<<
>>

Англо-американское законодательство о корпорациях

Традиционной особенностью стран common law является господ­ство в них прецедентного права (case law), т.е. решений высших судов

по конкретным делам в качестве важнейшего, основного источника[45].

Однако в сфере корпоративных отношений статутное право Англии

и США традиционно играет гораздо большую роль, чем в других сфе­рах (например, в области договорного права).

Основным английским корпоративным законом является Закон

о компаниях 2006 г. ( Companies Act, CA 2006 ), распространяющий свое действие на правосубъектные корпорации. Статус неправосубъектных товариществ (не являющийся формально признанным предметом ан­глийского корпоративного права) определяется Partnership Act 1890 г. (для general partnership («общих партнерств») — аналогов полных това­риществ) и Limited Partnership Act 1907 г. (для «партнерств ограниченной ответственности» - аналогов европейской коммандиты). Кроме того,

с 20 июля 2000 г. здесь вступил в силу специальный Закон о партнер­ствах с ограниченной ответственностью (Limited Liability Partnerships Act, LLPA), представляющих собой смешанную форму юридического

лица - правосубъектную «коммандиту без комплементария» и в этом

смысле более близких к компаниям, чем к партнерствам.

Американское корпоративное законодательство, опирающееся на унифицированные федеральные акты, в основном представлено

законами отдельных штатов. В связи с этим говорить о единой систе­ме американского корпоративного права можно лишь с известной до­лей условности. Однако в любом случае его развитие определяется не­которой разнонаправленностью и даже определенной конкуренцией законодательства отдельных штатов и федерального корпоративного законодательства: первое характеризуется постоянным стремлением к либерализации и «дерегулированию» корпоративных отношений, тогда как второе вынуждено устанавливать определенные границы

такому развитию в интересах защиты кредиторов (третьих лиц) и ми­норитариев корпораций.

Дело в том, что с развитием междуштатной торговли и других эко­номических отношений сфера действия корпораций, зарегистриро­ванных в конкретном штате, неизбежно стала выходить за его преде­лы. Верховный Суд США еще во второй половине XIX в. своими ре­шениями установил, что регистрация корпорации в одном штате для

осуществления в нем коммерческой деятельности (intrastate commerce) не препятствует осуществлению ею аналогичной деятельности в других штатах (interstate commerce). Это сделало возможной регистрацию кор­порации не в том штате, где ею будет осуществляться основная пред­принимательская деятельность, а в том штате, где имеется наиболее либеральное корпоративное законодательство.

Данную ситуацию использовали прежде всего небольшие восточ­ные штаты - сперва Нью-Джерси, затем Мэн и Делавэр, Нью-Йорк

и Западная Виргиния, быстро освободившие свое законодательство от

традиционных для того времени ограничений (требования создания корпораций только для прямо названных целей и на строго опреде­ленный срок (от 20 до 50 лет); установления максимального размера объявленного капитала; требования оплаты акций (долей) исключи­тельно деньгами в размере их полной (номинальной) стоимости; обя­зательности места жительства учредителей и (или) директоров корпо­рации в штате ее регистрации; запрета корпорациям иметь акции (до­ли) других корпораций и создания холдингов и т.п.).

В результате уже в конце XIX в. здесь возникло знаменитое «состязание в дерегулирова­нии» (race for laxity), или «гонка внизу» (race to the bottom). Именно оно не только повлекло отмену названных и других ограничений (включая

требования к первоначальному капиталу корпорации), но и вызвало к жизни такие институты корпоративного права, как неголосующие акции (nonvoting shares) и акции без номинальной стоимости (no par value shares), возможность закрепления в уставе корпорации неогра­ниченных правомочий ее менеджмента по изменению в будущем ее учредительных документов (charter amendments), и др.

Одновременно оно породило огромную волну разнообразных зло­употреблений и афер, потребовавшую разработки законодательных мер по защите от действий недобросовестных участников корпоративных отношений. С этой целью Национальной конференцией разработчи­ков единообразного права штатов (National Conference of Commissioners

on Uniform State Laws) в 1928 г. после многолетних усилий был создан

проект Единообразного закона о коммерческих корпорациях (Uniform Business Corporation Act), который должен был стать моделью для корпо­ративных законов отдельных штатов. Однако фактически только пять штатов инкорпорировали его в свое право в начале 30-х годов прошло­го века. Поэтому в 1946 г. комитетом по корпоративному праву Аме­риканской ассоциации адвокатов (American Bar Association, ABA) был разработан Модельный закон о коммерческих корпорациях (полно­стью опубликован в 1950 г. и серьезно обновлен в 1969 г.).

