<<
>>

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СИСТЕМЫ СОВЕТСКОГО ПРАВА

(Доктор юридических наук И.Л. Брауде)

В связи с разработкой проекта Гражданского кодекса СССР, Основных начал землепользования и других больших законода­тельных актов СССР, а также перспективных планов научно-ис­следовательской работы вновь со всей остротой возникают вопро­сы разграничения отдельных отраслей единого советского права.

В последнее время вопросы установления границ между смежными отраслями права приобрели еще большую актуальность в связи с подготовкой новых программ и учебников гражданского, колхоз­ного, трудового, земельного, административного и других отраслей права. Недостаточная ясность в определении предмета этих отрас­лей и границ между ними приводила то к дублированию изложе­ния, то к пробелам, то к необоснованному и нечеткому разграни­чению правовых институтов. Особенно ярко эти крупные недоче­ты выявились в области колхозного, трудового и гражданского права. К какой отрасли права отнести договор МТС с колхозом, договор контрактации, трудовые отношения в колхозах и МТС, обязательные поставки и др.? В ряде отраслей мы видим сложные правовые институты, где переплетаются разнородные элементы, и, не найдя иного выхода, начинаем исследовать, какие элементы являются преобладающими, чтобы в соответствии с этим отнести правовой институт к той или иной отрасли права. В журнале «Со­ветское государство и право» (№ 6 за 1954 г.) в передовой статье «За тесную связь науки гражданского права с практикой» было отме-

чено: «...что касается договора МТС с колхозом, которому придана сила закона, необходимо прежде всего констатировать, что это сложный комплексный правовой институт, включающий в себя как колхозно-правовое, так и гражданско-правовое содержание. Хотя из договора возникают имущественные отношения между МТС и колхозом, но посредством этого договора не столько оформ­ляются... отношения сторон, сколько определяются государствен­ные формы руководства колхозами...». Исследование этого и дру­гих сложных институтов вызывает немало споров.

Так, например, ряд возражений вызывало помещение в учебни­ке трудового права Н.Г. Александрова (издание 1954 г.) главы «Пра­вовые условия труда работников МТС». Некоторые специалисты в области колхозного права усмотрели в этом вторжение представи­телей отрасли трудового права в область колхозного права, так как специфику правового положения рабочих тракторных бригад МТС не понять без уяснения специфики колхозного производства, а это — область отношений, охватываемых отраслью колхозного права.

Выявление этих и многих других спорных положений потребо­вало специального трехдневного обсуждения во Всесоюзном ин­ституте юридических наук (на совместном заседании секторов гражданского, трудового и колхозного права в мае 1955 г.) вопросов разграничения этих отраслей права.

В связи с этим с новой остротой встали и некоторые более об­щие вопросы системы единого советского права. В частности, возникают вопросы о целесообразности пересмотра установившей­ся системы нашего права и о допустимости межотраслевых (ком­плексных) научных и учебных дисциплин.

Этим вопросам и посвящается настоящая статья.

* * *

Понятие «система», как известно, означает определенное раз­мещение (порядок) частей, производимое на основе единых точек зрения, принципов.

Ценность всякой системы состоит именно в том, что она помогает изучить, понять, глубже уяснить охватывае­мые ею явления, определить связи и разграничения групп, явле­ний, выявить направления и процессы развития.

Система права — это единство составляющих его правовых норм и правовых институтов (совокупностей правовых норм, регулиру­ющих ту или иную область общественных отношений), внутренне взаимосвязанных и согласованных, имеющих в своей основе общие принципы, но отнюдь не совокупность одних принципов[186]. Конеч­но, нельзя отрывать правовые нормы и правовые институты от заложенных в них принципов. Но нельзя забывать, что на одних и тех же принципах могут базироваться разные правовые нормы и институты. Например, такие институты, как право личной соб­ственности и долгосрочное вещное право застройки, базировались на одной и той же экономической основе: социалистическая си­стема хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства, на одном и том же основном положении, что каждый гражданин вправе построить и приобрести для себя индивидуальный жилой дом. Однако на основе этих общих прин­ципов в СССР существовали два различных правовых института, и право застройки было полностью отменено лишь в 1949 году.

В системе права находят свое выражение взаимосвязь норм права, их единство, а также подразделение (классификация) дан­ного права на различные отрасли.

Отражая совокупность внутренне согласованных правовых ин­ститутов, система советского социалистического права вместе с тем выявляет их связи и разграничения.

Система права имеет значение прежде всего для глубокого по­знания и дальнейшего развития правовых институтов, то есть име­ет научное значение. Однако ценность системы этим не ограничи­вается. Она имеет и существенное практическое значение для за­конодательной работы и обобщения практики.

Само собой разумеется, что для практического разрешения того или иного конкретного вопроса судье, прокурору или работнику органа государственного управления, как правило, нет необходи­мости всегда обращаться к «системе» права; он должен знать и правильно применять правовую норму. Однако для выявления соответствующей нормы в сложных вопросах он должен быть во­оружен знанием правовых институтов, непосредственно регулиру­ющих не только данное правоотношение, но и смежные с ним. Для этого же ему необходимо обращаться не только к нормам данной отрасли права, но и к другим отраслям права. Так, например, на­родный суд, разрешая спор о разделе имущества колхозного двора, должен иметь в виду нормы не только гражданского и колхозного, но и земельного, финансового, административного права. При этом суд, конечно, не компетентен решать спор о землепользова­нии (эти споры решаются в административном порядке), но он должен иметь в поле своего зрения эти вопросы, чтобы вовремя предупредить мнимые разделы двора, используемые отдельными отсталыми членами колхозов для незаконного получения допол­нительного приусадебного участка или в целях уклонения от упла­ты сельскохозяйственного налога, и т.п. Арбитраж, разрешая спор между дирекцией строящегося предприятия и строительной орга­низацией по расчетам за выполненные работы, должен иметь в виду не только нормы гражданского права (наличие договора, соответ­ствие договорных санкций закону, исковая давность и пр.), но и нормы административного права (финансовый контроль банка долгосрочных вложений, акты государственного архитектурно- строительного контроля И Т.Д.).

