<<
>>

§ 3. Корпоративное самоуправление в адвокатуре

Стремление адвокатских сообществ (корпораций, объединений) к освобождению от государственного диктата объяснимо. Противостоять беззакониям государственной власти в лице ее чиновничьего аппарата может только независимый адвокат, опирающийся на авторитет и покровительство независимой адвокатской корпорации.

И хотя государство, как правило, декларирует независимость и адвоката и адвокатуры, однако эту независимость можно представлять по-разному. Адвокат скорее доверит решение своей профессиональной судьбы коллегам корпорации, нежели чиновнику Минюста.

Вместе с тем, добиваясь независимости от государственной власти, адвокатура отнюдь не против государственной защиты ее интересов, опеки органов государственного управления при решении трудных вопросов льготной аренды служебных помеще-

90

ний, приемлемых условий социального обеспечения и налогообложения.

Словом, с органами государственной власти адвокатура конфликтовать не хотела бы, ибо это не в ее интересах. И поэтому она готова поступиться своими амбициями в сфере управления.

И здесь, как кажется, следует различать две проблемы: независимость адвокатуры и независимость адвоката.

Адвокатура, как институт, функционирует в конкретном государстве, в определенной системе государственных органов и общественных организаций. Она подчинена национальному праву, определяющему и ее правовой статус, и средства правовой защиты, используемые ею при оказании профессиональной юридической помощи.

Классиками сказано применительно к отдельному человеку: нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. То же можно сказать и о функционирующих институтах - они не изолированы от взаимодействия с другими институтами государства и общества и потому должны быть готовы к самоограничению. Адвокатуру очень часто относят в научной литературе к институтам гражданского общества. (Эта мысль даже проникла и в законодательство - см. ст. 3 Закона РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).

Но здесь есть существенная натяжка. В гл. I мы показали, что адвокатура выполняет конституционную функцию публично-правового характера. Она выполняет в судопроизводстве, если и не в большинстве, то в значительном числе случаев, задания правоохранительных государственных органов. Эта работа адвокатуры, по идее, должна оплачиваться за счет государственного бюджета. Это значит, что адвокатура входит в систему государственной правоохраны и государственного судопроизводства.

Такое двойственное положение адвокатуры - институт гражданского общества, институт государства - усложняет ее природу, делает дискуссионными многие вопросы ее статуса. И не может не ограничивать пределы ее независимости.

Есть государственные поручения, от выполнения которых адвокатура уклониться не вправе. Но государству должно быть небезразлично, кем и как выполняются эти поручения.

91

92

93

рых сказано: «Профессиональные ассоциации адвокатов играют жизненную роль в поддержании профессиональных стандартов и этических норм, защищают своих членов от преследований и необоснованных ограничений и посягательств, обеспечивают юридическую помощь для всех, кто нуждается в ней, кооперируются с Правительством и другими институтами для достижения целей правосудия и общественного интереса»1 (подчеркнуто мной - И.Я.).

Кооперирование адвокатуры с Правительством для достижения целей правосудия и общественных интересов это не есть способ удовлетворения чисто иждивенческих запросов. Это, прежде всего, поиск совместных способов превращения конституционной декларации обеспечения квалифицированной юридической помощи каждому в реальность.

Все мы помним последствия бесконтрольного формирования состава т.н. параллельных коллегий адвокатов2. Претенденты не стремились в традиционные коллегии не потому, что для них не было мест, а потому чаще всего, что по своим личным качествам не отвечали высокому статусу адвоката. Органы самоуправления новообразований адвокатуры стремились к численному росту своих рядов, закрывая глаза на недостатки профессиональных качеств и нравственную ущербность облика многих претендентов.

Эта «не урезанная свобода» периода реформ, как известно, снизила уровень адвокатуры, способствовала появлению армии ходатаев-посредников, не обремененных профессиональной культурой, способствовавших усилению негативных явлений в сфере правосудия.

Общественное мнение, осуждавшее такой поворот реформ, игнорировалось, как игнорируются ныне многие критические выступления СМИ.