В 1984 г. он подвергся основательной «модернизации» и в настоя­щее время именуется Модернизированным модельным законом о ком­мерческих корпорациях — Revised Model Business Corporation Act (RMB-

CA). Поскольку вся работа по модельному закону о корпорациях была

осуществлена не Национальной конференцией разработчиков еди­нообразного права штатов, а Американской ассоциацией адвокатов, данный акт рассматривается в качестве «модельного», а не «единооб­разного» закона и формально не считается «единообразным правом»

(uniform law) рекомендательного характера, хотя фактически и выпол­няет аналогичные функции. Постепенно законодательство большин­ства штатов восприняло основные положения RMBCA, хотя в него ед­ва ли не ежегодно вносились различные изменения, в том числе заим­ствованные из законодательства отдельных штатов (особенно штата Делавэр, где действует Общий закон о корпорациях 1967 г. (Delaware General Corporation Law)). Одним из немногочисленных исключений

стала Калифорния, корпоративное право которой также сосредоточе­но в Общем законе о корпорациях 1977 г. (California General Corpora­tion Law), в ряде случаев значительно отличающемся по содержанию от норм RMBCA.

Для новой формы корпораций - компаний с ограниченной ответ­ственностью (Limited Liability Company, LLC) Конференцией разработ­чиков единообразного права штатов в 1994 г. был принят и с 1996 г.

действует особый Единообразный закон - Uniform Limited Liability Com­pany Act (ULLCA). Он также был воспринят рядом отдельных штатов.

Вместе с тем среди отдельных штатов продолжается жесткая кон­куренция за регистрацию компаний, которая составляет важное пре­пятствие для разработки единообразных правил о статусе корпора­ций. В литературе отмечается, что развитие корпоративных законов в отдельных штатах нередко определяется исключительно интереса­ми соперничества между ними в предоставлении наиболее льготных условий для регистрации компаний, а не соображениями осмыслен­ной правовой политики, поэтому, например, в штате Нью-Джерси любые законодательные попытки защиты акционеров наталкива­ются на возражение о том, что эффектом их принятия непременно станет уход зарегистрированных корпораций в другие штаты, пре­жде всего в Делавэр[46].

В таких условиях на долю федерального законодательства остает­ся использование пробелов, образовавшихся в процессе «дерегули­рования» корпоративных отношений законодательством соревную­щихся штатов, а также принятие обладающих большей юридической силой законодательных актов публично-правового характера в обла­сти антимонопольного, налогового, административного, уголовного,

процессуального законодательства, а также законодательства о рын­ке ценных бумаг. С их помощью прямо или косвенно ограничиваются наиболее сомнительные законодательные попытки отдельных штатов в рассматриваемой сфере. При ином подходе, как отмечают некоторые

исследователи, указанное соревнование штатов в конце концов могло

бы привести к полной потере доверия вкладчиков к рынку капиталов.

Типичным примером таких федеральных законов является при­нятый в июле 2002 г. (в результате скандального банкротства ком­пании «Энрон») Закон о реформе отчетности публичных компаний и защите инвесторов (Public Company Accounting Reform and Investor Protection Act of 2002, известный также по фамилиям своих инициа­торов - сенатора Пола С. Сарбейнеса и конгрессмена Майкла Окс­ли как Sarbanes-Oxley Act). Этот федеральный закон не только уста­новил строгие требования к отчетности корпораций (являющейся в американском праве в отсутствие требований к уставному капи­талу корпораций главным средством защиты интересов их креди­торов), включая серьезную уголовную и административную ответ­ственность за их несоблюдение, но и создал дополнительную систе­му органов, призванных периодически контролировать содержание такой отчетности.

Еще в 1970 г. Конгрессом США был принят Федеральный закон

о противодействии последствиям организованного обмана и корруп­ции (Federal Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act, RICO).

Он установил жесткую уголовную и имущественную ответственность (в частности, в форме тройного возмещения убытков - triple damages)

за весьма абстрактно описанные им правонарушения, в том числе в сфере корпоративных отношений (попытка оспорить конституци­онность его широких формулировок была отклонена решением Вер­ховного Суда США в 1985 г. пятью голосами против четырех). Феде­ральными законами, устанавливающими процедуры рассмотрения

исков акционеров (Private Securities Litigation Act 1995 г. и Securities Lit­igation Uniform Standards Act 1998 г.), многие корпоративные споры бы­ли прямо выведены из-под действия либерального законодательства отдельных штатов и переданы на исключительное рассмотрение фе­деральных судов.

В 1980 г. Конгрессом США были рассмотрены, но не приняты про­екты специальных федеральных законов о защите прав акционеров

(Federal Protection of Shareholder's Rights Act) и о корпоративной демокра­тии (Federal Corporate Democracy Act). Однако на их базе Американский институт права в 1982 г. подготовил проект рекомендаций по принци­пам корпоративного управления (Principles of Corporate Governance), ко­торый после обсуждения и доработки был опубликован в 1984 г. в ка­честве акта рекомендательного характера - Кодекса корпоративного

управления (Corporate Governance Code). Этот акт был широко воспри­нят в большинстве штатов США, а его идеи и основные положения заимствованы во многих европейских правопорядках[47].

Именно таким образом — в форме противодействия и взаимо­действия относительно жесткого федерального корпоративного за­конодательства и более либерального законодательства отдельных штатов — в США происходит установление определенного баланса

интересов третьих лиц, акционеров, менеджмента и работников кор­пораций. Поэтому корпоративно-правовое регулирование в амери­канском праве не ограничивается законодательством о статусе корпо­раций и фактически во многом определяется публичным, а не толь­ко частным правом.

