<<
>>

§ 3. Церковное и монастырское землевладение по Соборному уложению 1649 г.

Русская церковь в XVII в. с одной стороны, являлась крупнейшим феодальным институтом, с другой - составляющей частью феодальной государственности. Введение патриаршества в 1589 г. значительно подняло авторитет церкви: Русская православная церковь становится национальной, независимой от греческой Церкви, появляются свои святые, складывается система культов, вырабатывается определенная догматика, которая была утверждена на Стоглавом соборе - все это позволило усилить политическую роль церкви.

В период Смуты и при патриархе Филарете (1619-1633 гг.) происходит возвышение церкви. Во многом этому процессу способствовали не только реформы, проведенные Филаретом, но и личность самого патриарха, бывшего не только церковным, но и государственным деятелем. Однако в отличие от церкви католической Православная была менее самостоятельной и именно в это время Церковь становится зависимой от царской власти.

Н.М. Никольский в своей Истории церкви следующим образом охарактеризовал этот период: «...приобретя новый, более ослепительный, чем раньше, внешний блеск, церковь в области управления и даже культа превратилась, в сущности, в один из московских приказов; если в удельную эпоху князья церкви были действительно владетельными князьями, то теперь даже сам патриарх вынужден был считаться с директивами и постоянным контролем со стороны царя и боярской думы».[199] [200] [201]

Несмотря на попытки ограничения роста церковно-монастырского землевладения со стороны светской власти в 50-80-е гг. XVI в., крупные земельные владения по-прежнему оставались материальной основой независимости церкви. Светская власть в этот период основной своей задачей считала подчинение церкви государству, поскольку церковь к середине XVII в. являлась одной из немногих политических организаций общества, нарушающих принцип централизации.

Период Смуты, война со Швецией 1613-1617 гг., упадок хозяйства, увеличение сборов и пошлин и рост недоимок по ним - все это отразилось в первую очередь на положении крестьян и посадских людей. Первая половина XVII в. ознаменовалась чередой городских восстаний в Москве, Козлове, Курске, Сольвычегодске, Великом Устюге, Воронеже и в других городах.

В этих условиях для изменения ситуации властью были предприняты меры, одной из которых была разработка нового свода законов.

В 1648 г. была создана специальная комиссия, которая по поручению Алексея Михайловича занималась разработкой проекта, в ее состав вошли князья Н.И. Одоевский, С.В. Прозоровский, Ф.А. Волконский и думные дьяки Г. Левонтьев и Ф.А. Г рибоедов. Перед комиссией «.. .стояла весьма сложная задача: свести воедино массу различных по своему происхождению правовых норм,

приспособить содержание этих норм к условиям русского общества середины

2

XVII в., расположить их в определенном порядке по главам».

Комиссия успешно справилась с поставленными задачами, и в срок с 1

сентября 1648 г. по 29 января 1649 г. было составлено Уложение.

Соборное уложение 1649 г. было разделено на 25 глав, содержащих в себе 967 статей. Источниками Уложения стали Судебники, указные книги приказов, царские указы, думские приговоры, решения Земских соборов, Стоглав, литовское и византийское законодательство (Западнорусский Статут; нормы, заимствованные из Эклоги и Прохирона), петиции дворянства и горожан.

Характерной особенностью Соборного уложения было разделение норм по отраслям и институтам, но казуальность в изложении по-прежнему сохранялась.[202]

При создании Соборного уложения 1649 г., как и при создании Судебников 1497, 1550 гг., большое количество статей было заимствовано, в частности из Литовского статута, более 20 статей из Прохирона, из византийского права были заимствованы нормы, регулирующие договор займа, подряда, ссуды и найма. Но в отличие от предыдущего периода это была не просто компиляция и включение отдельных норм византийского права, а переработка использованного материала в соответствии с реалиями времени. Уложение содержало комплекс норм, регулирующих важнейшие отрасли государственного управления, условно эти нормы можно отнести к административным, по сути это было государственное право Московского Царства.

