<<
>>

§ 3. Судопроизводство с участием присяжных заседателей

С введением суда присяжных заседателей связывается внедрение в судопроизводство и судоустройство таких принципов как участие общества в решении главного вопроса уголовного суда, всесословность суда, устность и гласность процесса, свободная оценка доказательств[259].

Нормативное закрепление этого института шло поэтапно: сначала введением в действие «Основных положений преобразования судебной части в России» 1862 г., затем Судебными уставами 1864 г.[260] Современные авторы усматривают в качестве намерений законодателя - способствовать построению гражданского общества, правового государства в России[261].

На первом этапе специальные временные комиссии, состав которых формировался уездными земскими собраниями, составляли общие списки

жителей своего уезда, имевших право быть избранными в присяжные заседатели Новгородского окружного суда на конкретный год.

Так, общий список жителей Боровического уезда, имеющих право быть избранными в присяжные заседатели Новгородского окружного суда на 1875 г., составленный временной комиссией, включал 679 имен. Этот же список «...на основании ст. 974 Т. II к I Св. Зак. 1876 г. повторен и признан правильным - 12 окт. 1880 г.»[262] Общий список по Боровическому уезду на 1880 г., составленный в январе 1879 г., включал 750 имен[263].

Полное название документов со списками кандидатов в присяжные заседатели достаточно пространное, например: «Общий список местных жителей Боровического уезда Новгородской губернии для избрания из числа их очередных и запасных присяжных заседателей в Новгородский Окружной Суд в течение 1881 г., составленный Боровической временной комиссией на основании ст. 81-94 Учрежд. Суд. Уст. 20 ноября 1864 г. и утвержденный Г. Губернатором»[264]. Необходимость запасных заседателей была предусмотрена ст. 648 Устава уголовного судопроизводства: «Если наличное число заседателей окажется менее тридцати, то председатель суда делает распоряжение о пополнении из списка, по жребию, из числа запасных заседателей». Избираемый на должность должен был отвечать требованиям цензов: русское подданство, ценз оседлости в уезде, где избирается, не менее 2-х лет, возраст от 25 до 70 лет, физический ценз (отсутствие глухоты, слепоты и т. д.), знание русского языка, не состоять под опекой за расточительство, не быть несостоятельным должником[265]. Ст. 81-я Учреждений судебных установлений, вводившая 2-х летний ценз оседлости, была нацелена на гарантию достаточно глубокого знания присяжными нравов, обычаев и общественной жизни определенной местности, что важно для «оценки по совести степени вины подсудимых». Однако намерение законодателя не гарантировало от корыстного или халатного подхода к применению этой статьи, например при составлении общих списков присяжных временными комиссиями или при формировании очередных списков, осуществлявшемся канцеляриями земских управ.

Законодатель не ставил специальных преград в виде образовательного ценза, имея в виду необходимость обеспечить всесословность суда и его демократизм. В истории российского законотворчества проекты, предусматривавшие введение образовательного ценза, носили, как правило, специальный характер.

Например, в «проекте Екатерининского земства», для кассационного суда с участием присяжных заседателей, который должен был рассматривать дела в отношении министров, предусматривался особый порядок выбора по жребию из списка присяжных с высоким образовательным цензом[266].

В пореформенном суде состав присяжных формировался в том числе из крестьян, что само по себе не гарантировало необходимый для практики образовательный уровень. Это определяло содержание прений сторон. С.В. Даков справедливо замечает, что обвинительная речь прокурора, как и речь защитника, произносились главным образом для присяжных и присутствующей в зале публики. Поэтому главным в речах были не юридические тонкости, а логика, ораторское искусство, культура речи, систематизация доказательств[267]. Именно так возможно было донести суть прений до малообразованных присяжных заседателей.

Имущественный ценз составлял не менее ста десятин земли, или другого недвижимого имущества в столицах не менее чем на 2000 руб., в губерниях - не менее тысячи, а в прочих местах - не менее 500[268]. Ценз распространялся и на размеры жалования или дохода от капитала, ремесла, промысла, которые должны было составлять не менее 200 руб. в год. Для исследователей очевидно, что по первоначальному замыслу законодателя имущественный ценз был призван исключить из списков избираемых на должность присяжных наиболее бедных и необразованных людей, знания и опыт которых не позволяли должным образом исполнять судейские функции. Однако столь же очевидно, что высокий уровень ценза мог быть оспорен уже современниками реформы с учетом значительной разницы реальных доходов одних и тех же слоев населения в разных областях империи.