Требовался механизм государственного и общественного контроля за кадровым составом адвокатуры, за дисциплинарной и гонорарной практикой коллегий адвокатов.

____________________

1 Основные положения о роли адвокатов (приняты VIII Конгрессом ООН в августе 1990 г. в Нью-Йорке).

2 См.: Сухарев И.Ю. Адвокатура России: кто и что мешает ее развитию и эффективной деятельности. М.: Юрист. 1995. № 2 (4). Галаганов А.П. Принципы организации и деятельности адвокатуры. Канд. дисс. М., 1998.

94

Способы такого контроля найдены в порядке определения состава и функций, квалификационных комиссий, которым принадлежит решающая роль в комплектовании кадров адвокатуры и обеспечения чистоты ее рядов.

Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» 2002 г. установил, что решение и присвоении статуса адвоката принимает квалификационная комиссия адвокатской палаты субъекта федерации после сдачи претендентом квалификационного экзамена и проверке в необходимых случаях комиссией достоверности представленных претендентом документов. Решение квалификационной комиссии о присвоении статуса адвоката либо отказе в этом может быть обжаловано в суд (не в Минюст!).

Очень важен для оценки степени самостоятельности адвокатуры состав квалификационной комиссии.

Из 13 членов комиссии - семь (т.е. большинство) - от адвокатской палаты, остальные - от органа юстиции и судов субъекта федерации (ст. 33).

Председателем комиссии является президент адвокатской палаты по должности.

Таким образом, органами исполнительной и судебной власти в известной мере обеспечивается внешний контроль за составом адвокатуры. Но они не могут навязать свои требования, ибо не составляют большинства в комиссии.

Решение о прекращении статуса адвоката принимает Совет адвокатской палаты с учетом заключения квалификационной комиссии (ст. 17 ч. 2). Им же принимаются и решения о приостановлении статуса адвоката (ст. 16 ч. 1 п. 4). Им же рассматриваются жалобы на действия адвокатов с учетом заключения квалификационной комиссии (ст. 31 ч. 3 п. 8).

Совету адвокатской палаты принадлежит также функция регистрации перемещения адвоката из одного субъекта федерации в другой и регистрации адвокатских образований внутри палаты (ст.ст. 15 п.п. 5, 20 ч. 2). Учреждение в необходимых случаях юридической консультации по представлению органа юстиции осуществляется адвокатской палатой (ст. 24).

Как видим, закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ») наделил органы самоуправления адвокатуры как в области кадровой политики, так и в области организации внутренней

95

жизни адвокатуры практически не урезанными полномочиями, сохранив за государственными органами функцию контроля (ведение реестров адвокатов, участие в работе квалификационных комиссий).

Наиболее общие вопросы жизни адвокатуры, включая определение состава совета палаты, мер поощрения и ответственности адвокатов, избрание делегатов на Всероссийский съезд адвокатов, решают собрания (конференции) адвокатской палаты субъекта федерации (подробнее - ст. 30 Закона).

Существенным новшеством Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» является положение о создании Всероссийских органов самоуправления адвокатуры.

Это Федеральная палата адвокатов Российской Федерации с ее органами - Всероссийским съездом адвокатов и Советом федеральной палаты.

Объединение адвокатуры страны - факт исторического значения. И дореволюционная адвокатура России, и адвокатура советского периода была разобщена по судебным округам до 1917 года, по областям и республикам - после 1917 года.

Только в период перестройки и демократических реформ начали создаваться адвокатские ассоциации, как правило, со статусом общественных объединений адвокатуры. С их созданием у адвокатуры появилась возможность влияния на содержание законодательства, касающегося адвокатуры, ее организации, принципов деятельности, ее статуса в обществе и государстве. Через объединения адвокатура России получила возможность влиять на формирование социальных и правовых гарантий независимости адвокатов, искать способы защиты адвокатов от диктата государственных органов, произвола чиновников госаппарата.

Через объединения адвокатура России вышла на международную арену.

Первым объединением адвокатских коллегий на территории СССР стал Союз адвокатов, который с распадом СССР обрел статус международного, охватывая своим влиянием адвокатские коллективы стран Содружества Независимых Государств и некоторых стран Запада.

