<<
>>

Договор простого товарищества - один из наиболее универсаль­ных договоров, используемых в гражданском обороте.

Он может обслуживать как предпринимательские, так и другие граждан­ско-правовые отношения, которые по своему содержанию предпо­лагают совместную деятельность сторон ради достижения какой- либо общей цели.

Договор простого товарищества относится к древнейшим пра­вовым институтам, дошедшим до нас из римского права. Именно он послужил прообразом современных коммерческих организаций. Простое товарищество было первым юридическим инструментом, позволившим объединять имущество и капиталы для совместной хозяйственной деятельности двух или более лиц, каждое из кото­рых рассчитывало таким образом сократить издержки или увели­чить свою прибыль.

Договор простого товарищества имеет ряд особенностей, вы­деляющих его среди других договоров. Прежде всего, он часто бывает не двусторонним, а многосторонним, то есть в нем уча­ствует более двух товарищей. Поскольку такой договор имеет в виду определенную совместную деятельность товарищей, его ис­полнение носит длящийся (чаще всего неопределенный по вре­мени) характер. Будучи направлен, как правило, на получение прибыли или иных выгод от совместной деятельности, он предпо­лагает определенную внешнюю реализацию, требуя от товарищей вступать в отношения с третьими лицами. В связи с этим вид­ный русский юрист Г.Ф. Шершеневич отмечал, что договор про­стого товарищества «не служит сам себе целью, как это замеча­ется в отношении других договоров, например, купли-продажи,

2

займа, но имеет своею задачею заключение других договоров» . Отсюда следует, что в момент заключения договора невозможно исчерпывающе определить, в чем будет заключаться его испол­нение каждым из товарищей. Четкому определению поддаются

лишь некоторые обязанности товарищей, например, обязанности по внесению вкладов. Обязанности же, касающиеся ведения дел, могут быть определены только в самой общей форме. Наконец, Г.Ф. Шершеневич отмечает еще одну существенную особенность договора простого товарищества: в отличие от других договоров, в которых интересы контрагентов противоположны, в простом то­вариществе эти интересы совпадают1. К этому можно добавить, что в совпадении интересов сторон естественным образом прояв­ляется координационный характер данного договора, требующий от товарищей постоянно согласовывать свои действия в процессе его исполнения. Таким образом, договор простого товарищества является основой не только для заключения сделок с третьими лицами, но и для последующих соглашений между сторонами.

По договору простого товарищества двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно дей­ствовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели (ст. 1041 ГК).

Из приведенного определения следуют два главных и необхо­димых элемента простого товарищества, а именно объединение вкладов и совместная деятельность участников договора ради достижения поставленных общих целей. На практике часто встре­чаются договоры, по которым стороны обязуются совместно дей­ствовать в общем интересе, не внося для этого никакого имуще­ства и никаких иных вкладов. Такие договоры, строго говоря, не могут считаться договорами простого товарищества, так как в них отсутствует один из важнейших элементов последнего.

Их сле­дует считать договорами о совместной деятельности в широком смысле, тогда как простое товарищество можно назвать договором о совместной деятельности в узком смысле.

Хотя договоры, предполагающие совместную деятельность участников без внесения ими вкладов, не отвечают всем призна­кам простого товарищества, они тем не менее также регулируют­ся главой 55 ГК. Об этом свидетельствует прямое их упоминание в пункте 1 статьи 1041 ГК. Следует также отметить, что исклю­чительно широкое понятие «вклад» (ст. 1042 ГК) делает различие между указанными договорами весьма условным.

Комментируемая глава ГК не содержит специальных положе­ний о форме договора простого товарищества. Ввиду этого к дан­ному договору применяются общие положения ГК о форме сделок и форме договора.

Если договор заключается для осуществления предпринима­тельской деятельности, то его сторонами могут быть только граж­дане, зарегистрированные в качестве предпринимателей и (или) коммерческие организации (п. 2 ст. 1041 ГК). Участие в таком до­говоре некоммерческой организации допускается постольку, по­скольку предпринимательская деятельность, осуществляемая на основании договора, соответствует целям, ради которых создана данная организация, и служит достижению этих целей. Такой вы­вод следует из общего положения пункта 3 статьи 50 ГК.

Договор простого товарищества может заключаться как на срок, так и без указания срока его действия. Кроме того, момент окончания действия договора может быть привязан к достижению определенной цели (например, если простое товарищество орга­низовано для совместного строительства промышленного объекта, таким моментом может быть пуск объекта). В таких случаях цель фигурирует в договоре в качестве отменительного условия.

Существенным условием договора простого товарищества явля­ется внесение товарищами вкладов в общее дело. Вклад может быть выражен в деньгах, ином имуществе, профессиональных и иных знаниях, навыках и умениях, а также деловой репутации и деловых связях (ст. 1042 ГК). Таким образом, в простом товариществе, в от­личие от хозяйственных товариществ и обществ (см. п. 6 ст. 66 ГК), допускаются вклады, не поддающиеся денежной оценке (такие, как некоторые нематериальные блага и личные качества). По этой при­чине применительно к простому товариществу в ГК говорится не о вкладах в капитал или имущество, а о «вкладах в общее дело». Совокупность этих вкладов отнюдь не тождественна общему иму­ществу товарищей, которому посвящена статья 1043 ГК.