Наша система права строится, как известно, по предмету регу­лирования. Задача состоит в том, чтобы правильно определить содержание и границы отдельных дисциплин. Нельзя рассматри­вать отдельные отрасли права в полном отрыве от других. Система права — это обусловленное в конечном счете экономическим стро­ем общества на данном этапе его развития подразделение права как единого целого на отдельные, но вместе с тем взаимосогласованные отрасли.

Отдельные отрасли права не отграничены друг от друга какой-то каменной стеной. Так, например, земельное право, определяемое по предмету регулирования, является отраслью советского права, регулирующей на основе национализации земли условия, порядок и формы предоставления земельных участков в пользование, пра­вильное использование всех частей единого государственного зе­мельного фонда в соответствии с интересами социалистического строительства. Однако, как признают авторы учебников земельно­го права, характерная черта этого права заключается в том, что оно охватывает не только материально-правовые нормы, но и ряд про­цессуальных норм (землеустроительный процесс, юрисдикция по земельным спорам)[187]. Земельное право как отрасль права охваты­вает также правоотношения горные, водные и лесные, хотя недра земли, воды и леса являются предметом специального законода­тельства. Целесообразность включения этих правоотношений в состав земельного права как отрасли права убедительно обосновы­вается тем, что горное, водное и лесное законодательства охваты­вают ряд земельно-правовых отношений: а) залежи общераспро­страненных ископаемых и залежи торфа расположены непосред­ственно на земной поверхности, залежи других ископаемых находятся в глубине под поверхностью земли, но доступ к ним неразрывно связан с поверхностью земли; б) использование всех водных источников связано с использованием земной поверхности: берегов, орошаемых земель, каналов; в) леса расположены на по­верхности земли, и земли лесного фонда входят в состав единого государственного фонда в качестве особой категории земель.

Земельное право также, как гражданское, а частично и админи­стративное право, регулирует имущественные отношения. Одной из особенностей этих имущественных отношений является то, что земельные участки, месторождения ископаемых, лесные и водные угодья не имеют денежной оценки и не отражаются в балансах предприятий и организаций, а площадь их учитывается особо и показывается в справках к балансам.

Земельное право определяется по предмету регулирования. Од­нако нет еще полной ясности при определении границ, отделяю­щих земельное право от смежных отраслей права, прежде всего от гражданского и административного. В частности, система управ­ления единым государственным земельным фондом, учет земель и земельная регистрация, землеустройство, планировка населен­ных мест, отвод земельных участков, а также условия и порядок их изъятия для государственных и общественных надобностей регу­лируются административно-правовыми актами; эти специальные вопросы государственного управления изучаются одновременно в особенной части советского административного права[188].

Земельное право соприкасается с колхозным правом. В обеих дисциплинах исследуются вопросы землепользования колхозов. Но какого-либо разграничения сфер колхозного и земельного пра­ва в изучении этих вопросов не проведено. Стоит только заглянуть в программы курсов и учебники земельного и колхозного права, чтобы убедиться, что по тематике эти главы совпадают. Между тем хотя бы в целях избежания параллелизма можно было бы изучать в земельном праве вопросы, относящиеся к отводу земельного массива колхозу, регистрации земель колхоза (общественных зе­мель колхоза и его приусадебного фонда), а в колхозном праве — вопросы внутреннего землеустройства колхозного массива, полей севооборотов И Т.П.

Колхозное право как отрасль права не только соприкасается с гражданским, административным, земельным и трудовым правом, но и перекрещивается с ними. Как известно, до Всесоюзного сове­щания по вопросам науки права (1938 г.) было очень спорным выде­ление колхозного права в отдельную отрасль права. Поддерживая мнение о необходимости такого выделения, А.Я. Вышинский вмес­те с тем отмечал , что колхозное право входит своими частями в госу­дарственное право и в гражданское право, что нельзя изучать кол­хозное право в отрыве от государственного и гражданского права’. Однако задачи организационно-хозяйственного укрепления колхо­зов требовали выделения колхозного права в отдельную отрасль. Другими словами, в основу выделения колхозного права в отдельную отрасль права были положены не столько предметы регулирования, сколько задачи организационно-хозяйственного укрепления кол­хозов. Это обусловило и содержание колхозного права как отдельной дисциплины. Оно охватывает разные отношения колхоза и зиждет­ся, как известно, на следующих основных принципах: а) доброволь­ность вступления в колхоз, б) широкая самодеятельность колхозных масс, в) руководство государства организацией и деятельностью колхозов в сочетании с широкой самодеятельностью колхозных масс, г) правильное сочетание личных и общественных интересов в колхозах при подчинении личных интересов общественным; осу­ществление начала материальной заинтересованности колхозников в развитии производства, в увеличении его доходности.

Система курса колхозного права по установившейся традиции строится применительно к системе Примерного устава сельскохо­зяйственной артели: предмет колхозного права, история развития Примерного устава как основного источника колхозного права, государственное руководство колхозами, правовое положение МТС и договор МТС с колхозом, право землепользования колхоза, пра­во колхозной собственности, правовые вопросы хозяйственной деятельности колхоза, членство в колхозе, правовые формы орга­низации и оплаты труда в колхозе, распределение доходов, обяза­тельства колхоза перед государством, система органов управления делами колхоза, правовое положение колхозного двора.

Сама система колхозного права показывает, что по предмету регулирования невозможно его отделить от ряда других отраслей советского права. Так, говоря о предмете колхозного права, про­грамма курса и учебник колхозного права, естественно, уделяют много внимания понятию кооперации, ее видам, уставным формам колхозов. Другими словами, излагаются общие понятия граждан­ского права и на их основе — специфика уставной деятельности сельскохозяйственной артели. Эти понятия далее развиваются в теме «Примерный устав сельскохозяйственной артели», где рас­сматриваются его основные принципы, его значение для конкре­тизации уставов отдельных колхозов, мероприятия по борьбе с нарушениями Устава, то есть вопросы общей части гражданского права, возникающие в условиях образования и деятельности кол­хоза.

Следующая тема — государственное руководство колхозами — исходит из общих начал государственного руководства социалис­тическим народным хозяйством, различных правовых форм и мето­дов государственного руководства с широкой самостоятельностью колхозников. Это тема государственного и административного пра­ва. Она излагается и в особенной части административного права (управление сельским хозяйством)[189].

Тема МТС и ее договорные взаимоотношения с колхозами со­держит общую характеристику МТС как крупного государствен­ного сельскохозяйственного предприятия, типового договора МТС с колхозом, ответственности сторон за неисполнение договора, то есть излагает прежде всего гражданско-правовые вопросы. Кроме того, в этой теме должны излагаться также некоторые вопросы административного права, поскольку отдельные функции ликви­дированных районных отделов сельского хозяйства перешли к МТС и на некоторых должностных лиц МТС (главных агрономов, старших ветеринарных врачей) возложены функции должностных лиц органов государственного управления по надзору и контролю. Включение в эту тему наряду с гражданско-правовыми вопросами также административно-правовых не делает спорным характер этой главы. Имеются все основания присоединиться к мнению А.В. Венедиктова, считающего, что в договоре МТС с колхозом преобладают гражданско-правовые элементы[190]. Независимо оттого, будет ли признано необходимым включить нормы, регулирующие этот договор, в Гражданский кодекс СССР или они будут вынесены в отдельный закон, специально посвященный регулированию от­ношений между МТС и колхозом, анализ их показывает, что здесь преобладают гражданско-правовые отношения.

Тема «право колхозной собственности» является темой граждан­ского права. Как известно, Конституция СССР устанавливает единое понятие кооперативно-колхозной собственности. Ни основной закон нашего государства, ни теория политической экономии со­циализма не характеризуют принципиально раздельно собствен­ность разных видов социалистических кооперативных организаций, а, наоборот, рассматривают ее в едином понятии кооперативно­колхозной собственности. Было бы важно для практики и интерес­но теоретически исследовать право собственности сельскохозяй­ственных артелей, организаций потребительской кооперации, ко­оперативных промысловых артелей, их союзов и других видов социалистических кооперативных организаций. Всем этим вопросам в проекте Гражданского кодекса СССР уделяется большое внимание.

Вслед за правом колхозной собственности излагается правовое регулирование хозяйственной деятельности колхозов, в частности: колхоз как юридическое лицо, его правоспособность, его права и обязанности по организации отдельных отраслей своего обществен­ного хозяйства и подсобных предприятий, по организации финан­сового хозяйства и др. И эта тема является гражданско-правовой.

Далее следует тема о членстве в колхозе (право граждан на объ­единение в кооперативные организации, условия и порядок вступ­ления в члены колхоза, уставные права и обязанности членов кол­хозов, основания и порядок исключения из колхозов и перехода из колхоза в колхоз), которая также является в своей основе темой общей части гражданского права.

Следующие темы, посвященные вопросам организации, дис­циплины и оплаты труда в колхозах, являются по своему содержа­нию темами трудового права. Независимо оттого, будут ли подоб­ные отношения излагаться в курсе колхозного права или, как счи­тают некоторые наши ученые, в курсе трудового права, по своему существу эти отношения являются трудовыми правоотношениями.

В теме, посвященной распределению доходов в колхозах, изла­гается порядок первоочередного выполнения колхозами своих обязательств перед государством (обязательные поставки, налоги и др.), создания и пополнения натуральных и денежных фондов колхоза, распределения доходов между членами колхозов по тру­додням, то есть рассматриваются правоотношения, регулируемые административным, финансовым и гражданским правом. В теме органы управления в колхозах рассматриваются: организация управления в колхозах, компетенция общего собрания, правления и ревизионной комиссии колхоза, то есть вопросы образования и деятельности органов колхоза как кооперативной организации, изучаемые гражданским правом.

Наконец, в заключительной теме, посвященной колхозному двору, излагается понятие колхозного двора как субъекта права, право личной собственности колхозного двора, право распоряже­ния его имуществом, раздел и выдел колхозного двора, а также обязательства колхозного двора перед государством, то есть в ос­новном вопросы гражданского права.

В итоге почти все темы, содержащиеся в программе курса и в учебнике колхозного права, входят в тематику других отраслей советского права. Колхозное же право дополняет эти темы специ­фикой правоотношений колхозов и объединяет в специальную научную и учебную дисциплину.

Научная и практическая ценность глубокого комплексного изу­чения правовых институтов, регулирующих разносторонние и раз­нообразные отношения колхозников, не подлежит никакому со­мнению. Их разработке должны посвятить свою деятельность са­мостоятельные кафедры юридических вузов и специальные секторы научно-исследовательских институтов.

Задачи по организационно-хозяйственному укреплению кол­хозов приобретают особо важное значение в свете поставленной партией и правительством цели — добиться такого положения, чтобы социалистическое сельское хозяйство в изобилии обеспечи­вало население продуктами питания, а промышленность — сырьем. Комплексное изучение правоотношений колхозов будет содейство­вать правильному применению законодательных актов, обобще­нию практики, устранению недостатков в деятельности колхозов, улучшению правовых методов руководства колхозами, совершен­ствованию методов правового регулирования, развитию советской правовой науки. Однако, придерживаясь классификации отраслей права по предмету регулирования, нельзя делать вывод, что кол­хозное право, являющееся весьма важной научной и учебной дис­циплиной, образует самостоятельную отрасль единого советского права. Оно является, несомненно, очень важной, но комплексной (межотраслевой) дисциплиной.

Этот вывод имеет прежде всего значение для определения гра­ниц колхозного права. Среди ученых, работающих в области кол­хозного права, нет единогласия по вопросу определения круга колхозных правоотношений. Одни авторы полагают, что колхозное право должно ограничиться изучением внутриколхозных отноше­ний (И.В. Павлов), другие высказались за включение также тех отношений колхоза вовне, которые регулируются Примерным уставом сельскохозяйственной артели и дополняющими его зако­нодательными актами (Н.Д. Казанцев), или тех отношений колхо­за вовне, которые через членство в колхозе органически связаны с внутриколхозными отношениями (Л.И. Дембо).

Признание колхозного права комплексной (межотраслевой) научной и учебной дисциплиной, а не отдельной отраслью права освобождает от необходимости отыскивать несуществующие линии отграничения колхозного права от других отраслей советского права. Границы колхозного права как комплексной, охватывающей ряд отраслей права (межотраслевой) научной и учебной дисцип­лины, могут быть определены по признакам целесообразности ведения научного исследования и учебного процесса. Эти границы могут меняться в зависимости от нужд практики, от характера на­учного исследования, от профиля учебной подготовки.

Межотраслевой характер колхозного права как научной и учеб­ной дисциплины, по существу, не отрицают и некоторые сторон­ники признания колхозного права отдельной отраслью права. Так, Л.И. Дембо, подводя итог анализа колхозных отношений и, в част­ности, останавливаясь на отношениях МТС с колхозом, приходит к выводу о «сложности взаимоотношений, связанных с колхозным строительством, регулируемых различными отраслями советского права», а также и о том, что «мы имеем здесь своеобразное сочета­ние колхозно-правовых, государственно-правовых, администра­тивно-правовых, гражданско-правовых и иных отношений», и да­лее подчеркивает, что на современном этапе колхозного строитель­ства «колхозное право еще теснее соприкасается с другими отраслями единого советского права»[191]. Этот вывод является пра­вильным. Рассматривая понятие отрасли права и вопрос о предпо­сылках выделения отдельных отраслей права, Л.И. Дембо исходит из общепризнанного в науке советского права критерия — подраз­деления по предмету регулирования.

Однако для определения предмета регулирования Л.И. Дембо не ограничивается общепризнанными признаками — наличием определенной группы общественных отношений и комплекса пра­вовых норм, принадлежащих к этой группе отношений. В качестве третьего признака он вводит еще «наличие у стоящего у власти класса объективно обусловленного интереса самостоятельного регулирования данного комплекса отношений» и добавляет, что этот классовый интерес тоже объективно обусловлен экономиче­ским базисом[192].

Исходным пунктом для объективной научной классификации правовых отношений и регулирующих их правовых норм является понятие общественных отношений, то есть отношений, устанав­ливающихся между людьми в процессе их совместной деятельно­сти. Важнейшими из них являются производственные, экономи­ческие отношения. Следовательно, предмет регулирования каждой из отраслей права объективно вытекает из классификации обще­ственных отношений на отдельные области. Дополнительно пред­лагаемый Л.И. Дембо признак классового интереса либо повторя­ет заключающееся в первом признаке (наличие определенной группы общественных отношений) понятие правовых отношений как отношений, определяемых типом производственных отноше­ний, либо пытается подменить объективный марксистский крите­рий классификации производственных отношений субъективно понимаемым признаком классового интереса, который дает воз­можность производить классификацию на отрасли, руководствуясь лишь соображениями целесообразности на данном этапе развития советского права. Ссылка Л.И. Дембо на то, что классовый интерес тоже обусловлен экономическим базисом, здесь явно недостаточ­на. Вводя некоторый элемент субъективизма в классификацию советского права на отдельные отрасли, концепция Л.И. Дембо, как нам представляется, не помогает научному уяснению вопроса, является ли колхозное право отдельной отраслью права. Вместо того чтобы доказать, что колхозное право является отдельной отраслью права, и выявить границы этой отрасли и, в частности, линии от­граничения ее от других, смежных с ней отраслей права, Л.И. Дем­бо пытается пересмотреть установившуюся в науке советского права классификацию права на отдельные отрасли и включает еще такие субъективно понимаемые признаки, как классовый интерес, органическая связь отношений, учет всего комплекса отношений, интересы практики в разрешении конкретных вопросов и т.д. Но в таком понимании отрасли права любая научная и учебная право­вая дисциплина может быть признана отдельной отраслью права.

Известно, что начиная с 1938 года цивилисты, считаясь с обо­соблением колхозного права как отрасли права, необоснованно отказались от разработки таких правовых институтов, как договор государственной закупки, обязательство поставки[193]. Точно так же правовое положение совхозов до настоящего времени не было предметом исследования ни в гражданском, ни в земельном, ни в административном праве.

Не все еще в нашей системе права достаточно полно разработа­но. Излагая схему системы советского социалистического права,

А.Я. Вышинский отмечал, что эта схема не претендует на исчер­пывающий и законченный характер, что она отражает лишь основ­ные отрасли советского социалистического права1.

Многосторонняя практика социалистического государства, ука­зывая пути организации научной работы в области права, направля­ет правовую научную мысль как на выделение новых, так и на со­здание комплексных дисциплин. При их образовании и становлении многое может быть еще спорным. Нет единодушия и в вопросе о том, следует ли соединять такие научные дисциплины, как граждан­ский процесс, уголовный процесс и судоустройство, в единую науку судебного права. Нет полного единогласия в вопросе о выделении из гражданского права семейного права в отдельную научную дис­циплину. Однако из этого вовсе не следует, что система советского права есть нечто часто меняющееся или недостаточно ясное.