Следует подчеркнуть весьма важную роль, которую при этом играет

законодательство о ценных бумагах и биржах - прежде всего федераль­ный Закон о сделках с ценными бумагами 1934 г. (Securities Exchange

Act) (с изменениями, внесенными специальным Законом 1968 г. - Wil­liams Act) и различные правила, принимаемые федеральной Комис­сией по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Comission,

SEC) (SEC Rule). Фактически именно они во многом определяют ста­тус и права участников публичных корпораций и даже содержание ряда внутрикорпоративных отношений (например, порядок использования доверенностей на право голосования на общих собраниях корпораций).

Статус партнерств - аналогов полных товариществ (строго говоря,

не являющийся предметом американского корпоративного права) ре­гулируется на основе разработанного указанной выше Национальной конференцией в 1994 г. Модернизированного единообразного закона

о партнерствах (Revised Uniform Partnership Act, RUPA). В 1997 г. в него были внесены дополнения, после которых он вновь стал называться Uniform Partnership Act (UPA) и в этом качестве был принят большин­ством штатов. В 1976 г. таким же образом был обновлен Единообраз­ный закон о партнерствах с ограниченной ответственностью (Revised

Uniform Limited Partnership Act, RULPA) - аналоге европейской комман-

диты. После внесения в него изменений в 1985 г. его также приняло большинство штатов. В 2002 г. принята новая редакция этого едино­образного закона (известная как RULPA 2001), пока, однако, не рати­фицированная ни одним из штатов. В связи с гораздо меньшим эко­номическим значением партнерств и отсутствием во многих случаях необходимости их регистрации законодательство отдельных штатов

не состязалось в либерализации их статуса, который в результате в го­раздо большей мере, чем статус корпораций, определяется унифици­рованным федеральным законодательством.

В 1992 г. Национальной конференцией разработчиков единообраз­ного права штатов был принят Единообразный закон о незарегистри­рованных некоммерческих ассоциациях (Uniform Unincorporated Non­profit Association Act), действующий в редакции 1996 г. и являющийся

основой регламентации статуса некоммерческих корпораций законо­дательством большинства штатов (законы некоторых штатов о неком­мерческих корпорациях подготовлены на основе другого модельного

акта - Model Nonprofit Corporation Act, разработанного ABA). Такого ро­да организации пришли в американское право из английского, в ко­тором в форме «незарегистрированных свободных ассоциаций» (unin­corporated voluntary associations) традиционно действуют не только клу­бы и разнообразные территориальные объединения граждан, но даже

некоторые профсоюзы и союзы работодателей.

1.

<< | >>
Источник: Суханов Е.А.. Сравнительное корпоративное право. 2014

Еще по теме Англо-американское законодательство о корпорациях:

  1. § 2. ограничения «раСПределения имущеСтва» корПораций в англо-американСком Праве 1. Защита кредиторов корпораций в американском праве
  2. § 3. корПорации и ПартнерСтва в англо-американСком Праве 1. Публичные и частные корпорации
  3. Иные виды корпораций в англо-американском праве
  4. АНГЛО-АМЕРИКАНСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ
  5. § 2. Права владения в англо-американском праве
  6. Англо-американская правовая семья или система «общего права»
  7. Б. Англо-американская правовая система
  8. Приобретение контроля над корпорацией в американском праве
  9. АНГЛО-АМЕРИКАНСКИЕ И ЯПОНОАМЕРИКАНСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ HA ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ И ТИХОМ ОКЕАНЕ. ВАШИНГТОНСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
  10. § 3. НеосНоВАтеЛьНое обогАщеНие В стРАНАх АНгЛо­АМеРикАНской пРАВоВой сеМьи и В ШотЛАНДии Англия и сША
  11. Юридическое лицо (корпорация) в американском праве и попытки его «экономизации»
  12. § 4. Законодательство о государственных корпорациях
  13. Российское законодательство о корпорациях
  14. К особенностям американского законодательства о договоре франчайзинга относят огромный удельный вес норм процессуального права.[77]
  15. § 4. оСновные иСточники корПоративного Права 1. Законодательство о корпорациях в континентальных европейских правовых системах
  16. АНТИТРЕСТОВСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО В АНГЛИИ И США. ЗАКОН ШЕРМАНА 1890 г., ЗАКОН КЛЕЙТОНА 1914 г. - ОСНОВА АМЕРИКАНСКОЙ СИСТЕМЫ АНТИМОНОПОЛЬНЫХ ЗАКОНОВ
  17. 4. Термин "корпорация" в законодательствах и правовых доктринах зарубежных государств
  18. § 2. новые разновидноСти коммерчеСких корПораций в евроПейСком континентальном Праве 1. Корпорации на основе коммандиты
  19. ГЛАВА 2. ВИды КОРПОРАцИй § 1. коммерчеСкие корПорации в евроПейСком континентальном Праве
  20. § 1. История формирования законодательства о банкротстве в России: дореволюционное законодательство, законодательство о банкротстве в социалистический период и современное законодательство о банкротстве