госорганы - госбюджетные учреждения и хозрасчетные предприя­тия», тогда как «буржуазное государство как казна или фиск действу­ет как субъект частного права, хотя и пользуется процессуальными,

налоговыми и т.п. привилегиями», т.е. является юридическим лицом[167].

В советском гражданском праве государственные предприятия и уч­реждения хотя и получили в конце концов (но далеко не сразу!) статус юридических лиц, но не стали и не могли стать собственниками своего имущества, а приобрели на него некое «ограниченное вещное право». В силу этого их кредиторы не могли обратить взыскание на основные

средства предприятий и на имущество учреждений (кроме денежных средств), причем по их обязательствам государство не несло субси­диарной или какой-либо иной ответственности (таковая появилась лишь в 90-е годы прошлого века и только в отношении обязательств госучреждений, тогда как госпредприятия стало возможным подвер­гать процедуре банкротства).

Хотя государственные предприятия в то время создавались госу­дарством на основе властных актов его органов и теоретически дол­жны были преследовать в своей деятельности не столько коммерче­ские, сколько различные общественно полезные («идеальные») цели (удовлетворение разнообразных потребностей государства и обще­ства), их и по существу невозможно было считать юридическими лица­ми публичного права: государство ни при каких условиях не отвечало по долгам своих предприятий, а эти последние не только не обладали

какими-либо властными функциями, но и создавались для постоян­ного участия в имущественном обороте, в котором они во всех отно­шениях господствовали, будучи наиболее распространенными вида­ми юридических лиц (не говоря уже об отрицании самого деления со­ветского права на публичное и частное).

В настоящее время российское государство как целое не только ак­тивно участвует в имущественных отношениях, будучи, в частности,

прямым участником многих хозяйственных обществ, но и по-прежне­му является учредителем и собственником имущества десятков тысяч

унитарных юридических лиц - предприятий и различных учрежде­ний (казенных, бюджетных, автономных, учреждений государствен­ных академий наук). При этом оно в основном устранило свою суб­сидиарную ответственность по долгам учреждений (кроме казенных) и резко ограничило возможности унитарных предприятий по распо­ряжению закрепленным за ними имуществом, одновременно допу­стив неограниченную по сути возможность оспаривания их сделок не участвовавшими в их заключении учредителями, т.е. различными публично-правовыми образованиями (п. 2 ст. 120 ГК РФ в редакции Федерального закона от 8 мая 2010 г.

№ 83-ФЗ; ст. 18 и п. 3 и 4 ст. 20

Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государствен­ных и муниципальных унитарных предприятиях»)1; его субсидиарная

ответственность сохранена только в отношении казенных предприя­тий и казенных учреждений.

В проекте Концепции развития законодательства о юридических лицах отмечалось также «отсутствие ясности в отношении того, ка­ковы правовые последствия выступления в гражданском обороте го­сударства через его органы, которые одновременно являются юриди­ческими лицами» (в большинстве случаев - учреждениями)[168] [169]. В связи с этим было предложено считать такие юридические лица сторонами только «сделок, направленных на обеспечение внутрихозяйственной деятельности (закупка канцелярских принадлежностей, оплата ком­мунальных расходов, оплата ремонтных работ и т.п.). Во всех осталь­ных случаях следует исходить из того, что сделки соответствующего ведомства должны рассматриваться как действия органа публичной власти, т.е. самого соответствующего публично-правового образова­ния»; с этой точки зрения «следует исходить из того, что юридические лица публичного права суть органы публичной власти, предназначен­ные осуществлять властные функции. Такие организации не должны

участвовать в гражданских правоотношениях от своего имени и в сво­их интересах» и в перспективе «не должны признаваться юридически­ми лицами частного права»[170].

Примечательно, что и в Программе Правительства РФ по повыше­нию эффективности бюджетных расходов на период до 2012 г.[171] было справедливо указано на то, что «в гражданском обороте должна быть

полная ясность, кто действует от имени публично-правового образова­ния, а кто - от собственного имени. Участникам гражданского оборота для защиты своих интересов необходимо понимание, как и за счет чего

будет обеспечиваться ответственность по обязательствам, принятым публично-правовыми образованиями, их органами или созданными ими юридическими лицами. Это является важнейшей предпосылкой повышения доверия к публично-правовым образованиям не только

как к субъектам экономической деятельности, но и как к субъектам го­сударственной (муниципальной) политики». Следовательно, для оте­чественного правопорядка вопрос состоит в том, приведет ли исполь­зование новой для нашего права категории юридических лиц публич­ного права к установлению четкого гражданско-правового статуса как самих публично-правовых образований, так и созданных ими имуще­ственно обособленных организаций или явится очередной сменой вы­весок, ничего не меняющей по существу.