Хотя вклад участника договора простого товарищества может и не иметь денежной оценки, из пункта 2 статьи 1042 ГК следует, что все вклады имеют стоимость, которая предполагается оди­наковой для всех вкладов, если иное не следует из договора или фактических обстоятельств. Это странное на первый взгляд поло­жение представляет собой юридико-технический прием, необхо­димый для того, чтобы сформулировать другие важные диспози­тивные нормы главы - об участии товарищей в общих расходах и убытках, об их ответственности по общим обязательствам и о рас­пределении между ними полученной прибыли.

Если в качестве вклада в общее дело товарищи вносят вещи, принадлежащие им на праве собственности, то по общему пра­вилу эти вещи, а также полученные от совместной деятельности плоды и доходы поступают в общую долевую собственность всех участников договора. Имущество, находящееся в общей долевой собственности товарищей, а также внесенные товарищами иму­щественные права (право аренды, право пользования и т.д.) обра­зуют их общее имущество, учет которого на отдельном балансе может быть поручен одному из участвующих в договоре юриди­ческих лиц.

Товарищи ведут общие дела в порядке, установленном догово­ром. Их права на ведение дел и заключение сделок от имени всех участников договора предполагаются равными, если договором не предусмотрено иное. Если товарищи желают предоставить право ведения дел одному или нескольким участникам либо ограничить полномочия кого-либо из них определенным кругом сделок или суммой, на которую может быть совершена отдельная сделка, они должны прямо отразить это в договоре или в доверенности, вы­даваемой ими соответствующему товарищу. В противном случае товарищи не вправе ссылаться на подобные ограничения в отно­шениях с третьими лицами (ст. 1044 ГК). Это означает, что сделка, заключенная товарищем с превышением предоставленных ему прав на ведение дел, будет признана обязывающей всех товари­щей, если им не удастся доказать, что в момент заключения сдел­ки контрагент знал об отсутствии у заключившего ее товарища надлежащих полномочий.

Независимо от того, уполномочен ли товарищ вести общие де­ла, он вправе знакомиться с любой документацией, относящейся к ведению дел (договорами, счетами и т.д.). Это право, согласно статье 1045 ГК, не может быть ограничено даже соглашением то­варищей. Добровольный отказ товарища от права на информа­цию также не допускается.

В процессе совместной деятельности товарищей у них возникают общие обязательства перед третьими лицами. Ответственность товарищей по таким обязательствам может быть долевой либо солидарной в зависимости, во-первых, от характера совместной деятельности и, во-вторых, от основания возникновения соответ­ствующего обязательства.

Если договор простого товарищества заключен для осущест­вления предпринимательской деятельности, то по всем общим обязательствам товарищи отвечают солидарно. Это правило корреспондирует со статьей 322 ГК, которая ввела в российское гражданское право презумпцию солидарности по общему обяза­тельству нескольких лиц (как должников, так и кредиторов), свя­занному с предпринимательской деятельностью. Если же договор простого товарищества не связан с предпринимательской дея­тельностью, то по общим обязательствам, возникшим из догово­ра, товарищи несут долевую ответственность пропорционально стоимости вклада каждого из них в общее дело, а по всем другим (не договорным) общим обязательствам они отвечают солидарно (ст. 1047 ГК).

Изложенные правила об ответственности не могут быть из­менены соглашением товарищей, так как они касаются внешних отношений товарищей. Эти правила позволяют кредитору опре­делить, является ли обязанность товарищей по отношению к не­му долевой или солидарной, что крайне важно для него в случае предъявления иска. Если при солидарном обязательстве кредитор вправе предъявить иск как ко всем товарищам совместно, так и к любому из них на всю сумму долга, то при долевом обязательстве он должен взыскивать с каждого из товарищей падающую на не­го часть долга, пропорциональную стоимости его вклада в общее дело.

Наряду с теми нормами об ответственности товарищей, кото­рые, регулируя внешние отношения, адресованы главным образом третьим лицам, важное значение, но уже для самих участников договора, имеют правила о распределении между товарищами бремени общих расходов и убытков (ст. 1046 ГК). Поскольку эти отношения имеют внутренний характер, они регулируются дис­позитивно. То же самое можно сказать и о распределении прибы­ли, полученной товарищами в результате совместной деятельно­сти (ст. 1048 ГК). Вместе с тем, следуя традициям еще римского права, ГК не допускает так называемых «львиных», то есть гра­бительских товариществ (societas leonina), объявляя ничтожными соглашения, устраняющие кого-либо из товарищей от участия в прибыли либо освобождающие от несения общих расходов или убытков. При отсутствии иного соглашения расходы, убытки и прибыль распределяются между товарищами пропорционально стоимости их вкладов в общее дело.