Особое значение для нашего исследования имеют нормы, регулирующие имущественные вопросы, включая землевладение и связанные с ним привилегии. Право собственности регламентировалось главой XVI о поместных землях и главой XVII о вотчинах. Глава XII о Суде патриарших приказных и дворовых всяких людей и крестьян и глава XIII о Монастырском приказе. Посадская реформа, изменившая положение «белых слобод» (Глава XIX).

Соборное уложение 1649 г. регламентировало учреждение Монастырского приказа в качестве самостоятельного установления: «А ныне государь царь и великий князь Алексей Михайлович всея Русии, по челобитью стольников, и стряпчих, и дворян московских, и городовых дворян, и детей боярских, и гостей, и гостиные, и суконные, и иных разных сотен и слобод и городовых торговых и посадских людей, указал Монастырскому приказу быти особно, и на митрополитов, и на архиепископов, и на епископов, и на их приказных и дворовых людей, и на детей боярских, и на их крестьян, и на монастыри, на архимандритов, и игуменов, и на строителей, и на келарей, и на казначеев, и на рядовую братию, и на монастырских слуг, и на крестьян, и на попов, и на церковной причет, во всяких исцовых исках суд давати в Монастырском приказе».[203]

В Главе XIII определялся объем и границы юрисдикции Монастырского приказа. Он создавался как особая структура, основной функцией которого первоначально было ведение суда над духовенством, а также над большей частью тех лиц, что выводились церковными тарханами из-под светской юрисдикции.

По Уложению в Монастырском приказе «сосредоточен гражданский суд во всех исках гражданских на всех (за исключением патриарха и его области), духовных лицах и учреждениях им подвластных по владельческим правам».[204]

Таким образом, ему было подсудно духовенство, черное и белое, а также зависимые от него люди, по значительной части дел, кроме духовных и крупных уголовных преступлений. Исключением была патриаршая область, оставленная в ведении патриарха: «На патриарших приказных и на дворовых людей и на детей боярских и на крестьян и на всяких чинов людей, которые живут в патриарших в домовых вотчинах, во всяких делах суд давати бессрочно на патриаршем дворе...»

Глава XII подтверждает исключительное право патриарха вершить суд над лицами, находившимися у него на службе и над жителями патриарших вотчин. Подчеркнем, что статьей второй вводилась норма, предусматривающая возможность обжалования решений патриаршего суда в государственном суде: «А будет патриарши приказные люди, в каком деле праваго обвинят, а виноватаго оправят по посулом или по дружбе, или по недружбе, и тем людем, кто будет обвинен не по делу, на тех патриарших приказных людей бити челом государю, и по тому челобитью спорные дела ис патриарших приказов взносити к государю и ко всем боярам.»

Анализ главы XII, позволил заключить, что фактически суд патриаршего двора включался в единую систему общегосударственного суда, поскольку на патриарший суд стали распространяться и общие законы судопроизводства, предусмотренные Уложением в области материального и процессуального права.

В результате преобразований, предусмотренных Соборным уложением, уменьшились полномочия Патриаршего двора. В управлении патриарха осталась только патриаршая область, остальные территории, принадлежащие церкви, передавались Монастырскому приказу.

Следующим шагом в подчинении церковной власти светской были ограничения, касавшиеся вопросов приобретения, владения и распоряжения землей. Соборное уложение 1649 г. ограничивало приобретение земель церковью, определяло правовой режим поместного и вотчинного землевладения, содержало нормы о залоге.

Главным объектом права собственности была земля. В главах XVI и XVII Соборного уложения определялся правовой режим основных видов феодального землевладения: вотчины - земельного угодья, находящегося в полной собственности, и поместья - земли, которой владели на условиях государственной службы.

В Соборном уложении 1649 г. по способу приобретения выделялись три разновидности вотчин: наследственные (родовые); выслуженные - полученные от князя за определенные заслуги (жалованные); купленные - приобретенные за деньги у других феодалов. Правомочия собственника по распоряжению своей вотчиной находились в прямой зависимости от того, к какому из этих видов относилось его земельное владение.

По субъектам можно выделить следующие формы землевладения: феодальное, крестьянское, монастырское и церковное, дворцовое и государственное.

Вотчинное землевладение, возникшее в период удельных княжеств, сохранялось и в XVII в. Но в это время несколько изменился его правовой режим. Владельцы вотчин, распоряжавшиеся своим участком на праве полной собственности, обязаны были предоставлять в государственное войско вооруженных воинов.

Что касается поместий, условных временных земельных владений, то они к XVII в. практически полностью вытеснили вотчину и составили около 80% всех земель. Раздача этих земель в пользование была обусловлена воинской обязанностью и временем несения службы.

По Уложению субъектом собственности оставалось государство в лице царя, обладающего верховными правами на все земли государства. За помещиком закреплялось только право пожизненного владения. При этом в Уложении предусматривалось право передавать управление землей с обязанностью военной службы (Глава XVI, статья 9). Поместные земли, попадающие в наследственное владение и пользование, приближались по своему статусу к вотчинам, так как принимали форму полной собственности. Это имело особую значимость в случае превращения поместья в вотчину (при обмене или передаче по наследству).[205]

Так, статьи 3 - 5 Главы XVI предусматривали обмен поместий на вотчины и наоборот, что противоречило самому существу условной формы землевладения, которой являлось поместье.

По Соборному уложению были расширены права владельцев поместий, что свидетельствовало о постепенном сближении правового режима вотчин и поместий, однако в этот период вотчина по-прежнему оставалась более привилегированной формой землевладения.

Дробление правомочий способствовало значительному усложнению той системы связей, которые складывались между различными субъектами. Превращение одного правомочия в другое, вызванное волевым актом (пожалование, завещание) или фактом (смерть, поступление на службу), изменяло границы правового статуса лица или вещи, обеспечивало внутренний динамизм гражданского оборота.

Согласно Уложению, «поместные и вотчинные земли подвергались строжайшей законодательной регламентации, что свидетельствовало об ограничении частной инициативы в вопросах владения и распоряжения землей», рост права землевладельцев сопрягался с ростом их служебных и тяглых обязанностей перед государством.[206]

Правовой режим церковных вотчин был обусловлен особым характером субъекта собственности, а также принципом неотчуждаемости. Субъект церковной собственности не был достаточно консолидирован, поскольку церковными имуществами, в том числе землей, в XVI-XVII вв. пользовались и распоряжались отдельные церковные учреждения: монастыри, епископы, приходские церкви.

Если государственные земельные владения подвергались постоянному дроблению в ходе земельных раздач (прежде всего в поместья), то церковь, не имевшая права отчуждать свои имущества, аккумулировала их в своих руках, что позволило ей достаточно быстро увеличивать размеры землевладения.

В связи с этим светская власть, с одной стороны, всячески ограничивала приобретения недвижимого имущества, а с другой - пыталась установить контроль над имущественным фондом церкви. Подтверждением этому служит политика Ивана IV и Алексея Михайловича. С введением Соборного уложения 1649 г. светская власть предприняла очередную попытку остановить рост церковного и монастырского землевладения.

После принятия Соборного уложения 1649 г. церковное землевладение могло пополняться только за счет царских пожалований. Кроме того, контроль за церковно-монастырскими землями передавался государственному органу - Монастырскому приказу.

Пожалование земли представляло собой сложный комплекс юридических действий, включающий выдачу жалованной грамоты, составление записи в приказной книге, содержащей определенные сведения о наделяемом лице, об основаниях его права на землю. Обязательным действием был ввод во владение, который заключался в публичном отмежевании земли. Раздачу земли в рассматриваемый период осуществляли несколько приказов: Поместный, Разрядный, Малороссийский, Новгородский, Сибирский и Приказ Большого дворца.

Также Соборному уложению известны договоры купли-продажи, мены, дарения, хранения, поклажи, найма имущества и другие. В Уложении нашли отражение и формы заключения договоров. Регламентировались случаи заключения договоров в письменной форме, для некоторых видов сделок (например, отчуждение недвижимости) устанавливалась крепостная форма, требовавшая «рукоположительства» свидетелей и регистрации в Приказной избе.