В указанной правительственной Программе предлагалось наделить

статусом юридического лица государство и другие публично-право­вые образования, одновременно лишив этого статуса созданные ими органы управления и другие казенные учреждения, которые должны

выступать в гражданских правоотношениях только от имени соответ­ствующего публично-правового образования. В этой части положе­ния названных Концепции и Программы по существу в значитель­ной мере совпадали.

Однако далее указанная правительственная Программа предлага­ла превратить государственные и муниципальные юридические ли­ца в обычных субъектов гражданского права — полноценных част­ных собственников с самостоятельной имущественной ответственно­стью по долгам вплоть до банкротства (что фактически означало бы их приватизацию). В частности, бюджетные и автономные учрежде­ния подлежали наделению собственным имуществом и правом иметь

собственные доходы (с сохранением за ними возможности получе­ния бюджетных субсидий, а не обычного бюджетного финансирова­ния) при полном упразднении права хозяйственного ведения и права

оперативного управления. Это привело бы не только к значительной

коммерциализации деятельности государственных и муниципальных

учреждений науки, образования, культуры, здравоохранения и т.д.,

но и к их конечной приватизации путем превращения в обычных част­ных собственников своего имущества, что вряд ли соответствует ос­новным целям их деятельности и конституционным задачам создав­шего их государства (ср., например, ч. 2 и 3 ст. 43 Конституции РФ).

В любом случае ясно, что восстановление в отечественном праве категории юридического лица публичного права само по себе не со­здает четкого гражданско-правового статуса публично-правовых обра­зований и созданных ими юридических лиц - несобственников. По­этому появившиеся в последние годы как в научной литературе, так и в законотворческой практике предложения о введении в россий­ское законодательство категории юридических лиц публичного права в качестве нового, самостоятельного вида или типа юридических лиц1

не могут быть поддержаны.

1.

<< | >>
Источник: Суханов Е.А.. Сравнительное корпоративное право. 2014

Еще по теме § 2. гражданСко-Правовой СтатуС объединений гоСударСтвенных юридичеСких лиц в роССийСком Праве 1. Особенности гражданско-правового статуса государства и его юридических лиц:

  1. § 1. гражданСко-Правовой СтатуС юридичеСких лиц Публичного Права 1. Понятие и сущность юридического лица публичного права
  2. Глава 6 Правовой статус юридических лиц — хозяйствующих субъектов
  3. ВОПРОС 8 Административно-правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства, его особенности
  4. Тема № 11 Особенности правового регулирования объединений юридических лиц.
  5. Тема № 11 Особенности правового регулирования объединений юридических лиц
  6. 1.2. Основной правовой формой коллективного участия лиц в гражданском обороте являются юридические лица
  7. Правовое государство, основные признаки. Соотношение государства правового и полицейского, тоталитарного - авторитарного и m.n. Гражданское общество, его свойства, структура. Личность, ее правовой статус. Общество рыночное - общество традиционное.
  8. § 3.Особенности права собственности юридических лиц и публично-правовых образований 1. Особенности права собственности юридических лиц
  9. 5.4. Особенности правового статуса иностранных граждан и лиц без гражданства
  10. Иные объединения государственных юридических лиц
  11. § 1. Правовой статус лиц, осуществлявших правоприменительную деятельность в таможенной сфере в Московском государстве
  12. § 4. Юридическое закрепление правового статуса иностранного военнопленного в российском законодательстве в XIX — начале XX вв.
  13. Понятие конституционно-правового статуса как юридической категории сопряжено также с понятием конституционного и правового статуса.
  14. ВИДЫ ПРАВОВОГО СТАТУСА. СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «ПРАВОВОЙ СТАТУС», «КОНСТИТУЦИОННЫЙ СТАТУС», «ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ»
  15. V.5. Правовые изменения в статусе лиц
  16. О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ ПОЛНОМОЧИЙ НА СОВЕРШЕНИЕ СДЕЛОК
  17. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ПРАВОВОГО СТАТУСА ИНОСТРАННОГО ВОЕННОПЛЕННОГО И ЕГО ОТРАЖЕНИЕ В МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВЕ И РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ В ДОВОЕННЫЙ ПЕРИОД.
  18. 4.4. Административно-правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства
  19. § 3. Административно-правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства