<<
>>

§ 3. Особенности греческой адвокатуры

Говоря о греческой адвокатуре, нельзя пройти молчанием некоторых особенностей ее, знакомство с которыми необходимо для дальнейшего изложения. Прежде всего, следует остановиться на том уже указанном раньше обстоятельстве, что греческая адвокатура была связана более с ораторским искусством, чем с правоведением.

Это объясняется разными причинами. С одной стороны, греки вообще не отличались способностью к юриспруденции, которая была у них мало развита. С другой стороны, будучи народом в высшей степени художественным, они ревностно предавались изучению всяких искусств и, между прочим, ораторского. Если еще принять во внимание простоту и общедоступность законодательства, устность и гласность судопроизводства пред обширной народной аудиторией, то станет вполне понятен тот факт, что все известные нам профессиональные синегоры были ораторами или, другими словами, что только ораторы, привыкшие говорить пред народом в политических делах, исполняли обязанность адвокатов. Юридических познаний от них не требовалось. Для этого существовал особый класс юрисконсультов, законников (прагматиков), которые сопровождали ораторов на суд и сообщали им в случаях надобности нужные юридические сведения. Их профессия не пользовалась почетом. По крайней мере, Цицерон говорит, что это были обыкновенно люди низкого происхождения, привлекаемые к такому занятию ничтожной платой*(122). Сообразно с характером адвокатуры, подготовка к ней состояла не в изучении юриспруденции, а в занятиях ораторским искусством. Демосфен учился у Изея*(123), Изей, Ликург и Гиперид у Исократа, который был учеником Горция и т. д. Конечно, некоторые из них были хорошо знакомы с законами; тем не менее, на первом плане стояло красноречие.

Другая, еще более замечательная особенность греческой адвокатуры заключается в том, что тяжущиеся и их защитники не всегда могли говорить на суде, сколько им казалось нужным. Как это ни странно, тем не менее, прения сторон были ограничиваемы известным периодом времени. И, что всего замечательнее, такое ограничение существовало для наиболее важных дел, между тем как другие, мелкие и незначительные, не подвергались никаким стеснениям. Время определялось водяными часами, носившими название клепсидры*(124). По этой-то причине все дела разделялись на "дела с водою" и "дела без воды". Для разных дел полагалось разное количество воды, смотря по большей или меньшей важности процесса. Но так как устройство клепсидры в точности неизвестно, то нет возможности определить среднюю продолжительность судебных прений. Можно только сказать, что каждой стороне представлялось определенное количество воды, невзирая на то, сколько ораторов выступало в ее защиту. Течение воды приостанавливалось во время допроса свидетелей и чтения документов или законов*(125). Несомненно, что употребление клепсидры было вызвано многоречивостью ораторов, но нет сомнения также и в том, что ограничение прений определенным временем было несправедливо, нецелесообразно и вредно для интересов защиты*(126).

Далее необходимо заметить, что помимо логографов, синегоров и прагматиков в Греции существовал еще один разряд лиц, деятельность которых соприкасалась с деятельностью первых. Это были так называемые параклеты. Некоторые писатели (напр. Стоянов) видят в них особый род адвокатуры, но так как их роль заключалась не в защите тяжущегося, а в удостоверении его нравственных качеств, то их следует отнести не к адвокатам, а скорее к свидетелям. Другим народам тоже был известен этот институт "свидетелей чести". В Риме они носили название хвалителей (laudatores), в древней России - послухов, в Чехии помощников и очистников, в Полице - поротников*(127). Сами ораторы зачастую конкурировали с параклетами, превознося нравственные качества своего клиента. Вообще, они не стеснялись в средствах защиты: они умоляли судей о помиловании подсудимого, приводили с собой его детей, родных и друзей, которые своими слезными просьбами должны были смягчить строгость суда, прибегали к разным театральным выходкам, как поступил, напр., Гиперид в процессе Фрины и т. п.*(128).

Наконец, нельзя пройти молчанием еще одной стороны греческой адвокатуры: крайней неразборчивости в выражениях, резкости и даже просто неприличия многих речей ораторов. В пылу ораторского увлечения адвокат не щадил ничего: ни доброго имени своего противника, ни чести его жены и матери, ни скромности слушателей. В гражданских делах адвокаты были еще более или менее сдержаны и умеренны. Но уголовные защиты нередко представляли собой на половину памфлеты*(129). Некоторые речи Демосфена*(130) были бы также невозможны в современном суде, как многие эпизоды Аристофановых комедий на нынешней сцене.

<< | >>
Источник: Васьковский Е. В.. Организация адвокатуры. Тома 1 и 2. С.-Петербург, типография П. П. Сойкина, 1893 г.. 1893

Еще по теме § 3. Особенности греческой адвокатуры:

  1. § 2. Организация греческой адвокатуры
  2. § 1. Происхождение и развитие греческой адвокатуры
  3. Лекция 4. Особенности классической греческой философии и основные проблемы эллинизма
  4. § 1. Адвокатура России - традиционно-судебная адвокатура
  5. ГРЕЧЕСКОЕ ВОССТАНИЕ
  6. ГРЕЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
  7. Греческая религия
  8. Греческая цивилизация
  9. § 2. Греческое государство — рабовладельческий “полис”
  10. ГРЕЧЕСКИЙ ЭПОС И МИКЕНЫ
  11. § 4. Македонская монархия и конец греческих полисов
  12. Греческие имена персидских богов
  13. Александрия: сердце греческого Египта
  14. Словарь III …И не только греческие
  15. Словарь II Греческие имена