Ныне советские юристы почти единодушно признают, что си­стему советского социалистического права надо строить как устой­чивую систему, а не как подвижную классификацию, быстро изме­няющуюся в зависимости от требований жизни. Как бы ни была изменчива наша жизнь, справедливо отмечал А.Я. Вышинский, не только возможно, но и необходимо построить систему нашего права. Для этого имеются все предпосылки[194] [195].

Система права стабильна. Отдельные нормы и правовые инсти­туты изменяются, отменяются или заменяются новыми. Однако система права не изменяется в зависимости от изменения тех или иных правовых норм и институтов.

Она изменяется, как правило, в связи с переходом Советского государства в новую, главную фазу развития. Внутри же одной фазы в связи с многообразной и все развивающейся практикой социа­листического государства изменяются лишь отдельные правовые институты, границы между отраслями права.

Подразделение единой системы права на отдельные отрасли, как отмечено выше, вовсе не исключает изучение одних и тех же правовых проблем разными научными и учебными правовыми дисциплинами в различном аспекте, под разным углом зрения.

Система правовых наук и правовых учебных дисциплин не только может быть, но, как представляется автору, должна быть шире системы отраслей советского права.

В системе всех наук мы видим движение: отпочкование новых научных и учебных дисциплин, появление новых линий размеже­вания, а также образование вспомогательных комплексных специ­альностей.

В результате комплексного изучения вопросов образуются но­вые научные и учебные дисциплины. Несомненно, что новая учеб­ная дисциплина, намечая и систематизируя связи явлений, методов и мероприятий, этим содействует также их научному изучению. В этом разрезе трудно установить ту степень углубленного учебно­го процесса, ту грань, которая позволяет считать, что отдельная учебная дисциплина частично уже превратилась в отдельную на­учную дисциплину.

Обращаясь с этих позиций к изучению правовых институтов, мы видим, что комплексное изучение вопросов разных отраслей права содействует углублению учебного процесса, помогает прак­тике, дает полезные результаты и в научном отношении.

Комплексные (межотраслевые) дисциплины, стержень которых как бы проходит через ряд отдельных отраслей права, можно было бы условно назвать «сквозными». Они не вносят изменений в си­стему права, а дополняют установившиеся основные отрасли науки. Одни из них могут существовать более продолжительное время, другие же кратковременны.

Так, в 1921—1922 гг. была выдвинута мысль о создании отдельной дисциплины воздушного права. И.С. Перетерский не только убе­дительно обосновал целесообразность введения такого отдельного курса, но и написал интересную книгу «Воздушное право»[196]. От­нюдь не настаивая на признании воздушного права самостоятель­ной научной дисциплиной, он вместе с тем писал, что изучение воздушного права необходимо, что непризнание его самостоятель­ной дисциплиной еще не означает его ненужности, наоборот, его изучение нужно практике; в него входят элементы различных юри­дических дисциплин (государственное, международное, уголовное, гражданское, финансовое право), но оно не является сборником беспорядочно нагроможденных сведений, случайно надерганных из разных юридических дисциплин, а, наоборот, обладает внутрен­ним единством, стержнем которого является право на воздушное пространство.

Рассеянность элементов воздушного права между различными правовыми дисциплинами, писал И. С. Перетерский, не обеспе­чивает ни единства метода их изучения, ни единообразия выводов; кроме того, многие элементы воздушного права находятся в бли­жайшей связи с техникой воздушного передвижения, а эта связь требует в целях экономии сил обособленного изучения воздушно­го права.

Идею воздушного права как отдельной дисциплины поддержал

С.Б. Крылов, который в 1933 году издал курс (первый выпуск) «Воздушно-транспортное право».

Разработка этих курсов имела в целом, несомненно, положи­тельное значение для развития нашего права.

Как известно, наряду с государственным и административным правом в системе правовых дисциплин существует как учебная дисциплина советское строительство. В задачи этой дисциплины входит научное обобщение практической деятельности советского государственного аппарата. Предметом изучения являются здесь вопросы организации работы государственного аппарата. По мне­нию А.А. Аскерова[197], в курсе советского строительства должны комплексно, целостно изучаться правила организационного совет­ского руководства вне зависимости от форм их закрепления.

Советское строительство, подчеркивал А.А. Аскеров, непосред­ственно примыкает к наукам государственного и административ­ного права, есть их продолжение. Эта точка зрения не является единой среди советских государствоведов. Однако никто не отри­цает важности обобщения богатейшего опыта советского строи­тельства, многообразной практики органов советской власти и управления, всесторонней научной разработки этих вопросов на основе марксистско-ленинской теории. Советское строительство является прежде всего учебной дисциплиной. В постановлении ЦК ВКП(б) 1946 года о подготовке и переподготовке руководящих партийных и советских работников советское строительство было выделено как предмет особого изучения на семинарских занятиях[198]. Вместе с тем специальное изучение и обобщение практики госу­дарственного аппарата признается не только учебной, но и научной дисциплиной[199].

В учебных целях полезно, как показал опыт преподавания на курсах повышения квалификации юристов, введение таких дис­циплин, как организации работы органов юстиции и организация ра­боты советской прокуратуры.

В отношениях с другими странами Советское правительство, следуя заветам В.И. Ленина, всегда последовательно проводит по­литику сотрудничества со всеми странами и развития деловых свя­зей с ними на принципах соблюдения взаимных интересов. Деловые связи СССР с другими государствами в экономической области выражаются главным образом во внешней торговле. В 1954 году торговля СССР осуществлялась с 58 иностранными государствами. В связи с ростом внешней торговли СССР со странами народной демократии и с капиталистическими странами все большее значе­ние приобретает международное частное право. Как известно, в сис­теме советского социалистического права такой отрасли нет. Мож­но было бы попытаться сделать вывод, что международное частное право является частью международного права, а последнее не вхо­дит непосредственно в систему права отдельного государства. Од­нако большинство советских ученых обоснованно считает, что международное частное право не есть область международного права. Вопросы международного частного права возникают в слу­чаях гражданских правоотношений с «иностранным» элементом. Стоит только внимательно ознакомиться с содержанием институ­тов международного частного права, чтобы убедиться, что в этой дисциплине в значительном большинстве случаев речь идет о внут­ригосударственном регулировании правоотношений, возникаю­щих в пределах территории определенного государства.

Нормы международного частного права, применяемые органа­ми Советского государства, нельзя изучать в отрыве от общих прин­ципов советского гражданского права[200]. В составе источников меж­дународного частного права имеются внутригосударственные нор­мы, а также международные соглашения. Регулируя гражданские правоотношения с участием на одной или на обеих сторонах фи­зических или юридических лиц (право-дееспособность иностран­цев, правовое положение иностранных юридических лиц, право­отношения с «иностранным» элементом и т.д.), международное частное право является не только учебной, но и научной дисцип­линой. Наша литература обоснованно говорит о советской науке международного частного права[201].

Весьма актуальным является комплексное изучение правовых вопросов транспорта. Транспортное право как учебная дисциплина было введено еще до Великой Отечественной войны. В ней изла­гаются такие вопросы, как государственная социалистическая соб­ственность на средства железнодорожного, водного и воздушного транспорта, планирование перевозок, хозрасчет во взаимоотноше­ниях транспорта с клиентурой, договоры перевозки и экспедиции, страхование грузов и т.д.[202] Такое систематическое изложение внут­ренне связанных или соприкасающихся друг с другом правовых вопросов транспорта безусловно целесообразно в учебных целях и необходимо для научной их разработки; оно ценно и для практики.

Как отдельная часть транспортного права существует морское право, содержание которого определяется отношениями, склады­вающимися на морском транспорте и в торговом мореплавании[203]. В его изложении систематизируются элементы государственного, международного, административного, гражданского и финансо­вого права.

Однако с точки зрения учебного процесса, до сих пор не решен вопрос о границах этой комплексной дисциплины. А.Д. Кейлин, например, включает в нее предмет и источники советского мор­ского права; организационно-правовые формы торгового море­плавания в СССР, правовой режим торгового мореплавания (включая режим открытого моря, специальных морских зон, тер­риториальных вод, портов, международных рек и т.д.); морское судно (иммунитет государственных морских торговых судов СССР); правовое положение судового экипажа, капитана, лоцма­на, морских агентов, коносамент, договоры морской перевозки грузов, фрахтования судна на время морской перевозки пассажи­ров, буксировки, пределы ответственности судовладельца, авария (общая и частная), возмещение убытков, причиненных столкно­вением судов, вознаграждение за оказание помощи, морское стра­хование, суд и арбитраж по морским делам, в том числе разбира­тельство «морских дел» в капиталистических странах. Изучение вопросов морского права в таком широком объеме целесообраз­ным может быть в некоторых специальных учебных заведениях (например, в специальных учебных заведениях морского транс­порта, внешней торговли).

Как отдельная учебная дисциплина, систематизирующая не только специальные вопросы гражданского, но в некоторой части и административного права, был введен курс жилищного права.

Советское жилищное право должно охватывать правовые инсти­туты, регулирующие отношения, связанные с обеспечением со­хранности, благоустройства и правильного целевого использования жилых строений, удовлетворения жилищных нужд граждан, пра­вильного пользования жилыми помещениями. Классификация правовых норм, регулирующих разные стороны жилищно-право­вых отношений, должна иметь своей задачей наиболее полный охват всех возникающих в жизни жилищных отношений.

В исследуемых и классифицируемых жилищным правом поло­жениях нормативных актов выражается политика Коммунистичес­кой Партии и Советского правительства, направленная на более полное удовлетворение жилищных нужд населения и на сохране­ние, улучшение и расширение жилищных фондов. Исследование состава жилищных фондов и порядка управления ими должно быть положено в основу изучения институтов жилищного права.

Основания возникновения жилищных правоотношений не оди­наковы в различных фондах; в государственном жилищном фонде важнейшим основанием является сочетание административно­правового акта и гражданско-правового договора. В соответствии с этим жилищное право как специальная дисциплина должно со­держать: а) теоретическое введение с характеристикой жилищного вопроса в целом, указания классиков марксизма-ленинизма о ме­роприятиях по разрешению жилищного вопроса, основные черты жилищного законодательства капиталистических стран, законо­дательство СССР и стран народной демократии; б) изложение развития советского жилищного законодательства и характерис­тику источников действующего жилищного права; в) раздел об управлении жилищным хозяйством (система управления, компе­тенция органов жилищного хозяйства, административные акты жилищных органов и их соотношение с гражданско-правовыми отношениями по пользованию жилыми помещениями); г) образо­вание жилищных фондов, мероприятия по их сохранению (в част­ности, участие в этом общественности); д) общую характеристику правоотношений по пользованию жилыми помещениями; е) до­говор жилищного найма; ж) раздел о жилищно-строительной ко­операции; з) иные основания пользования жилыми помещениями (пользование служебными жилыми помещениями, аренда домов, пожизненное пользование).

Этот примерный перечень существенных, тесно между собою связанных вопросов жилищных отношений показывает, что жилищ­ное право как учебная и научная дисциплина своими корнями вхо­дит в гражданское право, но при этом является не только его разде­лом, а в некоторой части и комплексной дисциплиной. Целесооб­разно излагать этот специальный курс как часть курса гражданского права с включением в него лишь некоторых вопросов администра­тивного права. Можно излагать его еще шире с включением также вопросов земельного права, связанных с эксплуатацией жилых до­мов и жилищным строительством. Во всяком случае такая учебная и научная дисциплина является, несомненно, полезной.

С первых лет становления Советского социалистического госу­дарства неустанное внимание партии и правительства было обра­щено на вопросы восстановления, расширения и нового строи­тельства предприятий, зданий и сооружений.

Капитальное строительство было одним из основных звеньев в осуществленном советским народом плане социалистической ин­дустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства.

Во второй фазе развития Советского государства строительная индустрия приобретает огромное значение.

В директивах XIX съезда партии и в последующих решениях партии и правительства содержится обширная конкретная про­грамма дальнейшей индустриализации строительного производ­ства. Важнейшей частью этой программы является опубликованное 20 августа 1954 г. постановление Совета Министров СССР и ЦК КПСС о развитии производства сборных железобетонных кон­струкций и деталей для строительства, положившее начало массо­вого индустриального строительства. Предприятия строительной индустрии выполняют строительные работы в основном по дого­ворам капитального строительства. Казалось бы на первый взгляд, что если строительная индустрия укрепляется и развивается как одна из отраслей тяжелой индустрии, то, может быть, она в орга­низационно-правовых формах своей деятельности сравняется с остальными отраслями тяжелой промышленности, в частности договор капитального строительства с его спецификой утратит свое значение и станет разновидностью договора поставки. Однако это не так. Строительное производство имеет свою устойчивую спе­цифику: а) оно связано с условиями места строительства; приме­нение типовых проектов обязательно требует «привязки» к мест­ности; б) заказчик, как правило, должен принимать участие в осу­ществлении строительства, он не только организатор строительства, он — постоянный наблюдатель, осуществляющий контроль за строительством; в) значительную роль в организации строительства играют проектные организации; г) за подготовкой и выполнением строительства установлен специальный контроль органов государ­ства. Это такие специфические черты, которые вызывают к жизни специальные правовые нормы и правовые институты.

Правовые институты, регулирующие строительство в СССР, ныне рассматриваются разрозненно в разных отраслях науки пра­ва и в разных аспектах. Вопросы планировки и застройки местно­сти, планирования объектов строительства, выдачи разрешений на строительство, приемки законченных строительством объектов в эксплуатацию относятся, как правило, к административному пра­ву. Однако полностью уместить их в рамки административного права не удается.

В учебниках и программах курсов административного права уделяется внимание анализу системы и функций органов управле­ния капитальным строительством. Между тем усвоение этой систе­мы невозможно вне связи с институтами гражданского и земельно­го права. Поэтому, например, правовые вопросы градостроитель­ства, получившие такое большое значение со времени июньского (1931 г.) Пленума ЦК ВКП (б)[204], до сих пор в науке советского права не разработаны. Социалистическая система хозяйства и социалис­тическая собственность на орудия и средства производства сделали возможным разрешение важнейших проблем градостроительства: плановое воздействие на размещение и рост городов, научно обос­нованный выбор территории, общее зонирование городской тер­ритории, размещение предприятий, транспорта, коммунальных сооружений, жилищ, культурных учреждений и т.д., расположение улиц, озеленение и обводнение городских территорий, обеспечение цельности архитектурных ансамблей и т.п. Правовые вопросы гра­достроительства являются вопросами не только административно­го, но также земельного и гражданского права. Требуется объеди­нение усилий этих правовых дисциплин для комплексной разра­ботки правовых институтов градостроительства.

Вопросы размещения строительства, порядка и условий отво­да земельных участков под строительство относятся к области земельного права. Но стоит только заглянуть в программу курса, в учебники и литературу по земельному праву, чтобы убедиться, что эти вопросы еще очень мало разработаны. В учебниках им отводится лишь несколько страниц в главе о городских землях, где только описывается система земельных органов в городах и порядок отвода городских селитебных участков. Монографичес­кая разработка этих вопросов возможна лишь в увязке земельно­правовых вопросов с гражданско-правовыми и административно­правовыми.

Договоры капитального строительства являются областью граж­данского права, однако, как показывают опубликованные моногра­фии и статьи, разработка вопросов заключения и исполнения до­говоров капитального строительства невозможна без рассмотрения вопросов управления и финансирования строительства. Наконец, вопросы строительства в колхозах рассматриваются и в колхозном праве, в частности при изложении договора МТС с колхозом.

Мы видим, что правовые институты, регулирующие строитель­ство, изучаются изолированно друг от друга в разных отраслях науки права и излагаются в разных учебных дисциплинах.

Все сказанное делает необходимым создание курса строитель­ного права.

Как межотраслевая (комплексная) дисциплина строительное право[205] должно включать следующие вопросы: понятие капиталь­ного строительства и градостроительства, управление в области строительства, правовые формы отвода земельных участков под строительство, планирование и финансирование строительства, правовые формы разработки проектов и смет, правовые формы осуществления строительных работ, общая характеристика дого­вора капитального строительства, исполнение этого договора, от­ветственность сторон, особенности капитального строительства в сельском хозяйстве и других отраслях народного хозяйства.

Комплексное изучение вопросов обеспечит необходимую глу­бину их изложения, так как нельзя полностью понять управления в области строительства без изучения правовых форм отвода участ­ков, вопросов финансирования, взаимоотношений между заказ­чиками и строительными организациями. В свою очередь, нельзя глубоко уяснить гражданско-правовые отношения в области строи­тельства без изучения управления в области строительства, финан­сирования и т.д. Такая межотраслевая (комплексная) учебная дис­циплина имеет право на самостоятельное существование на данном этапе развития советского социалистического права. Стержнем этой дисциплины будут особенности структуры хозяйственных связей и управления в области строительства[206].

Для образования отдельной учебной дисциплины нет необхо­димости ставить особо вопрос о ее принципах. Учебно-правовые дисциплины должны базироваться на общих принципах советско­го социалистического права: социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производ­ства, планирование народного хозяйства, оплата по количеству и качеству труда, а также задачи повышения производительности труда, хозрасчет, демократический централизм в управлении, со­циалистическая законность и т.д.

Эти принципы лежат в основе всех дисциплин советского пра­ва. Определяя их для каждой отрасли права, мы не вводим новых принципов, а лишь конкретизируем и уясняем значение каждого из них для данной отрасли правовой дисциплины.

Однако нельзя искусственно создавать в системе советеких пра­вовых наук чуждые советскому праву дисциплины. Так, например, в 1946 году была высказана мысль о необходимости выделения «торгового» права из советского гражданского права. Автор этого предложения (Я.Ф. Миколенко) исходил из необоснованного и неправильного положения, что наше законодательство якобы зна­ет различие между гражданским и торговым оборотом. При этом система «торгового» права намечалась им в таком виде: а) общие начала торговой деятельности; б) лица в торговом обороте; в) цен­ные бумаги; г) поставка; д) подряд; е) перевозка; ж) страхование; з) банковские сделки и т.д.[207]

Как известно, советский экономический оборот — это единое понятие. У нас особого гражданского и торгового оборота нет. Советский экономический оборот является единым и характери­зуется прежде всего тем, что в целом это оборот плановый, что во всех его основных областях используются деньги и что хозяйствен­ные связи, как правило, оформляются договорами, регулируемыми гражданским правом. Договор конкретизирует плановое задание[208]. Советская торговля является формой экономической смычки меж­ду городом и деревней. Она представляет собой важное звено в системе производственно-экономических связей между государ­ственной промышленностью и колхозным сельским хозяйством. Советская торговля, базируясь на социалистическом производстве, является необходимым условием его укрепления и развития.

Советский экономический оборот включает как плановое рас­пределение средств производства между социалистическими про­изводственными предприятиями, так и плановое распределение между торговыми предприятиями произведенных социалистичес­кой промышленностью предметов потребления для доведения их до потребителей, а также реализацию предметов потребления меж­ду потребителями. В области экономического оборота внутри стра­ны средства производства, как известно, теряют свойства товаров и сохраняют лишь внешнюю оболочку товаров. Гражданско-пра­вовой договор поставки опосредствует экономический оборот меж­ду социалистическими хозяйственными организациями (поставку средств производства и поставку средств потребления). Оптовый оборот предметов потребления регулируется договором поставки. Розничный же товарооборот регулируется договором купли-про­дажи.

Можно в учебных целях выделить в специальный курс договоры поставки и купли-продажи. Можно объединить их изложение с вопросами административно-правового регулирования торговли. Но нет оснований объединять такие различные по своим задачам и содержанию правовые институты, как ценные бумаги, поставка, подряд, перевозка, страхование, кредитные и расчетные операции, в отдельную отрасль права, ссылаясь при этом на якобы существу­ющие в СССР различия между гражданским и торговым оборотом. Такое предложение, естественно, никем не было поддержано.

Создание комплексных (межотраслевых) правовых дисциплин, развивающих и дополняющих основные отраслевые дисциплины советского права и правильно отражающих развитие правоотно­шений в советском социалистическом обществе, будет содейство­вать дальнейшему укреплению социалистической законности, углублению изучения правовых институтов, правильной разработ­ке законодательных предложений, развитию правовых институтов единого советского права.

<< | >>
Источник: Брауде И.Л.. Избранное: Очерки законодательной техники. Некоторые вопросы системы советского права. — М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 2010,— 160 с.. 2010

Еще по теме НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СИСТЕМЫ СОВЕТСКОГО ПРАВА:

  1. Брауде И.Л.. Избранное: Очерки законодательной техники. Некото­рые вопросы системы советского права., 2010
  2. Первая общая дискуссия о системе советского права и дискуссия о сущности советского гражданского права (1938—1955).
  3. Постановка вопроса о системе оснований возникновения обязательств по советскому праву
  4. § 4. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА С ДРУГИМИ ОТРАСЛЯМИ
  5. ГЛАВА III ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА И ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ § 1. Советское государство как субъект советского права
  6. Глава X СИСТЕМА СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  7. С. Н. Б Р А Т У С Ь. ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА, 1963
  8. С учётом неоднозначной оценки советского периода истории важ­ность приобретает вопрос о нравственно-правовых характеристиках пра­восознания советского народа.
  9. Советская система и советская экономическая модель созданы руками трех поколений российских большевиков.
  10. Вопрос 3. Соотношение системы права и системы законодательства
  11. Разработка понятия советского гражданского права после проведения первой кодификации советского гражданского законодательства (1922—1928).
  12. ВОПРОС: Вы сказали, что недумание - это тоже форма думания. Это меня несколько удивило. Вы разделяете наличие некоторых представлений о чем-то и процесс думания, для которого необходимо делать некоторые усилия?
  13. § 1. ПЕРВАЯ КОДИФИКАЦИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА
  14. Тема 13. Система права СИСТЕМА ПРАВА – это объективно обусловленное разделение права на элементы (отрасли, подотрасли, институты и нормы), взаимосвязанные между собой 1. Понятие и структурные элементы системы права
  15. Вопрос 1. Понятие и элементы системы права
  16. Вопрос 2. Теория государства и права в системе юридических знаний
  17. Вопрос 6. Что представляет собой система корпоративного права?
  18. 2. Некоторые вопросы института допустимости доказательств в УПК РФ
  19. О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, СВЯЗАННЫХ С ОБРАЩЕНИЕМ ВЗЫСКАНИЯ НА АКЦИИ
  20. 6.1.4. Некоторые вопросы организации работы БРИТ