В целом подход со стороны центральной власти к проблеме имущественной состоятельности, как и гарантий профессионализма и юридической грамотности кандидатов в присяжные, отличался непоследовательностью. То предполагалось, что необходимо путем высокого имущественного ценза исключить возможность поступления в присяжные лиц бедных, не достаточно образованных, то вводился служебный ценз (Судебными уставами[269]), позволявший быть присяжными без учета имущественного положения[270]. Бесспорным оставалось одно: данный ценз противоречил демократическим принципам реформы[271]. Нечерноземная Новгородская губерния не отличалась особой зажиточностью населения. Следовательно, при формировании составов присяжных заседателей неизбежно должны были возникнуть трудности. Это подтверждается результатами работы все тех же комиссий по составлению списков присяжных. На заседании Боровической временной комиссии в январе 1880 г. был произведен учет разосланных уже избранным присяжным заседателям повесток. Их бланки сами по себе представляют определенный интерес для исследователей:

«Повестка ФИО

Избранный по жребию в Присяжные Заседатели Новгородского окружного Суда, приглашается являться в Суд во (временное) помещение его в г. Боровичи . к 10 часам утра, для исполнения обязанностей Присяжного в заседании Суда с 26 по 31 сего января включительно.

Присяжные Заседатели за неявку с Суд по вызову без законных причин подвергаются денежному взысканию: в первый раз от десяти до ста рублей, во второй - от двадцати до двухсот рублей, и в третий раз, передается суду и подвергается, по судебному приговору, сверх денежного взыскания от тридцати до трехсот рублей, лишению права участвовать в выборах и быть избранным в должности, требующие общественного доверия (651 и 952 ст. Уст. Уголов. Судопроизводства). Января 11 дня 1880 г.

Жительство иметь ...

Секретарь...

Помощник секретаря.»[272].

Содержание повестки четко определено Учреждениями судебных установлений (ст. 109), и Уставом уголовного судопроизводства, как сказано в самом документе. Тем не менее, не сложно представить впечатление, которое достаточно жестко сформулированная повестка производила на её адресата. Еще не став присяжным заседателем, человек мог почувствовать себя потенциальным правонарушителем, подвергнутым судебному преследованию. Недаром, количество прошений об освобождении от исполнения этой почетной обязанности было достаточно большим. Так, результатом упомянутого заседания Боровической временной комиссии за январь 1880 г. стало вынесение по 42-м повесткам резолюции - «исключен», по 44-м - «не зачислен». Среди подавших прошение об исключении из списков присяжных заседателей, значительное число приходится на купцов и предпринимателей, которые, видимо, не готовы были вести работу, не приносящую доход. Такие же тенденции наблюдались и в других губерниях России. Т.В. Шатковская обращает внимание на большое число аналогичных прошений со стороны крестьян по причине материальных затруднений: «Чаще всего крестьяне до “округи” добирались пешком, а если и приезжали на лошади, то отдавали её на время своего “судейства” в аренду. А чтобы прокормиться самому, присяжные из крестьян в свободное от заседаний время подрабатывали или просили милостыню. ... Мужик путешествовал пешком 200 верст до города и без копейки денег в кармане отнюдь не из осознания необходимости выполнения общественного долга, а под страхом материального наказания» [273].

Издержки на дорогу и проживание, которые должен был нести заседатель в случае его вызова по повестке, делали «почетное бремя» непосильным для многих крестьянам. Столкнувшись с подобной проблемой, земства пытались решать её по мере собственных возможностей. Губернский статистический комитет в отчете за 1871 г. сообщал: «Многие из крестьян, призываемых в город для исполнения обязанностей присяжных заседателей, во время сессии Окружного Суда, не имея собственных средств, по бедности затруднялись в содержании себя и в этой крайности обращались с просьбой о пособии в земские Управы. Земские Собрания, которым Управы докладывали об этом, отнеслись с полным сочувствием к положению бедняков и из земских сборов на 1872 год ассигновали в пособие им: по Крестецкому уезду - 100 руб., Кирилловскому - 150, Череповецкому, Тихвинскому и Демянскому - открыть Управам кредит сколько потребуется. Крестецкое и Череповецкое Собрания постановили, чтобы пособие выдавалось в размере 20 коп., Демянское и Тихвинское - в размере 25 коп. в сутки, а Кирилловское размер пособия предоставило усмотрению Управы. Пособие должно выдаваться по удостоверении бедности просящего»[274]. Таким образом, без поддержки выборных органов местного самоуправления институт присяжных заседателей в России не состоялся бы вовсе.

Следует отметить, что проблема уклонения избранных в присяжные заседатели от исполнения должностных обязанностей была столь актуальна, что нашла отражение даже в либеральных конституционных проектах начала XX в., делавших акцент как на гарантиях от исключения из состава присяжных по причине имущественного или социального положения, так и на устранение возможности уклонения от внесения в списки присяжных заседателей[275].

Правительство обратило внимание на эту проблему поздно. Точнее, факт был вполне очевиден и известен властям, а вот реакция в виде конкретных мер по исправлению ситуации серьезно опаздывала. Еще в 1896 г. Н.В. Муравьев отмечал: «Вообще несколько равнодушный к общественному делу русский человек склонен уклоняться от присяжной повинности не более, если даже не менее, чем от другой. При всем том в общем он несет её усердно и добросовестно, сознавая высоту и святость господства в суде таких великих и добрых слов как присяга, совесть, внутреннее убеждение»[276]. Осознавая свой долг перед присяжными за их усердие и добросовестность, государство, однако, не торопилось предоставить материальные гарантии их работы. Лишь после 1913 г. присяжные заседатели стали получать из казны суточные, а также средства на оплату проезда до города, где проходило заседание[277].

Помимо материального обеспечения присяжные заседатели нуждались в гарантиях безопасности; в отлаженном делопроизводстве; в упрощении формальных процедур, затягивавших рассмотрение дела. Вызывала критику и небрежность работы временных комиссий, составлявших списки присяжных, в которые попадали умершие, состоявшие под судом, не знающие русского языка и другие категории лиц, исключенных из процедуры избрания законодателем[278].

И, тем не менее, суд присяжных все-таки проявил себя на «российской почве» как форма участия граждан, представителей разных сословий в отправлении правосудия. Само его создание и дальнейшее функционирование сопровождались и сопровождаются по нынешний день активной дискуссией[279]. Но, несмотря на полемичность самой идеи суда присяжных заседателей и на многочисленные проблемы, выявленные практикой его работы, он стал неотъемлемой частью судебной системы Российского государства именно благодаря поддержке со стороны органов местного самоуправления на первом этапе его функционирования.

<< | >>
Источник: САМСОНОВ Андрей Алексеевич. СУДЕБНЫЕ ОРГАНЫ НОВГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ (1727-1917 ГГ.): ИСТОРИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Д И С С Е Р Т А Ц И Я на соискание ученой степени кандидата юридических наук. 2016. 2016

Еще по теме § 3. Судопроизводство с участием присяжных заседателей:

  1. ПРОИЗВОДСТВО ПО ЗАЯВЛЕНИЯМ ОБ ОСПАРИВАНИИ РЕШЕНИЙ, ДЕЙСТВИЙ (БЕЗДЕЙСТВИЯ) МЕСТНЫХ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ, НАРУШАЮЩИХ ПРАВА ГРАЖДАН НА УЧАСТИЕ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ В КАЧЕСТВЕ ПРИСЯЖНОГО ЗАСЕДАТЕЛЯ
  2. § 4. участие адвоката в формировании коллегии ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ
  3. § 2. участие адвоката при окончании предварительного расследования по делам, которые по ходатайству обвиняемого могут быть направлены для рассмотрения в суд с участием присяжных заседателей
  4. особенности предварительною слушанияв суде с участием присяжных заседателей
  5. участие адвоката в обсуждении последствий вердикта ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ
  6. задачи и полномочия адвоката по участию В ФОРМИРОВАНИИ КОЛЛЕГИИ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ
  7. Примерные формулировки вопросов для выявления лиц, которые по закону не могут быть присяжными заседателями либо могут быть освобождены от обязанностей присяжного заседателя
  8. § 1. значение конституционного права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей для защиты прав и свобод человека и гражданина от незаконного, необоснованного и несправедливого обвинения и уголовного наказания
  9. Статья 17.5. Воспрепятствование явке в суд присяжного заседателя Комментарий к статье 17.5
  10. Статья 17.6. Непредставление информации для составления списков присяжных заседателей Комментарий к статье 17.6
  11. содержание, форма, виды и примерные формулировки ВОПРОСОВ КАНДИДАТАМ В ПРИСЯЖНЫЕ ЗАСЕДАТЕЛИ ДЛЯ УСТАНОВЛЕНИЯ ИХ СООТВЕТСТВИЯ ТРЕБОВАНИЯМ ЗАКОНА*
  12. Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокуроров, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава (ст. 2981 УК РФ)