<<
>>

Структура нормы права

Структура нормы права, как и любого другого явления, пред­ставляет собой связь между составляющими ее (норму) элемен­тами. Поскольку норма права - это правило поведения, постоль­ку структура нормы права должна отражать специфику соци­ального поведения.

А она заключается, во-первых, в том, что социальное поведение (не любое человеческое поведение явля­ется социальным) всегда условно, т. е. связано с определенными жизненными обстоятельствами, послужившими причиной этого поведения; во-вторых, всегда подчинено конкретным правилам, выражающим меру либо возможного, либо должного, либо за­прещенного поведения (только эти три модальности - возмож­ное, должное, запрещенное - выражают специфику нормативно­го правового, юридически значимого поведения); в-третьих, со­блюдение этих правил может быть (должно быть) обеспечено принуждением. Эта специфика фиксируется схемой «Если - то - иначе». Слову «если» соответствует первый элемент нормы права, именуемый гипотезой нормы права и выражающий усло­вие, при наступлении которого можно, должно или запрещено совершить какое-то действие (иногда - воздержаться от совер­шения какого-либо действия). Слово «то» обозначает второй элемент нормы права - диспозицию, т. е. само правило поведе­ния, фиксирующее меру (границу) возможного, должного или запрещенного поведения. Слово «иначе» - это третий элемент нормы права, называемый санкцией. В ней закрепляется наказа­ние. которое может (должно) последовать при несоблюдении требования запретительной диспозиции.

Структуру нормы права в отечественной юриспруденции тра­диционно рассматривают как связь гипотезы, диспозиции и санк­ции. Соглашаясь с этим подходом, тем не менее отметим, что связь между этими элементами может быть определена как внеш­няя структура нормы права, за которой можно обнаружить ее внутреннюю структуру, если использовать при этом не формаль­но-юридический подход, а логико-лингвистический (семиотиче­ский), в соответствии с которым норма права - это знак, выража­ющий некоторое содержание (означаемое)[81], и референт (эмпири­чески данный объект).

Остановимся на проблемах, относящихся к внешней струк­туре нормы права, а затем перейдем к характеристике ее внут­ренней структуры.

Под гипотезой нормы права понимается модель фактических жизненных условий, при наступлении которых «включается в действие» само правило поведения. Другими словами, это модель конкретной жизненной ситуации, из которой предписывается нормой права возможность, долженствование или запрещение совершения каких-либо действий или воздержание от какого-то поведения. К таким юридически значимым условиям относятся, например, факт рождения ребенка, наступление определенного (допустим, пенсионного) возраста, совершение правонарушения или подача заявления, стихийное бедствие и т. и. В соответствии с отношением к волевому и интеллектуальному моменту, харак­теризующему субъекта поведения, гипотезы подразделяются на гипотезы-действия и гипотезы-события[82]. Если модель жизненной ситуации связана с поведением, волей, желанием человека, то такую гипотезу называют гипотезой-действием; если же эта мо­дель ситуации не связана с поведением, волей или желанием че­ловека (например, стихийное бедствие), то такая гипотеза имену­ется гипотезой-событием.

Данная классификация представляется наиболее важной; все остальные принципиального значения не имеют, поэтому останавливаться на них не будем.

Диспозиция нормы права - это само правило поведения. В диспозиции фиксируется, во-первых, на кого рассчитано это пра­вило поведения, т. е. кто субъекты нормы права[83]. Тем самым норма права закрепляет в обезличенной форме правовые статусы субъектов права (их права и обязанности). Во-вторых, что пред­ставляет собой само правило поведения. При этом норма права - это такое правило поведения, при котором действия одного субъ­екта должны быть ориентированы на действия другого субъекта, и наоборот. Норма либо управомочивает субъекта, либо обязыва­ет его, либо запрещает ему что-либо. Второй субъект (а в норме права всегда фиксируется или предполагается второй субъект) также либо обязан, либо управомочен на какое-то действие, либо оно ему запрещается. Но всегда есть, условно говоря, «главный» субъект, который дает исходное начало взаимодействию. Напри­мер, покупателю адресована управомочивающая норма права, должностному лицу - обязывающая норма права, а лицу, совер­шившему преступление, - запретительная[84].

Главная классификация диспозиций норм права - по содержа­нию правила поведения. В таком случае диспозиции подразделя­ются на управомочивающие, обязывающие и запрещающие. По способу выражения диспозиции подразделяются на простые, описательные, ссылочные и бланкетные. Простая диспозиция ограничивается лишь указанием на соответствующее поведение, не описывая его подробно (например, умышленное убийство). Описательная диспозиция не просто именует соответствующее деяние, но дает перечень его основных признаков (например, кража - тайное хищение чужого имущества). Ссылочная диспо­зиция не раскрывает особенности формулируемого поведения (в этом смысле она напоминает простую диспозицию), но явно или неявно (подразумевая) отсылает к другой статье соответствую­щего нормативно-правового акта или к другому акту, где эти признаки (особенности) сформулированы. Наиболее типичные примеры ссылочных диспозиций касаются нарушения различного рода технических правил: правил техники безопасности, правил пожарной безопасности и т. и. Бланкетная диспозиция является разновидностью ссылочной. Здесь также само правило поведения не формулируется, а имеет место ссылка либо к инструкции, ве­домственным правилам, техническим нормам, либо к соответ­ствующим компетентным органам государственной власти, кото­рым поручается установление этого правила поведения (выра­женного, как правило, в ведомственных инструкциях).

Санкция нормы права - это формулировка наказания, которое следует при несоблюдении условий запретительной диспозиции. В литературе иногда встречается утверждение, что санкции бы­вают поощрительные (например, денежная премия, награждение медалью и т. и.). Представляется, что подобного рода «поощри­тельные санкции» это не что иное, как диспозиция нормы права, так как такая норма будет выглядеть следующим образом: при совершении геройского поступка (гипотеза) лицо, его совершив­шее, награждается медалью. Вторая часть этой нормы - это, ко­нечно, никакая не санкция, а самая обыкновенная диспозиция[85].

Санкция нормы права - это модель наказания, предусмотрен­ного нормой именно материальной отрасли права. В этом смысле санкция отличается от процессуальных принудительных мер (например, мер пресечения или обеспечения производства по уголовному делу), а также предупредительных мер, которые ино­гда именуют процессуальными санкциями» Наказание, преду­смотренное санкцией, наступает только в том случае, если со­вершено правонарушение. Например, бессмысленно говорить о наказании при неиспользовании (нереализации) нормы права, содержащей управомочивающую диспозицию. Санкция реализу­ется только при несоблюдении условий именно запретительной диспозиции, предусмотренной материальной нормой права, так как только в этом случае действует признак противоправности (вспомним максиму: «Нет преступления без указания на него в законе»).

Основная классификация санкций - по степени их определен­ности. Они отличаются способом формулирования вида и меры наказания. В связи с этим критерием выделяются прежде всего абсолютно определенные санкции, содержащие один, строго определенный вид наказания и только одну меру (размер), тоже четко определенную. Например, за безбилетный проезд в обще­ственном транспорте в г. С.-Петербурге предусматривается нака­зание только в виде денежного штрафа и только в размере пять­сот рублей. Таких санкций очень мало, так как они не позволяют учитывать обстоятельства правонарушения и личность правона­рушителя. Поэтому гораздо чаще встречаются относительно определенные санкции, когда четко определен один вид наказа­ния, а его размер варьируется от нижней до верхней границы (иногда устанавливается только верхняя граница, однако нижняя в любом случае предполагается). Например, лишение свободы от трех до восьми лет или лишение свободы до пяти лет. Достаточно распространенными являются альтернативные санкции, где на усмотрение правоприменителя оставляется вопрос выбора не только меры наказания, но и его вида, например, либо лишение свободы, либо денежный штраф. Существуют и так называемые кумулятивные санкции, согласно которым к основному виду наказания может быть добавлено дополнительное наказание. До­полнительные наказания - это такие, которые сами по себе не назначаются, но могут дополнять основные. К ним относятся конфискация имущества, возмездное изъятие имущества (пред­мета) или лишение специального права.

После краткой характеристики основных элементов нормы права рассмотрим чрезвычайно дискуссионный вопрос: всегда ли эти три элемента нормы права в ней присутствуют? Чаще все­го в теории права утверждается, что все три элемента всегда су­ществуют и могут быть выявлены если не прямо, то на основе опосредованного анализа[86]. Однако детальный анализ этого во­проса позволяет усомниться в таком выводе.

Прежде всего необходимо отметить, что нет такой статьи нор­мативно-правового акта (а нормативно-правовой акт - основная форма права не только в странах континентальной Европы, но и в России), в которой одновременно содержались бы все три эле­мента нормы права. Более того, даже если считать большинство норм права ссылочными или бланкетными, то все три элемента нормы права невозможно найти даже в рамках одной отрасли права[87]. Это обусловлено тем, что система права развивается по пути функциональной дифференциации основных видов норм права (в связи с обособлением основных сфер общества: обмена материальными ценностями, управления и привлечения к ответ­ственности правонарушителей) - управомочивающих (регулиру­ющих имущественные отношения), обязывающих («специализи­рующихся» на управленческих отношениях) и запретительных (обеспечивающих принуждением остальные сферы общества).

Иногда (и это достаточно распространенная точка зрения) утверждается, что «недостающие» элементы (чаще всего санк­ции) необходимо «искать» в других отраслях права (например, санкции конституционных норм - в уголовном праве). Однако при этом упускается из виду тот факт, что конституционные и уголовно-правовые нормы - это разные нормы права, принадле­жащие к разным отраслям права. Так, если согласиться с тем, что санкции конституционных норм находятся в уголовном праве, то придется признать, что уголовно-правовых норм просто не суще­ствует - это все конституционные нормы.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что норма права имеет только те элементы, которые четко выражены в соответ­ствующей форме - преимущественно в нормативно-правовом акте. Если отсутствует внешнее выражение какого-либо содержа­ния, то говорить о существовании этого содержания - нормы права - невозможно.

Как же выйти из этого затруднительного положения? С одной стороны, норма права должна быть внешне выражена в каком- либо нормативно-правовом акте, но с другой стороны, ни одна статья нормативно-правового акта не содержит всех элементов нормы права. Можно ли в таком случае говорить, что норма пра­ва содержит все три элемента?

Многие ученые пытаются «обнаружить» якобы «скрытые» элементы правовой нормы. Вот как, например, пытаются решить эту проблему в уголовном праве. А. И. Бойцов, один из немногих, кто затрагивает эту проблематику, выделяет следующие элемен­ты уголовно-правовой нормы в «позитивном аспекте»: если во время действия настоящего Кодекса (имеется в виду Уголовный кодекс) лицо, достигшее ... летнего возраста, находящееся на территории... и являющееся вменяемым (гипотеза), то оно обяза­но или ему запрещается... (диспозиция), иначе это лицо подле­жит осуждению с назначением наказания в виде ... (санкция). Та же норма, но уже в «ретроспективном» аспекте[88] предстает в сле­дующем виде: если вменяемое, достигшее ... летнего возраста лицо, находясь на территории... в период действия настоящего Кодекса, совершит (гипотеза), то, установив это и выяснив отсут­ствие обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, а также невозможность исправления лица без применения мер уголовной ответственности, суд обязан назначить ему наказание в виде... (диспозиция), иначе вынесение неправосудного акта влечет ... (санкция)[89].

В связи с такой точкой зрения необходимо отметить следу­ющее. Во-первых, описание субъекта и указание на действие Уголовного кодекса автором отнесены к гипотезе нормы права. Однако гипотеза - это модель фактических жизненных обстоя­тельств, характеризующих ситуацию, предшествующую дей­ствию соответствующего правила поведения. Действие Уголов­ного кодекса касается всех элементов всех уголовно-правовых норм. Описание субъекта - это элемент диспозиции, самого правила поведения, так как правило поведения не может быть без субъекта, который его реализует. Во-вторых, в «ретроспек­тивном» аспекте диспозиция смешивается с санкцией, которая, как известно, предусматривает наказание. Поэтому «наказание в виде...» - это никак не диспозиция. В-третьих, вызывает сомне­ние несовпадение позитивных и ретроспективных структурных характеристик нормы права: в любом случае, соблюдается она или нет, - это одна норма права, поэтому и ее структура должна быть тождественна себе самой. На наш взгляд, приведенный пример (а их можно обнаружить и в работах по другим отраслям права) - это попытка сохранить традиционный теоретический подход «любой ценой».

Выход из такого положения может быть найден в различении логической нормы права и фактически существующей. Это раз­личие между родовым понятием нормы права (общее) и реально существующими нормами права, которые всегда являются осо­бенным проявлением этого общего (при этом общее никогда це­ликом не реализуется в особенном, но реализуется во всем осо­бенном в целом). Как нет эмпирически данного, фактически су­ществующего человека как такового (родовое понятие), так нель­зя обнаружить существование нормы права как общего понятия. Есть эмпирически данные люди, которые выражают родовые признаки общего понятия человека, хотя и всегда отличающиеся от этой «нормы». Точно так же обстоит дело и с нормой права: фактически существуют уголовно-правовые нормы, гражданско- правовые и т. д., в которых проявляются признаки родового по­нятия нормы права. Поэтому логическая структура нормы права - это три элемента, а фактическая норма права содержит только два элемента: условие, при котором вступает в действие норма (гипо­теза), и само правило поведения - либо регулятивное (закрепля­ющее позитивные права и обязанности субъектов), либо охрани­тельное (негативные права и обязанности, связанные с соверше­нием правонарушения и применением наказания). Во втором случае (например, в уголовно-правовой норме) условие (гипоте­за) формулируется в виде диспозиции нормы права (можно ска­зать, что гипотеза слита с диспозицией)[90].

Весьма интересна точка зрения по этому вопросу Е. Я. Мото- виловкера. По его мнению, общая (логическая) структура нормы права включает не три, а четыре элемента: гипотезу, диспозицию (позитивную), нарушение диспозиции (запретительную, негатив­ную диспозицию) и санкцию[91]. Это можно обосновать специализа­цией норм права на позитивном регулировании общественных от­ношений и их охране. В таком случае регулятивные нормы права содержат два первых элемента логической нормы права (это упра­вомочивающие и обязывающие нормы права), а охранительные (или запретительные) нормы права - два вторых элемента.

Возможен и другой подход. Все дореволюционные юристы и целый ряд современных отечественных ученых полагают, что структура нормы права двухзвенная: она включает гипотезу и диспозицию. Диспозиция, в свою очередь, подразделяется на «позитивную» и «негативную». Последняя предполагает обязан­ность подвергнуться наказанию за совершенное правонарушение и по-другому именуется санкцией. Однако в таком случае полу­чается, что санкция - это не самостоятельный элемент нормы права, что сегодня в отечественной юриспруденции вряд ли по­лучит поддержку научного сообщества и практиков. Кроме того (и это более важно), между «позитивной» и «негативной» обя­занностями существует принципиальная разница по юридиче­ским последствиям: в первом случае при добросовестном выпол­нении обязанностей предусматривается поощрение, а во втором - наказание. Поэтому предпочтительнее придерживаться различия между абстрактной или логической структурой нормы права[92], содержащей все три элемента, и фактическими нормами права, в которых выделяется два элемента.

Обратившись к соотношению нормы права и правоотношения, можно более подробно показать эту связь на примере их структу­ры. Генетическая и функциональная связь между нормой права и правоотношением должна обусловливать схожесть (если не тож­дество) их структуры, хотя в теории права никто на это пока не обратил должного внимания. Тем не менее она есть. Прежде все­го, четко коррелируют гипотеза нормы права и юридический факт: и то, и другое - суть условие, при наступлении которого в первом случае (гипотеза нормы права) можно, должно или за­прещено что-либо сделать, а во втором (юридический факт) это происходит фактически.

Несколько сложнее обстоит дело с диспозицией нормы права и элементами правоотношения. Однако принципиальной разницы здесь также нет и быть не может. Диспозиция - это, как уже из­вестно, модель, правило самого поведения. В правовой реально­сти это правило представлено субъектами (кто осуществляет дей­ствия, подчиненные этим правилам), объектом - самим взаимо­действием, которым реализуется правовая связь между субъекта­ми, закрепленная в диспозиции нормы права, и содержанием пра­воотношения - правами и обязанностями субъектов, которые претворяются в жизнь (реализуются) посредством взаимодей­ствия носителей этих прав и обязанностей (т. е. объекта правоот­ношения). Таким образом в диспозиции нормы права (в охрани­тельной норме права - это санкция) закрепляются субъекты, их права и обязанности и само поведение, реализующее права и обя­занности, т. е. все элементы правоотношения.

Дискуссионным является вопрос о внутренней структуре нормы права. Насколько нам известно, первым предложил рас­сматривать вместе с внешней структурой нормы права (гипотеза, диспозиция и санкция) еще и внутреннюю, «семиотическую», структуру нормы права Н. В. Разуваев[93]. «Глубинная структура включает в себя три иерархически соподчиненных уровня (или плана): означаемого, значения и означающего»[94]. Означаемое, по его мнению, - это ценности, которые формулируются в данной норме права. Означающее - норма права, выраженная как знак[95].

В общем и целом такой подход, связанный с использованием достижений семиотики, позволяет по-новому взглянуть на норму права, выявить в ней ранее не замеченные стороны, характери­стики. Однако при этом не все выводы Н. В. Разуваева представ­ляются бесспорными.

Знаковая ситуация, как ее изобразил еще в XIX в. Г. Фреге[96], включает в себя связь трех элементов (так называемый «тре­угольник Фреге»): предмет (денотат, объем понятия) - знак (имя, слово) - понятие (десигнат, содержание понятия). Отношение знака и денотата образует значение знака; отношение знака к де­сигнату (понятию) есть выражение смысла, который заложен в понятии. Этот треугольник показывает, что мышление человека (его восприятие действительности) связано с предметами окру­жающего мира не прямо (непосредственно), а опосредованно, через знаки - заменители предметов. Особый интерес вызывает в этой связи представление о норме права как знаково- символической реальности (норма, как упоминалось выше, - это правило, зафиксированное в словесной форме). Норма права за­мещает собой правовую реальность, а ее восприятие предполага­ет оперирование со знаковой формой нормы права, но одновре­менно в соотнесении (это нельзя забывать) с референтом - фак­тической реальностью (фактическими отношениями как юриди­чески значимым поведением).

Наиболее важным вопросом, который возникает в связи с се­миотическим рассмотрением нормы права, является проблема означаемого (предмета). По мнению Н. В. Разуваева, как уже от­мечалось, означаемым выступают ценности. Полагаю, что норма права выражает прежде всего фактическое поведение (например, обычай - это выражение традиционного поведения), имеющее юридическое значение. Поэтому правоотношения (и в генетиче­ском, и в функциональном смысле) - референт нормы права, а социальное представление об этом референте - означаемое. Эта связь - номинация или репрезентация - не прямое, зеркальное отражение. Более того, в современном постструктурализме (постмодернизме) наиболее радикальные сторонники этого направления утверждают, что за актом номинации вообще отсут­ствует какое-либо содержание (например, политические партии сегодня, и с этим можно отчасти согласиться, выражают сами себя, а не волю народа - социальной группы, которой в экспли­цитном виде вообще не существует). Знак (у Ж. Бодрийяра, Р. Барта, Ж. Деррида, Ж. Делеза), как и всякая структура, первичен по отношению к содержанию, организуя (создавая) его по свое­му образу. Активность формы (структуры), конечно, нельзя от­рицать, как и невозможно элиминировать содержание, без кото­рого знак просто не в состоянии воспроизводиться, а значит, и существовать.

Более перспективен в этой связи подход, позволяющий соеди­нить семиотико-семантический аспект (отношение системы ма­териальных объектов, являющихся знаками, к обозначаемым объектам) с прагматическим. Так, Е. Д. Смирнова, совершенно верно предполагая, что язык (знак) является средством номина­ции, предлагает переформулировать «треугольник Фреге» следу­ющим образом, для того чтобы имело место понимание (переко­дировка сигналов): производитель знака - знак - означаемое - воспринимающий знак. Такая схема учитывает «динамику» си­стемы и позволяет говорить о ее традиционном или инновацион­ном воспроизводстве, т. е. более глубоко представить природу (в том числе диалогическую) нормы права.

3.4.

<< | >>
Источник: Честнов, И. Л.. Теория государства и права : учебное пособие. Ч. 2. Теория права / И. Л. Честнов. - Санкт-Петербург : Санкт- Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2017. - 116 с.. 2017

Еще по теме Структура нормы права:

  1. § 2. Структура нормы права. Способы изложения элементов нормы права в статьях нормативных актов
  2. 14.3. Структура нормы права. Соотношение нормы права и статьи закона
  3. 2. Структура нормы права
  4. Структура нормы права
  5. 8.2. Структура нормы права
  6. § 2. Структура нормы права
  7. 39. Структура нормы права
  8. Тема 2. ПРАВОВЫЕ НОРМЫ И ИСТОЧНИКИ РОССИЙСКОГО ПРАВА 2.1. Понятие, структура и виды норм права
  9. 14.2 Структура нормы права
  10. Вопрос 3. Структура нормы права
  11. 6. Нормы права: понятие, признаки, структура, классификация.
  12. Нормы права. Структура норм права. Лекция, 2016
  13. Нормы права. Структура норм права
  14. Воспроизведите классическую структуру нормы права:
  15. Какой из вариантов ответа соответствует структуре регулятивной нормы права?
  16. Информационно-правовые нормы, как и нормы других отраслей права, состоят из гипотезы, диспозиции и санкции.