Кодексом подробно урегулировано прекращение договора про­стого товарищества. Для простого товарищества как многосторон­него договора характерно, что он может прекратиться не только в отношениях между всеми товарищами (то есть так, как прекраща­ется двусторонний договор), но и в отношениях между одним то­варищем и остальными товарищами. Во втором случае договор со­храняется в отношениях между остальными товарищами. Статьей 1050 ГК для всех случаев, когда по какой-либо причине выбывает один из товарищей, предусмотрена возможность сохранения до­говора либо только между остальными его участниками, либо с замещением выбывшего участника его наследником (правопреем­ником). Условие о сохранении договора в подобных случаях может быть закреплено как самим договором простого товарищества, так и последующим соглашением товарищей.

Товарищ может отказаться от договора, если договор был за­ключен без указания срока. Он должен заявить о своем отказе не позднее чем за три месяца до выхода из договора. Если же дого­вор был заключен на определенный срок либо под отменительным условием достижения какой-либо цели, то сторона может тре­бовать расторжения договора по общим основаниям, указанным в пункте 2 статьи 450 ГК, а также «по уважительной причине». Определение того, какие причины следует считать уважительны­ми, оставляется Кодексом на усмотрение суда. Однако судам вряд ли придется часто заниматься оценкой весомости причин, по ко­торым сторона хотела бы избавиться от договора простого това­рищества, поскольку сторона, добившаяся расторжения договора «по уважительной причине», должна будет согласно статье 1052 ГК возместить сотоварищам реальный ущерб, понесенный ими вследствие расторжения договора. Поэтому вряд ли сторона ста­нет требовать расторжения договора «по уважительной причине» без действительно заслуживающих внимания оснований.

Если один из товарищей выбыл из договора по собственной во­ле, отказавшись от дальнейшего в нем участия либо добившись его расторжения в отношениях между собой и остальными товарища­ми, то он остается ответственным перед третьими лицами по общим обязательствам, возникшим во время его участия в догово­ре (ст. 1053 ГК).

Прекращение договора простого товарищества в отношениях между всеми его участниками имеет два основных последствия: применение специального режима ответственности по общим обя­зательствам и урегулирование имущественных взаимоотношений сторон прекратившегося договора.

Специальный режим ответственности означает, что с момента прекращения договора бывшие товарищи отвечают солидарно по всем неисполненным ранее общим обязательствам, включая и те обязательства, по которым должна была бы применяться долевая ответственность.

Прекращение договора простого товарищества влечет также раздел имущества, находящегося в общей долевой собственности товарищей, и возникших у них общих прав требования. Раздел осуществляется по правилам, установленным статьей 252 ГК, и с учетом специального указания статьи 1050 ГК о том, что при разделе товарищ вправе требовать возврата ему индивидуально определенной вещи, которую он ранее внес в общую собствен­ность.

Вещи, которые передавались лишь в общее пользование това­рищей без установления на них общей собственности, возвраща­ются предоставившим их товарищам без вознаграждения, если выплата вознаграждения не предусмотрена соглашением сторон.

Специфической разновидностью простого товарищества явля­ется негласное товарищество (ст. 1054 ГК). Особенность неглас­ного товарищества состоит в том, что стороны не раскрывают его существование третьим лицам, то есть товарищество существует лишь в отношениях между его участниками. В отношениях же с третьими лицами каждый товарищ выступает от своего собствен­ного имени и лично отвечает по заключенным им сделкам. Однако возможна и общая ответственность товарищей, если они раскры­ли контрагенту существование товарищества.

<< | >>
Источник: Авилов Г.Е.. Избранное / Институт законодательства и сравнительного правоведе­ния при Правительстве Российской Федерации.. 2012

Еще по теме Договор простого товарищества - один из наиболее универсаль­ных договоров, используемых в гражданском обороте.:

  1. Существуют различные точки зрения по вопросу соотношения понятий «договор о совместной деятельности» и «договор простого товарищества».
  2. Договор безвозмездного пользования (договор ссуды) - один из классических гражданско-правовых договоров, известный еще в римском праве (commodatum).
  3. Регулирующая функция гражданского договора. Основные задачи законодательства о договорах
  4. § 3. Договор концессии как особый вид гражданско-правового договора
  5. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА УПРАВЛЕНИЯ МНОГОКВАРТИРНЫМ ДОМОМ И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ
  6. Правовая природа договора управления многоквартирным домом и его место в системе гражданско-правовых договоров
  7. § 7. Договор товарищества (societas)
  8. ж) Договор товарищества
  9. § 142. Договор товарищества (societas)
  10. § 142. Договор товарищества (societas)
  11. Зависимость полного товарищества от судьбы учредительно­го договора.
  12. Сделки с жилыми помещениями: договор купли-продажи, мены; договор ренты; договор дарения и др
  13. Связь договора лизинга с куплей-продажей (поставкой) выступает как наиболее сильная.
  14. ГЛАВА 7 ДОГОВОРЫ, РЕГУЛИРУЮЩИЕ ТОРГОВЫЙ ОБОРОТ
  15. ГЛАВА 15 ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ДОГОВОРЫ В ТОРГОВОМ ОБОРОТЕ
  16. § 1. Торговые и простые товарищества