Задать вопрос юристу

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

B диссертационном исследовании всесторонне проанализировано влияние византийских источников на Руси до принятия Соборного Уложения. Влияние Византии на Русь продлилось до конца XVII в. Первыми русскими юридическими памятниками, ощутившими на себе влияние греко-римского права были договоры князей Олега и Игоря с греками.

Взаимоотношения с Византией были важной составной частью внешней функции Древнерусского государства. Определяя значение договоров с греками, как источников нашего права, следует отметить, что они дают нам новое право, проникнутое греческими понятиями. Комментирование договоров греческими источниками позволяет утверждать, что эти договоры были прямыми проводниками для Руси некоторых византийских, преимущественно международных правовых норм, а значение договоров не ограничивается одним внесением греческих понятий в русское право.

B конце Х-го века (988 г.) взаимоотношения с Византией привели к принятию христианства, что произвело совершенный переворот во всех сферах правовой жизни. Обычное русское право во многом прямо противоречило учению христианской морали и церковного права (многоженство, способы и условия совершения брака, наложничество и np.); с христианством явилась церковь как учреждение внешнее, имевшее свои канонические законы, во многом несогласные с обычаями русских; наконец с церковью явилось множество лиц из Византии (духовных и светских), привыкших к своему праву и не желавших подчиняться ни лично, ни по имуществу праву русскому. Такой всеобъемлющий переворот мог-бы повести к полной замене местного права чужим; но благодаря устойчивости русского обычного права, он привёл только к необходимому усвоению церковного права и к частичной и свободной рецепции некоторых кодексов византийского светского права. Что действительно такие кодексы были рецепированы с самого принятия христианства, это доказывается тем, что светские кодексы включались в состав греческих номоканонов (и русских кормчих), которые, в своей сфере, были обязательны в полном своём составе. Кормчая принесена к нам, по всей вероятности, уже в славянском переводе. Ссылки на Номоканон, как на обязательный источник права, делаются в русских законах (в Уставе Ярослава и Всеволода; в Новгородской Судной Грамоте). Возможность заимствования облегчалась тем, что византийские кодексы (особенно иконоборческой эпохи) составлены под влиянием славянского элемента в самой Византии. Впрочем, заимствования светского византийского права совершалось с некоторою свободою и выбором кодексов: состав наших кормчих не вполне тождествен с греческими номоканонами; у нас составлялись и обращались сборники («Книги законныя» и «Мерила праведныя»), во многом отличающиеся от кормчих. Наиболее важные из рецепированных кодексов:

1) Эклога Льва Исаврянина и Константина Копронима (739-741 гг.), усвоенная в самостоятельной переделке;

2) Прохирон Василия Македонянина (870-878 гг.), называемый в наших кормчих «законами градскими», - памятник богатый содержанием и близкий по духу к римскому праву; но в Книгах Законных из него рецепировались только некоторые, наиболее необходимые и пригодные части.

Свободное отношение к византийским кодексам обнаруживается особенно из состава так называемого Судебника царя Константина или Закона судного людем, который дошёл до нас в двух редакциях (краткой и пространной) в кормчих и мерилах праведных. Этот памятник приписан Константину каким либо переписчиком, а в самом деле есть выборка разных статей из Эклоги, Новелл, закона Моисеева - выборка сделанная славянскими книжниками-юристами для практической цели. Что Закон Судный действительно имел практическое значение - доказывается тем, что он в рукописных кормчих иногда излагается в перемежку с статьями Русской Правды. Свобода рецепции проявляется и в переработке содержания византийских источников (приспособления их к русскому праву), например, закон о подделке монеты, которой на Руси ещё не чеканили) заменён другим. Сфера действия рецепированного права простирается в некоторых отношениях на всё гражданское общество (право семейное и некоторые части уголовного), и во всех отношениях на некоторые классы общества («людей церковных»). Для указания пределов непосредственного действия рецепированного права возникли церковные уставы наших князей.

B целом формирование классового общественного строя на Руси в пору раннего феодализма требовало использования для воздействия на эксплуатируемые классы надстроечных явлений, выработанных господствующими классами предшествующих формаций. Для Руси, как и других стран Европы, миновавших в своём развитиии рабовладельческую формацию, использование собственного культурного наследия первобытнообщинной эпохи и переходного к феодальному времени было далеко недостаточно. Необходимо было использование наиболее абстрактных, высших достижений развитого рабовладельческого общества, его идеологии, культуры, права в форме их рецепции - отбора, переработки и включения в качестве составной части в надстройку древнерусского общества.1

Концепция «византийского влияния на Руси», характерная для ряда работ историков права XIX века, указывает на происходившее столкновение двух культур, более слабой и значительно более сильной, в результате которого побеждала последняя, преобразуя первую по своему образу. Так, крупнейший знаток русской историографии академик B.C. Иконников писал о роли византийского права на Руси, что «преобладание в течение продолжительного периода греческих элементов в памятниках церковного права России при слабости её юридических форм содействовало широкому применению византийских юридических источников к русскому законодательству».[368] [369]

Процесс распространения византийского политического опыта, права, идеологии был двучленным и даже многочленным.

Каждая из сторон в этом сложном процессе культурного и политического взаимодействия выступала со своими нуждами и стремлениями. При складывании отношений с древними центрами цивилизации Русь выбирала не только наиболее близкое себе культурное и правовое наследие, но и место в международном мире средневековых государств.

Bce эти требования лучше всего могла удовлетворить соседняя великая держава раннего средневековья, наиболее развитая социально и политически - Византия.

Проведённое исследование показало, что влияние византийских источников отмечается в статьях Русской Правды. Выделяя её самобытный характер, особенно Краткой редакции Русской Правды нельзя не отметить некоторые элементы влияния византийских источников права. Ряд источников указывал на то, что связь между Эклогой и Русской Правдой была осуществлена через посредство Закона Судного, составители которого имели в качестве образа для многих статей Эклогу. B Русскую Правду были включены из византийских источников статьи об ответственности хозяина за преступления его холопа (ст. 17 Академического списка Русской Правды), о «всядении» на чужого коня (ст. 12 Академического списка Русской Правды) и статья о порче копья или щита (ст. 18 Академического списка Русской Правды).

Несмотря на наличие некоторых черт сходства между отдельными статьями Русской Правды и статьями Эклоги, эта связь представляется очень поверхностной. Что касается сходства между статьёй Русской Правды и Эклогой об оскорблении действием свободного человека рабом (холопом), устанавливающей ответственность господина за раба, то это сходство не может рассматриваться как доказательство прямого заимствования, т.к. подобный взгляд на раба являлся самым распространённым в средние века.

B Пространной редакции Русской Правды мы видим уже больше следов византийского влияния. Ha основании византийских источников в данном законе были предприняты попытки отделить вещный иск от личного (ст. 35, 38, 44, 45, 47 ПРП). Начали различать два вида присяги: дополнительную и очистительную (ст. 37, 49, 52, 109, 115 ПРП). Был установлен обязательный минимум свидетелей (ст. 29, 31 ПРП). B статьях, посвящённых наследственному праву, в частности ст. 92 ПРП, допускающая выдел части «по души», т.е. на монастыри и церкви. B статьях о наследственных правах «вдов и сирот» находим параллели со статьями византийской Эклоги. Одинаково охраняются права детей от первого брака на материнское имущество при втором браке отца (Эклога Тит. II § 7 и ст. 94 ПРП), охрана прав вдовы-матери после смерти мужа в § 6 II титула Эклоги находит отклик в ст. 93, 101, 102, 103 ПРП, а также ряд других моментов, связанных с имущественными правами вдов и сирот заимствованы из Эклоги.

Определенное влияние византийское право оказало и на Псковскую судную грамоту, а затем и на Судебник 1497 года.

B Псковской судной грамоте отражаются византийские понятия о преступном действии, как проявлении злой воли преступника и о цели наказания, падающей на самую личность преступника, а не на имущество его и имеющей своею конечною целью не только удовлетворение интересов потерпевших от правонарушения, но и воздействие на самую преступную волю лица, совершившего преступное деяние.

B Судебнике 1497 года впервые в русском законодательстве встречается правило, носившее в римском праве название реституции (ст. 19 Судебника 1497 r.).

B XVII веке византийские источники получают наибольшее применение именно в церковных судах, благодаря возрастающему влиянию духовентства. B светских же судах они больше не применяются. Законом, используемым в светских судах, становится Соборное Уложение 1649 года. Основой для создания Соборного Уложения послужили источники русского и грекоримского права, в частности Градские законы греческих царей.

Однако, нужно отметить, что в Соборное Уложение 1649 г. вошли только такие начала византийского права, которые уже раньше были усвоены народным сознанием и не находились в противоречии с действительною жизнью, поэтому заимствования производились с известным выбором и не состояли в простом списывании статей византийских источников и эти последние подверглись в Уложении более или менее значительной переработке. Так составители Уложения заимствуют из византийских источников права законодательные определения со стороны их содержания, но своеобразно изменяют эти определения, приноравливаясь к местным условиям; Уложение по примеру Эклоги и Прохирона, квалифицирует убийство родственников; но в византийских источниках за убийство родителей детьми и детей родителями полагается одинаковое наказание - смертная казнь, Уложение же, в виду того крайнего развития родительской власти, которое наблюдается в древней жизни наших предков, убийство детей родителями наказывается крайне слабо (именно, тюремное заключение на год и публичное церковное покаяние).

Определяя степень влияния византийских источников на Соборное Уложение 1649 r., мы обратились к сравнительно-текстологическому

исследованию статей Соборного Уложения и византийской Эклоги в переводе Е.Э.Липшиц и Прохирона в переводе М.И.Бенеманского. Ha основании этого исследования можно сделать вывод о том, что византийские нормы более всего проявились в уголовных законах Уложения. B них мы впервые встречаемся с преобладанием формального взгляда на преступление, свойственного развитому законодательству Византии, по которому всякое преступное деяние есть нарушение закона, над материальным, господствовавшим у нас до принятия христианства, по которому преступным является только то, что причиняет обиду и вред. Сам род наказаний, утверждённых Уложением, вполне одинаков с родом наказаний, принятых в Прохироне. Наказание приобретает публичный характер, становится возмездием со стороны верховной власти или правительства и упадает на самую личность преступника. Наконец, самая цель наказаний по Уложению одинакова с целью их по Прохирону и Эклоге, это - устрашение. При рассмотрении византийских норм в постановлениях Уложения, касающихся отдельных родов преступлений, мы видим, что грекоримским источникам наш памятник обязан довольно точным анализом преступных деяний по степени участия в них злой воли деятеля, правильным учением о покушении, об участниках в преступлении и т.д.

B ряде случаев мы определили, что Уложение идёт дальше чем Прохирон. Например, Прохирон дозволяет безнаказанно убивать изменника и разбойника, Уложение, с одной стороны, дозволяет безнаказанно убивать только изменника, а, с другой, не только дозволяет его убивать, но и вознаграждает такое убийство (Уложение гл. II ст. 15 и Прохирон тит. 39, cap.

4,11).

Принцип ненаказуемости убийства изменника перешло в Уложение из греко-римского права через посредство Литовского Статута, как и многие другие положения, которые также перешли из византийских источников через посредничество Литовского Статута.

Уложение было слишком юным законодательством, чтобы вполне воспринять все тонкости учения развитого греко-римского права. Так в статьях, посвящённых преступлениям против жизни, а именно неосторожным убийствам, Уложение не могло воспринять полностью учение о неосторожной вине, не могло возвыситься до сознательного понимания разницы, которая существует между ударом камнем и ударом рукою, и которая состоит в том, что первый заставляет предлагать большую степень неосторожности со стороны дерущегося, чем второй; вследствии этого наказание в первом случае должно быть строже, чем во втором (Гл. XXI ст. 69, 71, 73 Уложения).

Исследование также показало наличие примеров, когда составители Уложения отдавали предпочтение из градских законов Прохирона пред Эклогою, хотя есть и обратные примеры, - видимого предпочтения Эклоги Прохирону. Эклога на Руси за всё время пользовалась совершенно одинаковым значением с Прохироном. Имевшиеся в Византии основания для смены Эклоги Прохироном не могли иметь всеобщего значения.

Ha гражданских законах Уложения нормы византийского права отразились в меньшей степени. Ho и здесь мы видим, что под влиянием Эклоги и Прохирона в семейном праве ограничивается число разрешённых браков, так четвёртый брак признаётся недействительным (Гл. XVI ст. 15 Уложения); ответственность жены за долги мужа наступает только тогда, когда она приняла вместе с ним обязательство (Гл. X ст. 203 Уложения); почитание детьми своих родителей в старости и их содержание (Гл. XXII ст. 4, 5 Уложения) и другие.

B наследственном праве мы видим, что также как и в византийских источниках незаконнорожденные дети не наследуют своему отцу (Гл. X ст. 280 Уложения); к принявшему наследство вместе с имуществом и правами переходит и обязанность платить долги умершего (Гл. X ст. 132 Уложения).

B вопросах вещного права под влиянием византийского права в Уложении складываются следующие постановления:

- впервые появляется институт, носивший в римском праве название сервитута (Гл. X ст. 238 Уложения);

- вводятся ограничения в праве владения дворами или, так называемые, городские сервитуты (Гл. X ст. 277 Уложения).

B сфере норм гражданского права влияние греко-римских положений на Уложение, главным образом сказывается в области отношений наиболее подвижных, таких, для которых мало развитый гражданский оборот не успел ещё создать своих собственных правил, другими словами, в области отношений по обязательствам.

B некоторых случаях мы встречаем в этой области почти дословные заимствования из греко-римских источников; начала византийского права отражают на себе постановления Уложения о личном найме, о найме движимого и недвижимого имущества, о поклаже, займе, товариществе и дарении.

B сфере судопроизводства нормы греко-римского права отразились в Уложении в постановлениях о свидетелях и обыскных людях;в постановлении, касающемся опредления срока для явки в суд; в постановлении о третейском суде.

B области государственного права находим очень мало постановлений, отражающих на себе греко-римские нормы. Большая часть этих постановлений относится к определению положения класса лиц несвободных — холопов. По примеру византийских законов Уложение старается смягчить положение рабов и оградить их от произвола господ; дети, рождённые до холопства родителей и живущие отдельно от последних, остаются свободными; за неумышленное убийство, совершённое чьим-либо крестьянином, отвечает не только виновный, но и помещик или боярин, который обязан или отдать убийцу господину убитого, или вознаградить его за понесённый ущерб.

Однако, очень важно отметить, что все заимствования в Соборном Уложении из византийских источников имеют вполне сознательный характер, заимствования производились с известным выбором и подвергались более или менее значительной переработке.

Несмотря на заимствования из чужих источников, Уложение не есть компиляция иноземного права, а кодекс вполне национальный, переработавший чужой материал по духу Старо-Московского права, чем он отличается от переводных законов XVIII века. B Соборном Уложении чужие элементы переработаны, усвоены и получили нашу народную форму. Следовательно, видимо обозначить количество влияния Греко-Римского Права - трудно, а в некоторых случаях даже невозможно.

Ho поднятый нами вопрос и проведённые теоретические исследования должны стать отправным пунктом для дальнейшей, более углубленной разработки рассматриваемой темы. Выводы, сделанные в диссертационном исследовании должны помочь определить степень практического значения греко-римского права для отечественного законодательства, выделить те нормы греко-римских источников, которые были восприняты российским законодательством на различных ступенях его развития.

<< | >>
Источник: Чемеринская Вероника Вячеславовна. ВЛИЯНИЕ ВИЗАНТИЙСКОГО ПРАВА HA ДРЕВНЕРУССКОЕ И РОССИЙСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО X-XVH BB. Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук. 2003. 2003
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Статья 5.28. Уклонение от участия в переговорах о заключении коллективного договора, соглашения либо нарушение установленного срока их заключения Комментарий к статье 5.28
  2. Пишем заключение
  3. Имущество заключенных
  4. 94. Место заключения договора
  5. 1.5. УЧЕНИЕ О ЗАКЛЮЧЕНИИ
  6. Контакты заключенных-иностранцев
  7. 1.2. Заключение договора
  8. Посылки, поддерживающие заключения
  9. Размещение заключенных около дома
  10. Права, сохраняемые за заключенными
  11. Элита заключенных
  12. Тема 11. Заключение торговых договоров
  13. Виды и содержание аудиторского заключения
  14. Виды и содержание аудиторского заключения
  15. Как написать заключение?
  16. Заключение эксперта
  17. 93. Момент заключения договора
  18. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ
  19. Статья 219. Заключение прокурора
  20. Статья 92. Заключение эксперта