По Соборному уложению, с одной стороны, прямо запрещались определенные способы приобретения недвижимого имущества для церкви и монастырей (вклады на помин души, купля, продажа и заклад), с другой - государство стало контролировать сформированный имущественный фонд церкви. Церковные земли раздавались на правах жалованных вотчин или в качестве поместного владения людям, выполнявшим служилые функции для церкви. Однако статья 66 Главы XVI запрещала патриаршим детям боярским владеть поместьями из государевых земель: «А которые дети боярские служат во дворе у патриарха, и за теми патриаршими детьми боярскими государевым поместным землям не быть, а поместить их патриарху домовыми землями».[207] Также не допускалась передача поместных земель монастырям.

Уложение запрещало продавать, закладывать или отдавать на помин души вотчины монастырям и церкви. Если по Статейному списку от 3 декабря 1627 г.[208] принявшие постриг сохраняли за собой вотчины до смерти, то по Соборному уложению вотчинник, который уходил сам в монастырь, должен был перед этим продать или передать свои вотчины родственникам. Важно заметить, что Соборное уложение ограничивало способы приобретения земель в вотчину, это лишало церковь возможности увеличивать свои земельные владения легальными способами.

Запрещалось приобретение вотчин боярским людям и монастырским слугам: «А боярским людям и монастырским слугам вотчин не покупать и в закладе за собою не держать».[209]

На Соборе 1648 г. был принят запрет высшим духовным чинам и монастырям покупать, брать в заклад или в качестве вклада по душе родовые, выслуженные и купленные вотчины, а вотчинникам, соответственно, продавать или закладывать их духовным лицам и корпорациям: «...впредь с нынешнего уложения патриарху, и митрополитом, и архиепископом, и епископом, и в монастыри ни у кого родовых и выслуженных и купленных вотчин не покупати и в заклад не имати, и за собою не держати, и по душам в вечной поминок не имати никоторыми делы, и в Поместном приказе за патриархом, и за митрополиты, и за архиепископы, и епископы, и за монастыри таких вотчин не записывати, а вотчинником никому вотчин в монастыри не давати.»

После царского указа 1537 г. Ивана IV, разрешавшего продажу в вотчину порозжих поместных земель, дворовые дети боярские и прочие слуги патриарха и других высших церковных иерархов обзавелись купленными вотчинами. Статья 37 Главы XVII «О вотчинах» Соборного уложения ограничивала право владения купленными вотчинами, оставив его только за детьми боярскими. Для остальных ставилось условие: «А которые патриарши же, и митрополичи, и архиепископли, и епископли дворовые люди, неслужилых отцов дети, и не природные дети боярские покупали себе вотчины, и тех патриарших, и митрополичих, и архиепископлих, и епископлих дворовых людей по тем вотчинам написати в государеву службу з городы. А будет кто ис тех патриарших, и митрополичьих, и архиепископлих, и епископлих детей боярских государевы службы служить не похощет, и у него купленая его вотчина взяв, отдати в роздачю, кому государь укажет».[210] Указанная норма преследовала цель не только ограничить землевладение, но и пополнить государственных служилых людей за счет слуг церковных иерархов.

Статья 42 Главы XVII запрещала завещать, продавать или закладывать родовые, выслуженные или купленные вотчины духовенству и монастырям, что также свидетельствовало об ограничении церковного землевладения.

Мы видим, что в отличие от предыдущих правовых актов Соборное уложение ввело запрет на приобретение вотчин не только монастырям, но и высшим церковным иерархам. Светская власть, предвидя недовольство духовенства, посчитала необходимым подчеркнуть тот факт, что решения, направленные на ограничение церковного землевладения, приняты государем по совету с патриархом и всем освященным собором, с боярами и выборными людьми: «...государь царь и великий князь Алексей Михайлович всея Русии, советовав со отцем своим и богомольцем святейшим Иосифом патриархом Московским и всея Русии, и с митрополиты, и со архиепископы, и с епископом, и со архимандриты, и игумены, и со всем Освященным собором, и говоря с своими государевыми бояры, и с окольничими, и з думными людьми и с стольники, и с стряпчими, и з дворяны московскими, и з городовыми дворяны и детьми боярскими указал, и собором уложили:.. .ж[211]

В основу главы XIX Соборного уложения была положена петиция, поданная царю в октябре 1648 г. делегатами Земского собора от горожан, которые требовали уравнение «белых слобод» в городах. Предписывалось возвращение государству всех поселений с их жителями, которые должны были платить налоги и нести тягло (статья 1).

Уложение регламентировало ликвидацию «белых слобод», большая часть которых принадлежала церковным иерархам и монастырям: «Которые слободы на Москве патриарши и митрополичи и владычни и монастырские ., а в тех слободах живут торговые и ремесленные люди.. .а государевых податей не платят и служб не служат, и те все слободы со всеми людьми, которые в тех слободах живут, всех взяти за государя в тягло и в службы безлетно и бесповоротно.».[212]

Подчеркнем, что указанная мера касалась всех частновладельческих слобод, при этом в большей степени затронула церковную собственность, поскольку на нее приходилось не менее 60% всех слобод.[213]

Согласно этой статье церковь не только лишалась податных привилегий в городах, но и лишалась самих слобод, которые передавались в пользу государства, а их жители получали статус горожан (посадских), обязанных выплачивать налоги. Исключение было сделано только для части патриарших слобод. Кроме того, земли, находящиеся во владении церковных иерархов и монастырей, выгодные для ремесла и торговли, заменялись другими.[214] [215]

Характерной чертой имущественных отношений, регулируемых Соборным уложением 1649 г., стала неустойчивость статуса самого субъекта прав. Также имела место тенденция к расщеплению права собственности на один и тот же объект. Прежде всего, это выражалось в дроблении нескольких правомочий, связанных с одним субъектом и одним правом. Так, условное землевладение давало субъекту права владения и пользования, но не распоряжения (последнее правомочие осуществлялось только через систему внешних и полуфиктивных мер: запись на службу несовершеннолетних сыновей, выдача дочери замуж за

человека, принимающего служебные обязанности ее отца).

Обобщая вышесказанное, подчеркнем что, принятие Соборного уложения было переломным моментом в политике государства по ограничению роста церковного землевладения.

Говоря об общих тенденциях, связанных с нормативным регулированием вопросов церковно-монастырского землевладения, считаем необходимым сделать акцент на тех направлениях, в рамках которых были урегулированы взаимоотношения церкви и государства Уложением 1649 г.: церковное землевладение; церковная юрисдикция, в первую очередь по вопросам суда; податные и административные привилегии.

Что касается земельных владений церкви, то они ограничивались, в частности введением запретов для церкви на отдельные способы приобретения земельных владений (купля, продажа, заклад), не допускалось завещание церкви и монастырям недвижимого имущества (вклады «на помин души»). Церковномонастырское недвижимое имущество было поставлено под контроль государственного органа - Монастырского приказа.

Светской власти также удалось уменьшить объем судебных и административных прав церкви и монастырей. Сокращение объема судебных полномочий церкви по Соборному уложению выразилось в лишении церковных иерархов права суда; в передаче под юрисдикцию гражданского суда большей части дел, ранее находившихся в церковной юрисдикции. Исключением был патриарх, за которым сохранялось право вершить суд, но оно распространилось лишь на Патриаршую область.

Таким образом, духовенство и подвластные ему лица в делах гражданских становятся подсудны светскому суду. Преобразования в сфере судопроизводства изменили не только принцип подсудности духовенства, но и лишили церковь определенной статьи доходов в виде судебных пошлин.

Учреждение Монастырского приказа, которому были переданы судебные функции, а затем финансовые и административные, позволило светской власти установить контроль над церковной администрацией и населением церковных и монастырских вотчин. Это было еще одним шагом на пути подчинения церкви государству и включения церковного управления в общую систему государственного механизма.

Нормы, регулирующие ликвидацию «белых слобод», означали отмену податных привилегий церкви и изъятие самих слобод в пользу государства.

Подводя итоги второй главы, автор диссертации на основе анализа Судебников 1497, 1550 гг., Соборного уложения 1649 г. и других актов, предлагает выделить следующие этапы правового регулирования имущественных вопросов в период XV-XVII вв.