Действующий ныне Устав «Международного Союза (содружества) адвокатов» принят постановлением его I Ассамблеи 21

96

мая 1992 г. Изменения в него были внесены III Ассамблеей 22 мая 1998 г. (опубликован в газете «Адвокат», ноябрь 1998 г.).

Устав предусматривает задачи Союза, его права и обязанности, членство в Союзе, его структуру и руководящие органы, источники денежных средств и пр.

В качестве целей Союза (ст. 2 Устава) указывается: содействие обеспечению высоких стандартов мастерства, профессиональной этики, единства и сотрудничества адвокатов; защита прав и свобод, чести и достоинства членов организации; пропаганда принципов и гарантий независимости адвокатуры; содействие развитию юридической науки, повышению правовой культуры населения; расширение и укрепление международных профессиональных и культурных связей адвокатов разных стран и регионов.

Органами международного Союза адвокатов стали: Ассамблея, формируемая из делегатов региональных и национальных отделений, которая утверждает Устав, избирает Президиум, правление и ревизионную комиссию. Имеет печатное издание - газету «Адвокат».

В сентябре 1994 года ряд коллегий адвокатов России провел Учредительный съезд Федерального союза адвокатов, на котором был зафиксирован не только факт объединения российских адвокатов, но и учрежден Устав. Этот Союз объединил 52 региональные коллегии адвокатов.

Союз адвокатов России в отличие от Международного союза адвокатов стал внутригосударственным формированием. Его цели: содействие процессу формирования правового государства; обеспечение квалифицированной правовой помощи гражданам и организациям; повышение правовой культуры и правосознания граждан; обеспечение правовой защищенности адвокатов.

Соответственно этим целям определяются конкретные задачи и формы деятельности Союза.

Были созданы и его руководящие органы: съезд, исполком, президент. Контролирующим органом является ревизионная комиссия. Средства союза складываются из членских взносов, добровольных пожертвований, доходов от издательской и иной деятельности.

Во многих своих положениях Устав федерального союза адвокатов России напоминает Устав Международного союза адвока-

97

тов, что вполне естественно, ибо отдельные задачи и цели их деятельности совпадают.

Параллельно федеральному союзу адвокатов действует на территории России аналогичный союз, именуемый «Гильдией Российских адвокатов», также имеющий Устав, принятый учредительной конференцией в январе 1995 года.

По сути, Гильдия - есть объединение «параллельных» коллегий адвокатов, созданных их учредителями с ведома и согласия Минюста РФ к середине 1990-х годов, потеснивших традиционные коллегии на рынке правовых услуг.

Органами самоуправления Гильдии являются: съезд, совет коллегий адвокатов, исполком, президент, вице-президент, Президиум Гильдии, ревизионная комиссия.

С 2000 года выходит журнал «Вопросы адвокатуры» и ряд других адвокатских изданий.

Все эти адвокатские объединения с их печатными органами немало сделали в формировании приемлемого законодательства об адвокатуре, не допустили ее огосударствления, преодолев соответствующие устремления первоначальных вариантов Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в России». Следует отметить и их вклад в разработку методических и научных рекомендаций, касающихся деятельности адвокатуры, их содействие укреплению нравственных устоев профессии.

Вместе с тем, настораживало обилие созданных ассоциаций, что способствовало сохранению элементов былой разобщенности адвокатских коллективов. Вызывал обоснованные сомнения факт наделения, правда, не очень явного, общественных объединений адвокатуры некими управленческими полномочиями.

Отсюда то значение создания Федеральной палаты, которое мы придаем ей как ассоциации, объединяющей всю адвокатуру России с полномочиями, установленными Федеральным законом.

Приведем здесь полностью содержание статей 35 и 36 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

«Статья 35. Федеральная палата адвокатов Российской Федерации

1. Федеральная палата адвокатов Российской Федерации является общероссийской негосударственной некоммерческой орга-

98

низацией, основанной на обязательном членстве адвокатских палат субъектов Российской Федерации.

2. Федеральная палата адвокатов как орган адвокатского самоуправления (подчеркнуто мной - И.Я.) в Российской Федерации создается в целях представительства и защиты интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, координации деятельности адвокатских палат, обеспечения высокого уровня оказываемой адвокатами юридической помощи.

3. Федеральная палата адвокатов является юридическим лицом, имеет смету, расчетный и другие счета в банках в соответствии с законодательством Российской Федерации, печать, штампы и бланки со своим наименованием.

4. Федеральная палата адвокатов образуется Всероссийским съездом адвокатов. Образование других организаций и органов с функциями и полномочиями, аналогичными функциям и полномочиям Федеральной палаты адвокатов, не допускается (подчеркнуто мной - И.Я.).

5. Устав Федеральной палаты адвокатов принимается Всероссийским съездом адвокатов.

6. Федеральная палата адвокатов подлежит государственной регистрации в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц.

7. Решения Федеральной палаты адвокатов и ее органов, принятые в пределах их компетенции, обязательны для всех адвокатских палат и адвокатов.

Статья 36. Всероссийский съезд адвокатов

1. Высшим органом Федеральной палаты адвокатов является Всероссийский съезд адвокатов. Съезд созывается не реже одного раза в два года. Съезд считается правомочным, если в его работе принимают участие не менее двух третей делегатов съезда.

2. Всероссийский съезд адвокатов:

1) принимает устав Федеральной палаты адвокатов;

2) принимает кодекс профессиональной этики адвоката;

3) утверждает единую норму представительства от адвокатских палат на Всероссийский съезд адвокатов;

4) формирует состав совета Федеральной палаты адвокатов и принимает решение о досрочном прекращении полномочий его членов;

99

5) определяет размер отчислений адвокатских палат на общие нужды Федеральной палаты адвокатов, исходя из численности адвокатских палат;

6) утверждает смету расходов на содержание Федеральной палаты адвокатов;

7) утверждает отчеты совета Федеральной палаты адвокатов, в том числе об исполнении сметы расходов на содержание Федеральной палаты адвокатов;

8) избирает ревизионную комиссию Федеральной палаты адвокатов и утверждает ее отчет о результатах финансово-хозяйственной деятельности совета Федеральной палаты адвокатов;

9) утверждает регламенты Всероссийского съезда адвокатов и совета Федеральной палаты адвокатов;

10) утверждает штатное расписание аппарата Федеральной палаты адвокатов;

11) определяет место нахождения совета Федеральной палаты адвокатов;

12) осуществляет иные функции, предусмотренные уставом Федеральной палаты адвокатов».

Положения этих статей не только дают представление о новообразованиях отечественной адвокатуры, ее очевидной консолидации, но и о их широких полномочиях, свидетельствующих об автономии адвокатуры, ее независимости в решении важнейших вопросов самоуправления.

Исполнительным органом Федеральной палаты является ее Совет, избираемый в составе 36 человек съездом палаты тайным голосованием и обновляемый каждые два года не менее, чем на одну треть.

Совет Федеральной палаты адвокатов:

1) избирает из своего состава президента Федеральной палаты адвокатов сроком на четыре года и по его представлению трех вице-президентов Федеральной палаты адвокатов сроком на два года, определяет полномочия президента и вице-президентов;

2) представляет Федеральную палату адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях в Российской Федерации и за рубежом;

3) координирует деятельность адвокатских палат;

100

4) содействует повышению профессионального уровня адвокатов, разрабатывает единую методику профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов, помощников адвокатов и стажеров адвокатов;

5) защищает социальные и профессиональные права адвокатов;

8) обобщает дисциплинарную практику, существующую в адвокатских палатах, и разрабатывает в связи с этим необходимые рекомендации;

9) занимается методической деятельностью;

10) созывает не реже одного раза в два года Всероссийский съезд адвокатов, формирует его повестку дня;

11) распоряжается имуществом Федеральной палаты адвокатов в соответствии со сметой и с назначением имущества;

12) осуществляет иные функции, предусмотренные уставом Федеральной палаты адвокатов.

4. В случае неисполнения советом Федеральной палаты адвокатов требований настоящего Федерального закона, полномочия совета Федеральной палаты адвокатов могут быть прекращены досрочно на Всероссийском съезде адвокатов. Внеочередной Всероссийский съезд адвокатов созывается советом Федеральной палаты адвокатов по требованию одной трети адвокатских палат субъектов Российской Федерации.

5. Заседания совета Федеральной палаты адвокатов созываются президентом Федеральной палаты адвокатов по мере необходимости, но не реже одного раза в два месяца. Заседание считается правомочным, если на нем присутствуют не менее двух третей членов совета Федеральной палаты адвокатов.

6. Решения совета Федеральной палаты адвокатов принимаются простым большинством голосов членов совета Федеральной палаты адвокатов, участвующих в его заседании.

7. Президент Федеральной палаты адвокатов представляет Федеральную палату адвокатов в отношениях с органами государственной власти, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями, а также с физическими лицами, действует от имени Федеральной палаты адвокатов без доверенности, выдает доверенности и заключает сделки от имени Федеральной палаты адвокатов, распоряжается имуществом Федеральной палаты адвокатов по решению совета

101

Федеральной палаты адвокатов в соответствии со сметой и с назначением имущества, осуществляет прием на работу работников аппарата Федеральной палаты адвокатов, созывает заседания совета Федеральной палаты адвокатов, обеспечивает исполнение решений совета Федеральной палаты адвокатов и решений Всероссийского съезда адвокатов.

8. Президент и вице-президенты, а также другие члены совета Федеральной палаты адвокатов могут совмещать работу в совете Федеральной палаты адвокатов с адвокатской деятельностью, получая при этом вознаграждение за работу в совете Федеральной палаты адвокатов в размере, определяемом Всероссийским съездом адвокатов.

9. Совет Федеральной палаты адвокатов не вправе осуществлять адвокатскую деятельность от своего имени, а также заниматься предпринимательской деятельностью.

В качестве важнейших функций самоуправления адвокатуры на уровне Федеральной палаты отметим консолидацию адвокатуры, обеспечение координации деятельности палат субъектов федерации, защиту интересов адвокатов в органах государственной власти и местного самоуправления, влияние на повышение уровня профессиональной деятельности адвокатов.

Заметим, что последняя задача, являющаяся одной из важнейших, всегда ставилась и перед органами государственного руководства адвокатурой, и перед органами самоуправления адвокатских коллективов. Однако она решалась в целом недостаточно последовательно и удовлетворительно. Адвокатские коллегии не имели возможности в силу чисто экономических причин ни всерьез обобщать и анализировать практику оказания правовой помощи, ни готовить научные труды и методические пособия для адвокатов.

Теперь такая возможность может появиться.

Совет Федеральной палаты из своих 36 членов и актива может создать группы (сектора, отделы) целевого назначения, которые бы отвечали за обобщение и анализ различных видов деятельности адвокатов, разрабатывать и совершенствовать свод адвокатской этики, оказывать поддержку адвокатам и ученым, исследующим проблемы адвокатуры, готовить на этой основе пособия для адвокатов.

102

Как видим, многие вопросы самоуправления адвокатуры удачно предрешены Законом и могут быть уточнены и детализированы в соответствующих поднормативных актах, которые могут готовиться самими адвокатскими сообществами.

На основе нового закона 31 января 2003 г. был проведен первый Всероссийский съезд адвокатов, принявший ряд решений, принципиально важных для развития и совершенствования корпоративного самоуправления в российской адвокатуре. Съезд учредил Федеральную палату адвокатов Российской Федерации, принял ее Устав, а также Кодекс профессиональной этики адвоката. Съезд избрал Совет Федеральной палаты, правда, не в полном составе (28 членов Совета из 36, предусмотренных законом).

«Устав общероссийской негосударственной некоммерческой организации Федеральная палата адвокатов Российской Федерации» представляет собой обширный документ, состоящий из одиннадцати разделов. Его нормативные положения охватывают все стороны организации и деятельности Федеральной палаты. Целями палаты объявлены: обеспечение высокого уровня юридической помощи; координация деятельности адвокатских палат субъектов Российской Федерации; представительство и защита интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях. Соответственно этим целям конкретизированы задачи палаты. Привлекает заложенная в число задач палаты идея научного обеспечения деятельности адвокатуры и ее органов самоуправления. Это может означать создание в перспективе если не НИИ адвокатуры, то, по меньшей мере, группы специалистов, занимающихся научно-исследовательской деятельностью на профессиональной основе.

К сожалению, многие положения Устава повторяют содержание ст.ст. 35-38 Закона «Об адвокатской деятельности...», не расшифровывая и не разъясняя их. Так, остается неясным, что означает для адвокатских палат субъектов Федерации в управленческом плане «осуществление координации их деятельности»; каковы пределы и формы вмешательства Федеральной палаты в деятельность палат субъектов Федерации. Управленческие полномочия названных органов адвокатуры достаточно четкого разграничения пока не нашли ни в Законе, ни в Уставе. А это чрева-

103

то возникновением коллизий. Можно надеяться на то, что со временем практика подскажет оптимальные решения и это найдет отражение в Уставе, тем более, что авторами прогнозируется возможность совершенствования Устава и даже предусмотрен порядок внесения в него изменений (ст. 52 Устава).

И Законом, и Уставом не решена судьба упомянутых выше адвокатских союзов и ассоциаций, возникших в определенной мере спонтанно в годы реформ. В случае их сохранения их уставы должны быть приведены в соответствие со статусом общественных объединений адвокатов (ст. 39 Закона) с устранением полномочий управленческого характера. Правда, нетрудно представить себе сложности, которые при этом возникнут. Общественные объединения адвокатов возникали тогда, когда не было единого легитимного общероссийского формирования адвокатов. Ныне мы видим, что их функции и задачи почти целиком совпадают с функциями и задачами Федеральной палаты. Значит, надо искать для общественных объединений собственную нишу, или смириться с их естественным отмиранием. Одним из приемлемых вариантов, на наш взгляд, является объединение общественных формирований адвокатуры в орган, подобный профессиональному союзу с целью разработки и проведения в жизнь социальных гарантий адвокатской профессии.

Вопросы оперативного управления в адвокатских образованиях палат (кабинет, коллегия, бюро, консультации - ст. 20 Закона), связанные с обеспечением трудовой дисциплины, распределением поручений, определением размера гонорара и пр., пока они не вызывают серьезных конфликтов, требующих вмешательства Совета палаты и квалификационной комиссии, решаются руководителями этих образований.

Таким образом, есть все основания для утверждения, что Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» не пошел по пути принижения органов самоуправления адвокатурой. Напротив, в обеспечении их самостоятельности им сделан в сравнении с Положением об адвокатуре РСФСР 1980 г., с законодательством зарубежных государств и стран СНГ важный позитивный шаг.

Выше мы отметили, что, помимо проблемы независимости адвокатуры и пределов внутреннего самоуправления, есть проблема независимости адвокатов. Казалось бы, в ее решении нет сложностей.

104

Ст. 18 Закона, именуемая «Гарантии независимости адвокатов», как бы дополняющая ст. 3 о взаимоотношениях государства и адвокатуры, содержит развернутый перечень положений, обеспечивающих независимость адвоката при осуществлении им профессиональной деятельности. Эти положения исключают произвол правоохранительных органов при привлечении адвоката к ответственности, при вторжении в сферу его взаимоотношений с клиентом, обеспечивают безопасность адвоката и членов его семьи.

Однако это далеко не исчерпывает проблемы.

Адвокат зависит от клиента, с которым он заключил соглашение о правовой помощи и защите и эта зависимость в правовой науке вызывала и до сих пор вызывает споры о ее характере и пределах.

Адвоката рассматривают или как самостоятельного участника процесса, и тогда он независим от клиента в оценке и использовании доказательств, выборе позиции по делу. Но чаще его рассматривают как представителя, и тогда он всецело связан волей доверителя.

Многие годы эта проблема была достоянием науки, предметом академических споров и решалась в русле положений профессиональной этики1.

Ныне она обрела правовую окраску.

Так, определяя полномочия адвоката, Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» установил, что адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя (ст. 6 ч. 4 п. 3).

Если полная независимость адвоката от клиента в былые времена оборачивалась нередко предательством интересов последнего и переходом адвоката на сторону обвинителя, то теперь адвокат, лишенный самостоятельности, может оказаться в услужении доверителя. Или, как писали ранее адвокаты и теоретики адвокатуры, - превращаться в слугу, потакающего нередко вздорным требованиям.

________________________

1 Бойков А.Д. Проблемы адвокатской этики // В кн. «Роль и задача советской адвокатуры». М., 1972. С. 191-192.

105

Вот вопрос, в решение которого закону не следовало вмешиваться. Его решение должно оставаться в сфере адвокатской этики и профессионального мастерства. В конечном счете это та проблема, которая в конфликтных случаях (а они относительно редки) должна решаться органами самоуправления адвокатуры, способными профессионально оценить ту или иную ситуацию отношений адвоката и клиента.

В связи с принятием нового УПК РФ вопрос независимости адвоката обернулся новой, неожиданной стороной. Имеет ли адвокат - защитник обвиняемого, помимо прав, обязанности, которые позволяли бы заинтересованным лицам (в основном - подзащитному) предъявлять требования к адвокату по поводу качества защиты. Иными словами, является ли адвокат субъектом обязанности доказывания и в каких пределах; существуют ли процессуальные санкции, которые могут быть применены к адвокату при нарушении им обязанностей; является ли запрет на отказ адвоката от принятой защиты абсолютным или он допускает исключения. Вот вопросы, которые были дискуссионными в период действия УПК РСФСР и требовали своего решения в новом УПК. Увы, они не решены, более того - их решение УПК РФ заметно осложнил.

Отечественная наука о судебном познании, доказательствах и доказывании не возлагала на адвоката-защитника бремени доказывания невиновности подзащитного, ибо обвиняемый защищен презумпцией невиновности.

Вместе с тем, признавалось, что на защитнике лежит обязанность выяснения обстоятельств, оправдывающих обвиняемого либо смягчающих его вину, а также обоснование любого выдвигаемого им тезиса. Признавалось, что эти обязанности защитника носят юридический характер. Их выполнение контролируется как заинтересованными лицами, так и следователем и судом, ибо существенное нарушение обязанности доказывания защитником может быть квалифицировано как отказ от защиты, что недопустимо.

Статья 51 УПК РСФСР о полномочиях защитника начиналась словами: «Защитник обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих

106

их ответственность, оказывать им необходимую юридическую помощь».

В УПК РФ этого требования нет ни в статье о защитнике (ст. 49), ни в статье о полномочиях защитника (ст. 53), ни в нормах, касающихся участия защитника в конкретных стадиях процесса. Речь идет только о его правах и полномочиях. Обязанностей адвокат-защитник новым УПК лишен.

Между тем и Положение об адвокатуре РСФСР 1980 г., и Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», содержат сугубо декларативные требования, имеющие отношение к профессиональному долгу адвоката (долг - нравственная категория) типа: адвокат обязан честно и добросовестно отстаивать права и интересы клиента всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации способами.

Что же касается правового статуса адвоката в видах судопроизводства (гражданского, уголовного, арбитражного, конституционного, административного), то закон об адвокатуре отсылает к соответствующему процессуальному законодательству.

Возникает и такой вопрос: если адвокат в соответствии с УПК РФ никаких обязанностей как участник доказывания не несет, то не превращаются ли принцип состязательности, и принцип права на защиту в чисто декларативные институты, без реальной правовой нагрузки? Ведь правовой институт, как и отдельная правовая норма, не живут без системы гарантий исполнения.

Обратимся к зарубежному опыту.

Английская система судопроизводства, признающая, что бремя доказывания вины лежит на обвинителе, не считает это правило безусловным.

Так, при бесспорности факта преступления и вины обвиняемого, если защита ссылается на обстоятельства, освобождающие обвиняемого от ответственности, то бремя доказывания обоснованности данной ссылки переходит на защиту.

В США и других странах с англосаксонской системой уголовного судопроизводства бремя выявления и собирания доказательств защиты возлагается только на сторону защиты.

107

Континентальные системы уголовного судопроизводства тоже не представляют себе защитника в виде стороннего наблюдения, свободного от обязанностей1.

Наши общие выводы сводятся к следующему.

Корпоративное самоуправление адвокатуры есть показатель демократического устройства этого института. Вместе с тем, адвокатура включена в систему государственных гарантий прав личности и потому тесно взаимодействует с государственными правоохранительными органами, правосудием и органами государственного управления в сфере правоохраны и правоприменения. По этой причине государство не может не выполнять определенные функции, связанные с управлением адвокатурой. Эти функции ограничены Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и не затрагивают важнейших принципов демократического устройства и функционирования адвокатуры России. Уровень правового обеспечения независимости адвокатуры в Российской Федерации в современных условиях отвечает общепринятым международным стандартам, и в ряде случаев превосходит их.

Проблема состоит в создании и отлаживании социальных гарантий адвокатской профессии. Нуждаются в правовом регулировании функции и полномочия общественных организаций адвокатуры. Они не должны дублировать статус Федеральной палаты адвокатов России.

Независимость адвоката в значительной мере определяется его статусом в видах судопроизводства, правовыми условиями общегражданского и судебного представительства, осуществляемого адвокатом на профессиональной основе. Эта независимость может быть ограничена только в интересах эффективного выполнения адвокатом профессионального долга и в интересах правосудия в пределах, вытекающих из принципов профессиональной этики, процессуального законодательства и гражданского права. Адвокат как участник судопроизводства и субъект доказывания должен нести строго определенные обязанности, регулируемые соответствующими отраслями права.

____________________

1 Подробнее об этом см.: Бойков А.Д. Третья власть в России (книга вторая - продолжение реформ). М: Изд-во «Юрлитинформ», 2002.

108

<< | >>
Источник: И.С. Яртых. Адвокатура и власть. М., 2003. - 176 с. . 2003

Еще по теме § 3. Корпоративное самоуправление в адвокатуре:

  1. ГЛАВА II. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РУКОВОДСТВО ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ АДВОКАТУРЫ И ПРОБЛЕМЫ САМОУПРАВЛЕНИЯ В АДВОКАТСКИХ СООБЩЕСТВАХ
  2. 3.3. Подготовка стажеров адвокатов: личный и корпоративный патронат в адвокатуре
  3. § 1. Адвокатура России - традиционно-судебная адвокатура
  4. Понятие и виды источников корпоративного права и корпоративных норм
  5. Проблематика становлення українського корпоративного законодавства та його зіставлення з Принципами корпоративного управління.
  6. «Прокалывание корпоративной маски» в американском и английском корпоративном праве
  7. Глава 6. Охорона та захист прав учасників корпоративних правовідносин як показник рівня корпоративного управління
  8. И.С. Яртых. АДВОКАТУРА и ВЛАСТЬ. 2003, 2003
  9. ТЕМА 1.2. ИСТОЧНИКИ КОРПОРАТИВНОГО ПРАВА И КОРПОРАТИВНЫЕ НОРМЫ
  10. § 5. Сословное самоуправление
  11. ТЕМА 2.5. КОРПОРАТИВНЫЕ КОНФЛИКТЫ И КОРПОРАТИВНЫЕ СПОРЫ
  12. § 1. Определение адвокатуры
  13. Адвокатура
  14. Компетенция наблюдательного совета в корпоративных инвестиционных фондах предусмотрена статьей 19 Закона Украины «Об институтах совместного инвестирования (паевых и корпоративных инвестиционных фондах)», а именно:
  15. Принципы функционирования адвокатуры
  16. § 1. Дореформенная адвокатура
  17. 7.7. Местное самоуправление
  18. § 2. Происхождение адвокатуры