Первый этап (XV в. - 1550 г.) Правомочия пользования и распоряжения церкви и монастырей были ограничены лишь учением о неотчуждаемости церковной собственности. При этом отметим, что на практике этот принцип воплощался, не столь последовательно, как был заявлен. В правовых актах указанного периода не было каких-либо ограничений по приобретению имущества, что обусловило формирование церковно-монастырской собственности и превратило Церковь в крупного землевладельца.

Второй этап (1550 - 1649 гг.) Данный период характеризуется стремлением светской власти ограничить имущественную правоспособность церкви. В правах были ограничены отдельные монастыри, отменялись иммунитетные пожалования, вводились ограничения на специфические способы приобретения имущества (вклады на помин и вклады при пострижении). На этом этапе курс, выбранный государством в решении вопросов имущественной правоспособности церкви, был непоследовательным. Уже после Смуты многим монастырям вновь раздавались земли, а также подтверждались прежние жалованные грамоты и отдельные привилегии монастырей. Несмотря на ограничение размеров монастырского землевладения, пересмотр владельческих прав крупнейших церковных вотчинников, конфискационные меры, церковь в XV-XVI вв. по-прежнему оставалась крупным землевладельцем.

Третий этап (1649 г. - конец XVII в.) Государственная власть устанавливает контроль над имущественным фондом церкви. С принятием Соборного уложения был введен ряд ограничений в отношении имущественной правоспособности, а также других привилегий церкви. Лица, вступавшие в монашеское звание, утрачивали право владеть вотчинами. Они были обязаны родовые и выслуженные вотчины передать своим законным наследникам, а купленные вотчины продать или отдать безвозмездно. Были ограничены судебные привилегии, земельные владения, отменены «белые слободы».

Ограничение привилегий, связанных с церковным землевладением, а также таможенных привилегий монастырей, которые отменялись указами 1672 гг. «и впредь никому в тех местах тарханом не быть»[216] и 1677[217], привело к изменению правового положения церкви, которая с этого момента стала частью государственного механизма. Во власти церкви преимущественно стала находиться нравственная жизнь общества.

<< | >>
Источник: АЛЕКСЕЕВА Наталья Ивановна. ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ЦЕРКОВНО-МОНАСТЫРСКИХ ЗЕМЕЛЬ В РОССИИ В XV-XVII ВВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2016. 2016

Еще по теме § 3. Церковное и монастырское землевладение по Соборному уложению 1649 г.:

  1. «СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ» 1649 Г.
  2. § 3. Субъектный состав церковно-монастырского землевладения
  3. ГЛАВА 2. ЦЕРКОВНО-МОНАСТЫРСКОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ В XV- XVII ВВ.: ЭВОЛЮЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  4. ГЛАВА 2. ВИЗАНТИЙСКОЕ ПРАВО, KAK ИСТОЧНИК СОБОРНОГО УЛОЖЕНИЯ 1649 Г.
  5. § 1. Классификация церковных и монастырских земель в XV-XVII вв.
  6. § 2. Способы приобретения церковно-монастырской земельной собственности
  7. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ «СУДЕБНОГО УЛОЖЕНИЯ» 1649 Г.
  8. § 2. Понятие правового режима церковно-монастырских земель и его элементы
  9. ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕЖИМА ЦЕРКОВНЫХ И МОНАСТЫРСКИХ ЗЕМЕЛЬ В XV-XVII ВВ.
  10. Влияние византийского права на гражданские законы Уложения 1649 года.
  11. 2.2. Уголовные законы Уложения 1649 года и Византийское законодательство: сравнительный анализ.
  12. АЛЕКСЕЕВА Наталья Ивановна. ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ЦЕРКОВНО-МОНАСТЫРСКИХ ЗЕМЕЛЬ В РОССИИ В XV-XVII ВВ. диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2016, 2016
  13. § 2. Церковная и земельная собственность в России XV-начала XVII в.: соотношение государственного и церковного регулирования
  14. 14.Люблинская уния.Бресцкая церковная уния и ее последствия. Полоцкий церковный собор и ликвидация униатской церкви в Беларуси
  15. Соборность в восприятии А. С. Хомякова характеризуется рядом черт: