Глава 11 Экспериментальное исследование Совладающего Интеллекта

Данная глава посвящена экспериментальному исследованию Совладающего Интеллекта . Для уточнения содержания защитных и совладающих стратегий, представленных в разрабатываемой модели Совладающего Интеллекта , нами был организован международный исследовательский проект ( Libin, E., 2003–2008 ), частью которого являются представленные ниже результаты.

В исследовании изучались индивидуальные различия в стратегиях совладания и защиты в сопоставлении с характеристиками темперамента ( формальные показатели индивидуальности ) и показателями общей удовлетворенности человека жизнью ( содержательные показатели индивидуальности ).

Организация исследования и психодиагностические методы

Добровольное участие испытуемых в исследовании и гарантированная анонимность результатов обеспечили наиболее оптимальную форму проведения психодиагностического эксперимента, исключающую факторы социального давления и социальной желательности. Таким образом, организация условий эксперимента соответствовала критериям необходимой валидности научного исследования. Участниками исследования, организованного в лаборатории дифференциальной психологии и психофизиологии Психологического Института Российской Академии Образования, были московские школьники, студенты высших учебных заведений и служащие ( см. А. В. Либина, 2003 ).

Методы психологической диагностики и экспериментальные показатели

Процедура исследования состояла в измерении на одной и той же выборке трех рядов переменных: (1) показателей совладающих и защитных стратегий, (2) характеристик темперамента и (3) субъективных оценок удовлетворенности человека жизнью, собой и взаимоотношениями с другими. В список тестов вошли:

1. « Методика диагностики стратегий совладания и защиты» (А. В. Либина, 2002, 2003) и разработанная на ее основе версия Опросник Совладающего Интеллекта (Coping Intelligence Questionnaire, CIQ) , одновременно созданный на русском и английском языках ( Libin, Е., 2004, 2006 ).

2. « Опросник структуры темперамента», ОСТ (В. М. Русалов, 1988) .

3. « Шкала субъективной оценки удовлетворенности человека жизнью» (Subjective Life Satisfaction Scale, SLS) , также одновременно созданная на английском и русском языках ( А. В. Либина, 2002, 2003, Libin, Е., 2004, 2006 ).

Диагностика стратегий совладания и защиты

С целью выявления стратегий совладания и защиты были разработаны « Методика диагностики стратегий совладания и защиты» (А. В. Либина, 2002, 2003) и « Опросник Совладающего Интеллекта» (Coping Intelligence Questionnaire, CIQ, ( Libin, 2004, 2006 ). Указанные выше диагностические методики основаны на универсальной классификации стратегий защиты и совладания человека со сложными жизненными ситуациями, базирующейся на концепции Совладающего Интеллекта. Созданные инструменты направлены на измерение репертуара защитного и совладающего поведения с помощью 36 универсальных шкал. Получаемые с их помощью количественные показатели измеряют выраженность каждой из 18 защитных и 18 совладающих стратегий поведения по пятибалльной шкале, в которой 1 балл соответствует минимальному, а 5 баллов – максимальному значению шкалы.

Изучение психометрической надежности « Методики диагностики совладающих и защитных стратегий» и разработанного на ее основе « Опросника Совладающего Интеллекта» (Coping Intelligence Questionnaire, CIQ), осуществлялось по трем направлениям. Психометрическая надежность проверялась с помощью: (1) анализа частотного распределения экспериментальных показателей; (2) исследования внутренней согласованности показателей на основе критерия альфа-Кронбаха; (3) изучения структуры совладающих и защитных стратегий с помощью факторного анализа (более подробно см. А. В. Либина, 2003; Libin, Е., 2006 ).

Диагностика структуры темперамента

В основе «Опросника структуры темперамента» (ОСТа) лежит формально-динамическая модель темперамента, разработанная В. М. Русаловым в рамках специальной теории индивидуальности. Подробному описанию различных показателей этой модели темперамента посвящен ряд работ ( В. М. Русалов, 1979, 1991; М. В. Бодунов, 1975, 1980, 1988; С. Д. Бирюков, 1988; Е. В. Храмов, 1993 ), в которых показана высокая конструктивная и эмпирическая валидность теста. В частности, диссертационная работа Е. В. Храмова ( 1993 ) полностью посвящена проверке психометрической надежности описываемого опросника. Из выделяемых с помощью ОСТа восьми показателей темперамента четыре относятся к социально-ориентированным и четыре считаются предметно-ориентированными. Выделенные В. М. Русаловым показатели темперамента базируются на теории функциональной системы П. К. Анохина ( 1975 ). Согласно Русалову ( 1989 ) формально-динамические составляющие индивидуального поведения, к которым относятся выделяемые им восемь темпераментальных характеристик, соотносятся с четырьмя базовыми функциональными параметрами, описывающими любой поведенческий акт.

Четыре базовых темпераментальных показателя соотносятся с четырехступенчатой структурой модели функциональной системы П. К. Анохина, включающей (1) афферентный синтез, (2) блок программирования или принятия решения, (3) блок акцептора действия или реализации программ поведения и (4) блок обратной связи, идущей от результатов действия.

Так, эргичность (активность) соотносится с афферентным синтезом, пластичность (переключаемость) – с блоком программирования или принятия решения, темп (субъективно оцениваемая психомоторная скорость) – со степенью быстроты реализации программ поведения, эмоциональность (эмоциональная реактивность или тревожность) соотносится с блоком обратной связи.

В исследование были включены следующие восемь показателей «Опросника структуры темперамента» (ОСТа) , которые приводятся ниже вместе с использованными в исследовании сокращениями: предметная эргичность (ЭР), социальная эргичность (СЭР), предметная пластичность (П), социальная пластичность (СП), предметный темп (Т), социальный темп (СТ), предметная эмоциональность (ЭМ) и социальная эмоциональность (СЭМ).

Оценка выраженности каждого из восьми показателей темперамента осуществлялась по двухбалльной шкале (0 баллов – несогласие с утверждением опросника, 1 балл – согласие). Содержательные характеристики перечисленных выше показателей темперамента приведены в Приложении 2.

Диагностика субъективной оценки удовлетворенности жизнью Для анализа количественных показателей общей удовлетворенности жизнью использовалась разработанная нами Шкала субъективной оценки удовлетворенности жизнью (А. В. Либина, 2002; 2003; 2007), выявляющая 12 параметров удовлетворенности человека различными сторонами жизни (см. ниже).

В экспериментальном исследовании оценивалась удовлетворенность развитием событий в жизни (S1), намеченными целями (S2), жизнью в целом (S3), собой (S4), профессиональными отношениями (S5), а также отношениями с руководством (S6), с коллегами (S7), с подчиненными (S8), с родителями (S9), с друзьями (S10), с противоположным полом (S11) и отношениями в семейной сфере (S12). Выраженность каждого из двенадцати параметров удовлетворенности жизнью оценивалась по пятибалльной шкале (1 балл – минимальное значение шкалы, 5 баллов – максимальное значение шкалы). Психометрическая надежность Шкалы субъективной оценки удовлетворенности жизнью проверялась с помощью (1) анализа частотного распределения экспериментальных показателей и (2) исследования внутренней согласованности показателей на основе критерия альфа-Кронбаха (см. А. В. Либина, 2003; Libin, E., 2006, 2007 ). Нужно также отметить, что для изучения удовлетворенности жизнью в группах школьников и студентов показатели шкалы S6, S7, S8, S12 были содержательно модифицированы в соответствии с возрастными особенностями.

Шкала субъективной оценки удовлетворенности жизнью

Бланк Шкалы субъективной оценки удовлетворенности жизнью ( Subjective Life Satisfaction Scale, SLS, 2008 ) приведен в Приложении 3.

Описание используемых интегральных показателей В исследовании Совладающего Интеллекта интерпретировались как низкие и высокие значения описанных выше экспериментальных показателей, так и их индексы. Индексы являются интегральными показателями изучаемых нами индивидуально-психологических параметров. Под индексом понимается экспериментальное значение усредненной суммы показателей шкал, относящихся к определенному классу индивидуально-психологических показателей.

Так, под индексом общей эмоциональной реактивности (тревожности) понимается усредненный показатель суммы значений предметной и социальной эмоциональной реактивности, отражающей выраженность в структуре темперамента общей эмоциональной реактивности (тревожности). Индекс общей психомоторной активности является усредненным показателем суммы значений социальных и предметных показателей эргичности, темпа и пластичности, отражающей выраженность в структуре темперамента общей психомоторной активности .

Общий индекс совладающих стратегий показывает усредненное значение суммы всех восемнадцати стратегий совладающего характера, отражающей общую выраженность в структуре индивидуального поведения совладания. Соответственно, общий индекс защитных стратегий показывает усредненное значение суммы всех восемнадцати защитных стратегий, отражающей общую выраженность психологической защиты в структуре индивидуального поведения. Индекс активных совладающих стратегий показывает усредненное значение суммы всех девяти совладающих стратегий активного характера, отражающей выраженность в структуре индивидуального поведения активного совладания. Индекс пассивных совладающих стратегий показывает усредненное значение суммы всех девяти пассивных совладающих стратегий, отражающей выраженность в структуре индивидуального поведения пассивного совладания.

Соответственно, индекс активных защитных стратегий показывает усредненное значение суммы всех девяти защитных стратегий активного характера, отражающей выраженность в структуре индивидуального поведения активной защиты. Соответственно, индекс пассивных защитных стратегий показывает усредненное значение суммы всех девяти пассивных защитных стратегий, отражающей выраженность в структуре индивидуального поведения пассивной защиты.

Логика вычисления как общих, так и частных индексов отражена в их названиях. Так, индекс пассивных когнитивных защитных стратегий является усредненным значением суммы всех пассивных социально-, личностно– и предметно-ориентированных когнитивных защитных стратегий . Индекс активных когнитивных защитных стратегий является усредненным значением суммы всех социально-, личностно– и предметно-ориентированных когнитивных защитных стратегий активного характера.

Индекс общей удовлетворенности жизнью является усредненным значением суммы всех 12 показателей удовлетворенности. Индекс базовых показателей удовлетворенности является усредненным значением суммы 1, 2 и 3 показателей (S1 + S2 + S3) удовлетворенности. Индекс удовлетворенности межличностными отношениями является усредненным значением суммы 5–12 показателей (S5 + S6 + S7 + S7 + S8 + S9 + S10 + S11 + S12) удовлетворенности.

Валидность «Методики диагностики совладающих и защитных стратегий» и «Опросника Совладающего Интеллекта» В предыдущих главах было показано, что базовым критерием для разделения стратегий является характер организации взаимодействия человека со сложными повседневными ситуациями. В зависимости от характера организации усилий относительно результата все стратегии подразделяются на две группы. Первую группу составляют совладающие, вторую группу – защитные стратегии. На первом этапе экспериментального исследования проверялась надежность и валидность предложенного нового инструмента измерения стратегий взаимодействия человека со сложной повседневной ситуацией. Пункты шкал Методики диагностики стратегий совладания и защиты подверглись факторному анализу по методу вращений главных компонентов. Результаты факторизации показателей защитного и совладающего поведения показали обоснованность выделения двух крайних типов стратегий – защитных и совладающих . Для проверки семантической адекватности шкал Методики диагностики совладающих и защитных стратегий применялся показатель альфы (α) по Кронбаху, числовое значение которого – от 0 до 1 – позволяет судить о семантической или содержательной однородности проверяемой шкалы. Результаты проверки внутренней валидности показали высокую консистентность анализируемых шкал методики с показателями α = 0.69 – 0.93.

Индивидуальные и групповые различия в предпочтении совладающих и защитных стратегий С целью выявления общих зависимостей между показателями, характеризующими разные сферы индивидуальности, а именно параметрами темперамента (формально-динамическая сфера индивидуальности), стратегиями совладающего и защитного поведения (исполнительная сфера индивидуальности) и субъективной оценкой удовлетворенности человека жизнью (содержательная сфера индивидуальности), использовались метод корреляционного анализа по Пирсону и оценка достоверности групповых различий по t-критерию Стьюдента. Для сравнительного анализ групп с различной выраженностью показателей защитного и совладающего поведения, темперамента и удовлетворенности жизнью использовался метод разделения выборки на группы с низкими и высокими значениями по отдельным экспериментальным показателям (более детальное описание полученных данных см. А. В. Либина, 2003; Libin, E., 2006, 2007 ).

Защитное поведение и темперамент Представленные в следующих разделах данные представляют собой результат анализа психологической природы защитного и совладающего поведения. Сопоставление показателей защитных и совладающих стратегий с характеристиками темперамента показало сопряженность темперамента как с защитным, так и с совладающим поведением. Ниже приведены (см. рис. 10) статистически значимые корреляции между следующими показателями: социальной эргичностью (СЭР), предметным темпом (Т), социальной эмоциональностью (СЭМ), а также общим индексом активных (когнитивных, эмоциональных и поведенческих) совладающих стратегий и общим индексом активных (когнитивных, эмоциональных и поведенческих) защитных стратегий .

Рис. 10. Статистически значимые корреляции между темпераментом и общими индексами защитных и совладающих стратегий

Предметная импульсивность и низкая пластичность как предпосылки формирования защитного поведения Приведенная выше схема иллюстрирует выявленную зависимость между общим индексом активных защитных стратегий, психомоторной скоростью осуществления предметной деятельности (высоким предметным темпом), а также высоким порогом чувствительности к расхождению между желаемым и полученным результатом в социальной сфере (социальной эмоциональной реактивностью). В то же время общий индекс активных совладающих стратегий оказался связан с выраженной социальной эргичностью (психомоторной активностью). Взаимозависимость между активными защитными стратегиями и высоким предметным темпом в сфере темперамента показывает, что с увеличением психомоторной скорости увеличивается вероятность использования человеком неадекватной в данной ситуации стратегии поведения. Иными словами, с увеличением предметной импульсивности (предметной психомоторной скорости или темпа) поведение человека может приобретать защитную направленность.

Связь активных когнитивных и активных эмоциональных защитных стратегий с предметным темпом указывает на явную сопряженность высокой предметной психомоторной скорости с эмоциональной и когнитивной компульсивностью в разрешении жизненных проблем. В отличие от адекватных когнитивных и эмоциональных усилий, содействующих разрешению актуального затруднения, как защитные эмоции, так и защитная когнитивная активность являются помехой. Сопряженность этих показателей позволяет сделать предположение о том, что в сложных ситуациях импульсивность (высокий психомоторный темп в сфере темперамента) может снижать вероятность достижения человеком желаемых результатов.

Эффективность разрешения жизненных трудностей обеспечивается не столько предметной психомоторной скоростью, сколько такими характеристиками темперамента, как адекватность и гибкость (пластичность). Экспериментальным подтверждением этого положения является выявленная обратная зависимость между социальной пластичностью и общим показателем активных поведенческих защитных стратегий. Обнаруженная сопряженность позволяет сделать вывод о дезориентирующем проявлении психомоторной ригидности в освоении социальной сферы . Такое свойство темперамента, как социальная ригидность, на уровне поведения принимает форму компульсивных, саморазрушительных тенденций в отношениях – проявления конформизма и соперничества, использования манипуляций и наигранного поведения, а также не относящейся к делу активности, замещающей актуальную деятельность неактуальной. Вероятно, низкая социальная пластичность или социальная ригидность , дающая о себе знать в сложности установления социальных контактов, в вязкости общения и узости репертуара коммуникативных средств, способствует выбору неадекватных способов общения с окружающими, служащих препятствием на пути к разрешению актуального затруднения и усугубляющим его тягостный характер.

Тревожность в социальной сфере как причина и следствие активной защиты

Выявленная корреляция общего показателя активных защитных стратегий с выраженной социальной эмоциональностью в сфере темперамента говорит о том, что защитное поведение может быть обусловлено высоким уровнем социальной тревожности человека. Устойчивая позитивная связь активных защитных стратегий с социальной тревожностью (эмоциональной реактивностью) согласуется с пониманием защитного поведения как неадекватного, компульсивного, негативно отражающегося на эмоциональном состоянии человека и оказывающего неблагоприятное воздействие на его психологическое благополучие. С этой точки зрения социальная тревожность может служить причиной психологического неблагополучия.

С другой стороны, защитное поведение, являясь неадекватным и компульсивным, нарушает благоприятные взаимоотношения с другими и увеличивает вероятность неудач в коммуникативной сфере. В этом случае социальная тревожность является результатом использования психологической защиты. Защитное поведение вызывает у окружающих такие же защитные ответные реакции ( Ф. Зимбардо, 1998 ), что в конечном итоге ведет к неудачам в социальном взаимодействии и увеличению социальной тревожности. Таким образом, высокая чувствительность к расхождению между желаемым и полученным результатом социального взаимодействия ( социальная эмоциональная реактивность ) может служить как предпосылкой активной защиты, так и являться следствием использования активных защитных стратегий.

Увеличение эмоциональной тревожности и защитное поведение

Психологическая защита любой интенсивности, будь она активная или пассивная, сопряжена с высоким уровнем тревожности в социальной сфере. Так, обнаружена устойчивая взаимосвязь между социальной эмоциональностью , дающей о себе знать в виде тревожности в отношениях с окружающими, и общей пассивной эмоциональной защитой , являющейся интегральным показателем предпочтения пассивных социально-, личностно– и предметно-ориентированных эмоциональных защитных стратегий. Выражение агрессии в пассивной форме через обиду и, в косвенной форме, через негативизм и сопротивление относится к пассивной социально-ориентированной эмоциональной защите . Психосоматизация эмоциональных переживаний или ипохондрия, искаженная аутоэмпатия, превратное истолкование испытываемых переживаний, их отрицание, усугубление или игнорирование описывает личностно-ориентированный компонент пассивной эмоциональной защиты.

Искаженная эмоциональная регуляция, поглощенность тревогой и сомнениями, уход в депрессию, потеря контроля над переживаниями составляют суть пассивной предметно-ориентированной эмоциональной защиты . Тесная связь между пассивными эмоциональными защитными стратегиями и чувствительностью к неудачам в социальном взаимодействии ( социальной эмоциональной реактивностью ) указывает на дезорганизующую роль не только активных защитных эмоциональных стратегий, но и пассивных. Будучи неинтенсивной, косвенной и завуалированной, пассивная эмоциональная защита оказывает ничуть не менее разрушительное воздействие на психологическое состояние человека и его взаимоотношения с окружающими, чем активная эмоциональная защита.

Устойчивой также оказалась связь между социальной эмоциональной реактивностью и общим показателем активных поведенческих защитных стратегий, имеющим отношение к компульсивным формам активности, замещающему поведению, к саморазрушительным тенденциям, разрушительным формам взаимоотношений с окружающими. Полученная закономерность наглядно иллюстрирует, как преобладание в затруднительных ситуациях замещающих видов активности, использование в социальных взаимоотношениях манипуляции и иных нечестных игр ( защитных поведенческих стратегий ) ведет к увеличению чувствительности и к расхождению между желаемым и полученным результатом социального взаимодействия, что способствует увеличению социальной тревожности ( социальной эмоциональной реактивности ).

Какой же репертуар стратегий характерен для людей с высокими и низкими показателями эмоциональной реактивности? Кто больше тревожится, опасаясь возможного расхождения между задуманными и полученными результатами? Те участники исследования, в репертуаре которых преобладают защитные стратегии, или же те, кто стремится к совладанию? Оказалось, что между испытуемыми с высокими и низкими значениями эмоциональной реактивности (тревожности) существуют фундаментальные различия по соотношению защитного и совладающего поведения. Лица с высокими значениями тревожности гораздо чаще в затруднительных ситуациях отдают предпочтение защитным стратегиям, причем как активным, так и пассивным. Напомним, что высокие значения эмоциональной реактивности отражают повышенную чувствительность к возможному расхождению между полученным и желаемым результатом.

Лица с выраженной эмоциональной реактивностью значительно чаще используют (11з) активную предметно-ориентированную эмоциональную защитную стратегию , связанную с неадекватной эмоциональной антиципацией, освобождающей от необходимости разрешения актуального затруднения.

Увеличение показателя эмоциональной реактивности также увеличивает вероятность использования (17з) активной предметно-ориентированной поведенческой защитной стратегии , указывающей на увлечение компульсивной и замещающей деятельностью с целью снятия неопределенности. Для лиц с выраженной эмоциональностью также характерно предпочтение (6з) пассивной предметно-ориентированной когнитивной защитной стратегии , отличительной особенностью которой является подмена объективного логического анализа ситуации формальными размышлениями о случившемся. В затруднительных ситуациях для них характерно использование штампов мышления и аутистической логики. Сталкиваясь с затруднением, они пытаются «примерить» ситуацию к стереотипам.

Как показали данные исследования, группа с высокими значениями эмоциональной реактивности характеризуется предпочтением предметно-ориентированных защитных стратегий всех трех модальностей, указывающих на неадекватность выбранных ими способов разрешения затруднений. Причем неадекватность предпочитаемых способов прослеживается на всех уровнях – на когнитивном, эмоциональном и поведенческом. Наиболее значимые различия между самыми тревожными и наименее тревожными людьми выявлены по предпочтению (14з) пассивной социально-ориентированной поведенческой защитной стратегии , проявляющейся в психологической зависимости от социального окружения и в манипулятивном поведении. В неблагоприятных обстоятельствах они ждут, когда окружающие начнут разрешать ситуацию вместо них, склонны полагаться на других и провоцировать к себе помощь и содействие. Одним словом, предпочтение этой стратегии указывает на неадекватность их поступков в социальной сфере.

Совладающее поведение и темперамент

В то время как защитные стратегии характеризуются инвертированными, негативными, связями с такими формально-динамическими (темпераментальными) характеристиками, как эргичность и пластичность, совладающие стратегии оказались связанными с этими характеристиками позитивно. В противоположность защитным стратегиям с темпом и эмоциональной реактивностью совладающие стратегии образовали обратные связи. Выявленные различия являются первым экспериментальным подтверждением полярности совладания и защиты.

Предметная активность в структуре совладающего поведения Сопоставление совладающих стратегий с характеристиками темперамента позволило выявить устойчивую взаимосвязь между активной предметно-ориентированной поведенческой совладающей стратегией, проявляющейся в настойчивости, стремлении доводить начатое дело до конца и терпеливо продвигаться к разрешению затруднительной ситуации, и социальной психомоторной активностью (социальной эргичностью). Лица с выраженной социальной эргичностью отличаются активностью в социальной сфере, стремлением к установлению контактов с окружающими и расширением круга общения. Обнаруженная взаимосвязь между выраженностью в структуре темперамента социальной психомоторной активности и предпочтением проблемно-ориентированной поведенческой совладающей стратегии оказалась вполне закономерной. В конечном итоге эффективность разрешения неблагоприятной ситуации зависит как от конкретных поступков и действий человека, шаг за шагом продвигающих его от затруднения к искомой цели, так и от его готовности даже в самых сложных обстоятельствах поддерживать благоприятные взаимоотношения с окружающими. Описанная выше сопряженность психомоторной активности и активного поведенческого совладания свидетельствует о том, что сочетание сфокусированной на деле (предмете) активности с легкостью в установлении контактов с окружающими и активным проявлением себя в социальной сфере способствует успешному разрешению жизненных трудностей. В то время как свойственная человеку тяга к одиночеству и тенденция к устранению из социальных форм активности ( социальной психомоторной пассивности ) в затруднительных ситуациях уменьшает шанс использования совладающих стратегий и снижает вероятность достижения успеха.

Следует отметить, что выделение предметно-ориентированной поведенческой совладающей стратегии в качестве ведущей в процессе разрешения затруднения характерно практически для всех исследователей феномена совладания. К этому типу поведения относится: активное совладание (active coping) проблемно-ориентированной стратегии Чарльза Карвера (Carver et al., 1989) , компонент концентрации (concentration) совладающей функции внимания процесса селективности сознания, имеющий отношение к поведенческим усилиям, Нормы Хаан (Haan, 1977) , а также компонент проблемно-ориентированной стратегии (problem-oriented coping) Сюзан Фолкман (Folkman et al., 1986) и Ричарда Лазаруса (1984) , имеющей отношение к конкретным действиям, направленным на разрешение стрессовой ситуации.

Закономерной также оказалась обратная зависимость между (2с) пассивной социально-ориентированной когнитивной совладающей стратегией и высокими значениями предметного темпа, являющегося показателем присущей человеку психомоторной импульсивности в освоении предметной сферы. В случае возникновения затруднения низкая предметная импульсивность, или замедленный психомоторный темп в освоении предметной сферы , имеющий отношение к тормозным процессам, способствует сохранению объективности мышления или способности к рефлексии. В частности, сохранение объективности восприятия социальной информации позволяет адекватно различать свои и чужие представления о случившемся, сохранять критичность в восприятии мнений окружающих, а также дифференцировать реалистичные и искаженные установки по отношению к другим ( пассивное социально-ориентированное когнитивное совладание ).

Обратная зависимость указывает на то, что увеличение психомоторной скорости в освоении человеком предметной сферы ( предметной импульсивности ) оказывает дезорганизующее воздействие на восприятие социальной информации, в то время как снижение психомоторной скорости в освоении предметной сферы увеличивает шанс сохранения его адекватности.

О дезорганизующем влиянии на адекватность восприятия затруднительной ситуации высокой скорости речи говорит выявленная обратная связь между (6с) пассивной предметно-ориентированной когнитивной совладающей стратегией, имеющей отношение к фрагментации ситуации и восстановлению ее внутренней логики с целью выявления причины и следствия затруднения, с выраженным социальным темпом . Как показывает исследование, замедленный социальный темп (низкая социальная психомоторная импульсивность), свидетельствующий о низкой речедвигательной активности и замедленной вербализации, способствует более точному восстановлению последовательности происходящих событий и концентрации внимания на главном. Обратная взаимосвязь психомоторной импульсивности в освоении социальной сферы с когнитивной фрагментацией ситуации позволяет высказать предположение, что высокая вербальная активность (речевая импульсивность) , а проще говоря, болтливость, в затруднительной ситуации является механизмом снятия напряжения, а не способом ее разрешения. Вербальная импульсивность зачастую оборачивается усугублением неблагоприятной ситуации.

Следует отметить, что (6с) пассивная предметно-ориентированная когнитивная совладающая стратегия во многом базируется на введенном нами понятии «психологической фрагментации ситуации», описанном в предыдущих главах. С содержанием этого понятия соотносится логический анализ ( logical analysis ) совладающей когнитивной функции символизации смысла Нормы Хаан ( N. Haan, 1977 ).

Социальная психомоторная активность как фактор совладания Выраженность в структуре темперамента социальной эргичности (психомоторной активности) увеличивает вероятность использования человеком активных совладающих стратегий , что подтверждается выявленной между ними корреляцией. Активные совладающие стратегии связаны с развитием конструктивной когнитивной, эмоциональной и поведенческой активности. В частности, активное когнитивное совладание связано с анализом сути происходящего, поиском способов ее разрешения и позитивной когнитивной антиципацией.

Сотрудничество с другими и регуляция действий в ходе разрешения проблемной ситуации составляют сущность активного поведенческого совладания . Устойчивая связь между социальной эргичностью и активным совладанием говорит о том, что легкость в установлении контактов с окружающими и активное проявление себя в социальной сфере (социальная эргичность) является предпосылкой формирования совладающих стратегий любой модальности, будь она поведенческой, когнитивной или эмоциональной.

И наоборот, низкая социальная эргичность свидетельствует о социальной пассивности, трудностях в установлении социальных контактов, тяге к одиночеству и замкнутости, ограничении круга контактов с другими людьми, коммуникативной инертности, что, как показывает исследование, отнюдь не способствует освоению навыков эффективного совладания.

Среди конкретных совладающих стратегий наиболее устойчивая связь выявлена между выраженной социальной эргичностью и активной личностно-ориентированной поведенческой стратегией , суть которой состоит в непосредственном осуществлении целенаправленной предметной деятельности и внесении по ходу разрешения затруднения необходимых изменений и корректив.

Весьма показательной оказалась прямая зависимость между пассивной предметно-ориентированной поведенческой совладающей стратегией и социальной эргичностью , с одной стороны, и обратная зависимость этой же стратегии с предметной эмоциональной реактивностью (психомоторной тревожностью) – с другой. Суть пассивной предметно-ориентированной поведенческой совладающей стратегии состоит в регуляции предметной активности, проявляющейся в терпимости к неопределенности, сдерживании импульсивных действий, торможении компульсивных поступков и в отказе от замещающих форм активности. Вполне закономерно, что регуляция предметной активности – ограничение компульсивных поступков и действий, а также отказ от посторонних занятий – способствует достижению желаемого результата и способствует снижению предметной эмоциональной реактивности (предметной тревожности) . Как отмечалось ранее, низкие значения предметной тревожности указывают на снижение чувствительности к неудачам в предметной деятельности, уменьшение беспокойства и тревоги по поводу расхождения между планируемым и полученным результатом деятельности.

Итак, сдерживание конкурирующей активности и импульсивных поступков позволяет человеку сконцентрироваться на последовательном разрешении актуальной затруднительной ситуации, доведении начатого до конца и установлении благоприятного сотрудничества с окружающими. Выявленная закономерность также нашла отражение в связи пассивной предметно-ориентированной поведенческой совладающей стратегии с выраженной социальной эргичностью . Тот, кто способен отказаться от замещающих форм активности, может позволить себе в ходе разрешения трудностей взаимодействовать с другими и развивать активность в социальной сфере.

Содержание рассматриваемой стратегии соотносится с подавлением конкурирующей активности (suppression of competing activities) проблемно-ориентированной стратегии Чарльза Карвера ( Carver et al., 1989 ) и терпимости к неопределенности (tolerance of ambiguity) совладающей рефлексивно-перцептивной функции отсроченных реакций Нормы Хаан ( Haan, 1977 ). Также с ней соотносится составляющая шкалы самоконтроля (self-control) эмоционально-ориентированной стратегии, описывающая усилия, связанные с регуляцией действий, Сюзан Фолкман ( Folkman et al., 1986 ).

Следует отметить, что феноменология защитного и совладающего поведения, отражающаяся в психологических описаниях стратегий, дается как по отдельным вопросам Опросника Совладающего Интеллекта и Методики диагностики совладающих и защитных стратегий , так и по содержательным характеристикам выделяемых нами шкал.

Снижение эмоциональной тревожности и совладание Совсем не случайной оказалась выявленная обратная зависимость между активной социально-ориентированной когнитивной совладающей стратегией и социальной эмоциональной реактивностью , говорящей об отсутствии тревожности в социальных отношениях. Данная стратегия связана с формированием адекватной социальной установки на затруднительную ситуацию и базируется на чувстве справедливости и готовности к сотрудничеству с другими. Поиск выгодных для всех способов разрешения ситуации, осознание сути затруднения в процессе взаимодействия с другими, обращение к другим за дополнительной информацией при сохранении адекватных представлений о социальной поддержке и справедливости во взаимоотношениях уменьшает беспокойство в общении и снижает болезненную чувствительность к неудачам в социальной сфере.

Выявленная связь между высокими значениями активных эмоциональных совладающих стратегий и низкими значениями социальной эмоциональной реактивности (тревожности) в сфере темперамента является экспериментальным доказательством позитивной роли совладающих эмоций в разрешении жизненных затруднений. Напомним, что э моциональные активные совладающие стратегии сфокусированы на адекватной «коммуникации эмоций», или их точном и целенаправленном выражении вовне, эмоциональной аутосимпатии и проявлении симпатии к окружающим. Использование собственного эмоционального интеллекта в целях прогнозирования и выбора наиболее благоприятной стратегии разрешения возникшего затруднения, адекватная эмоциональная антиципация, составляющие сущность активного эмоционального совладания, способствуют снижению у человека беспокойства в социальных отношениях и уменьшают болезненную чувствительность к оценкам поступков и действий со стороны.

Взаимосвязь субъективной удовлетворенности жизнью с совладающим и защитным поведением Результаты нашего исследования позволяют сделать вывод о противоположном влиянии совладания и защиты на удовлетворенность человека жизнью. В противоположность отрицательным связям показателей удовлетворенности с защитными стратегиями все связи в случае совладающих стратегий оказались положительными. Различия между защитными и совладающими шкалами также обнаружились в плотности корреляционных связей. Количество статистически значимых и высокозначимых связей между совладающими стратегиями и показателями удовлетворенности оказалось гораздо меньшим по сравнению с защитными стратегиями. Негативное воздействие психологической защиты на удовлетворенность жизнью более устойчиво и довольно предсказуемо.

Общий индекс совладающих стратегий оказался позитивно связанным с индексом базовых показателей удовлетворенности жизнью . В отличие от совладающих стратегий между субъективной удовлетворенностью жизнью и защитным поведением выявлена обратная связь. Устойчивая обратная зависимость обнаружена между общим индексом защитных стратегий и индексом удовлетворенности жизнью по базовым показателям, индексом удовлетворенности межличностными отношениями и шкалой удовлетворенности собой.

Экспериментальный анализ защитных стратегий с отдельными шкалами удовлетворенности показал самую большую плотность связей, причем все они носили негативный характер. Между защитным поведением и показателями удовлетворенности выявлена обратная зависимость на всех уровнях – на когнитивном, эмоциональном и поведенческом. Сопоставление защитных стратегий со шкалами удовлетворенности выявило наибольшее число связей с общим индексом активных когнитивных защитных стратегий. Этот индекс характеризуется восемью из двенадцати отрицательных корреляций с показателями удовлетворенности. Следующим по плотности связей оказался индекс активных эмоциональных защитных стратегий, который оказался сопряженным с семью из двенадцати показателей субъективной удовлетворенности жизнью. Обратная связь была также выявлена между индексом пассивных защитных поведенческих стратегий и пятью шкалами удовлетворенности.

Результаты исследования показывают, что предпочтение совладающих стратегий в затруднительных ситуациях связано с увеличением общей удовлетворенностью жизнью, в частности ее предметной стороной. И наоборот, предпочтение защитных стратегий негативно отражается как на удовлетворенности собой, так и взаимоотношениях с окружающими.

Устойчивая позитивная связь общей субъективной удовлетворенности с предпочтением активных социально-ориентированных совладающих стратегий экспериментально доказывает важную роль стремления к сохранению справедливости в социальных отношениях в процессе разрешения жизненных затруднений. Преобладающее количество связей активных совладающих стратегий с показателями удовлетворенности еще раз подтверждает гипотезу о ведущей роли активной позиции человека при столкновении с трудностями.

Сравнительный анализ лиц с низкими и высокими значениями защитного поведения по показателям удовлетворенности Сравнительный анализ испытуемых с низкими и высокими значениями защитного поведения позволил выявить обратную зависимость между защитным поведением и субъективной оценкой удовлетворенности жизнью. Лица, в сложных жизненных ситуациях отдающие предпочтение защитным стратегиям, имеют низкие значения общего индекса удовлетворенности жизнью, индекса удовлетворенности достигнутыми результатами, индекса удовлетворенности межличностными отношениями и шкалы удовлетворенности собой. Полученные данные показывают, что с увеличением в структуре поведения человека защитных стратегий его субъективная оценка удовлетворенности жизнью снижается практически по всем показателям. Те, кто чаще прибегает к защитным стратегиям, испытывают меньшую удовлетворенность жизнью в целом, испытывают гораздо меньшую удовлетворенность собой, а также социальными отношениями как в межличностной, так и в профессиональной сфере. Лица, в структуре поведения которых преобладают защитные стратегии, менее удовлетворены развитием событий в жизни и достигнутыми результатами. И наоборот, чем чаще испытуемые отдают предпочтение совладающим стратегиям, тем выше становится их удовлетворенность жизнью.

Совсем иные результаты получены при сопоставлении индивидов с низкими и высокими значениями совладающего поведения . У лиц с выраженными в структуре поведения совладающими стратегиями наблюдается увеличение значения индекса базовых показателей удовлетворенности жизнью. Испытуемых с высокой удовлетворенностью жизнью отличает три индекса совладающего поведения, а также (1с) активная социально-ориентированная когнитивная совладающая стратегия. Предпочтение испытуемыми с высокой удовлетворенностью жизнью этой стратегии указывает на то, что в затруднительной ситуации они руководствуются позитивной социальной установкой, базирующейся на чувстве справедливости и готовности к сотрудничеству с другими.

Лиц с высокими значениями показателя удовлетворенности жизнью в неблагоприятных обстоятельствах выгодно отличает от группы с низкими значениями удовлетворенности жизнью адекватная социальная установка на затруднительную ситуацию, базирующаяся на чувстве справедливости и готовности к сотрудничеству с другими. Эту группу также характеризует объективное отношение к оказываемой социальной поддержке и склонность к поиску выгодных для всех способов разрешения возникшего затруднения.

Критерии дифференциации совладающих и защитных стратегий в структуре индивидуального поведения Результаты проведенного исследования позволяют более детально рассмотреть критерии, дифференцирующие в структуре индивидуального поведения совладающие и защитные стратегии. Анализ экспериментальных данных показал, что формально-динамические (темпераментальные) переменные в значительной степени оказывают влияние на функционирование защитных стратегий .

Более высокая плотность статистически значимых связей между защитными стратегиями и характеристиками темперамента по сравнению с совладающими позволяет сделать вывод о более жестких связях между формально-динамическими переменными и защитным поведением. Полученная закономерность является экспериментальным подтверждением представления о защитных механизмах как о более примитивных характеристиках, в большей степени зависимых от психофизиологических, а не от психологических и социальных качеств. Защитные усилия в большей степени являются хаотичным проявлением биологических импульсов, нежели выражением Совладающего Интеллекта , предполагающего использование адекватных, эффективных и успешных способов совладания с жизненными проблемами и трудностями и базирующегося на чувстве справедливости и готовности к сотрудничеству с другими даже в самых крайних обстоятельствах.

В частности, Ф. Е. Василюк ( 1988 ) рассматривает на теоретическом уровне защитное поведение в качестве ригидного и автоматического, в большей степени обусловленного психофизиологическими характеристиками индивидуальности и негативно отражающегося на психологическом благополучии человека. В проведенном нами исследовании впервые получено экспериментальное подтверждение негативного влияния защитного поведения на благополучие человека, отмечаемое практически всеми исследователями феноменов совладающего и защитного поведения начиная с первых работ Зигмунда Фрейда ( 1923 ).

Показатель интенсивности в контексте совладания и защиты Противопоставление совладающих и защитных стратегий по степени их интенсивности согласно полученным нами экспериментальным данным оказывается неадекватным. В разрабатываемой концепции Совладающего Интеллекта параметр интенсивности способов взаимодействия с затруднительной ситуацией не является основанием для дифференциации защитных и совладающих стратегий. В предложенной универсальной классификации интенсивность является критерием разведения стратегий на активные и пассивные как внутри защитного, так и совладающего поведения. Полученные экспериментальные данные позволяют сделать вывод о том, что защитные стратегии могут проявляться не только в пассивной форме, но и в активной.

Заключение Совладающие и защитные стратегии поведения не только оказывают противоположное влияние на удовлетворенность человека жизнью (содержательную характеристику индивидуальности), но также отличаются степенью своего влияния на индивидуальность – негативное воздействие защитных стратегий более устойчиво и затрагивает более широкие аспекты жизни. Экспериментально установлено, что лица, отдающие предпочтение защитным стратегиям, в меньшей степени удовлетворены достигнутыми результатами, собой и взаимоотношениями с другими по сравнению с теми людьми, в репертуаре поведения которых преобладают совладающие стратегии.

Основные положения главы:

– В целях диагностики в индивидуальном поведении человека стратегий совладания и защиты создано два инструмента: Методика диагностики стратегий совладания и защиты (А. В. Либина, 2002, 2003) и Опросник Совладающего Интеллекта (Coping Intelligence Questionnaire, CIQ, (Libin, E., 2004, 2006, 2007), измеряющие выраженность каждой из 18 защитных и 18 совладающих стратегий.

– Для измерения оценки удовлетворенности человека жизнью разработана Шкала субъективной оценки удовлетворенности жизнью (Subjective Life Satisfaction Scale SLS, А. В. Либина, 2002, 2003; Libin, E., 2004, 2006, 2007), позволяющая измерять выраженность удовлетворенности человека собой, другими и достигнутыми результатами по 12 базовым шкалам.

– В процессе исследования найдено экспериментальное подтверждение адекватности выбора основных критериев для дифференциации совладания и защиты в концепции Совладающего Интеллекта:

> Результаты факторного анализа показателей защитного и совладающего поведения показали обоснованность выделения двух крайних типов стратегий – защитных и совладающих, базовым критерием для разделения которых служит характер организации в ситуациях затруднения усилий человека относительно конечного результата.

> Корреляционный анализ показал более плотную связь защитных стратегий с формально-динамическими (темпераментальными) характеристиками индивидуальности, что является экспериментальным подтверждением определения защитного поведения в качестве импульсивного, ригидного и незрелого, в большей степени по сравнению с совладанием, обусловленного психофизиологическими характеристиками индивидуальности.

> Экспериментально подтверждено положение о неправомерности отнесения стратегий к защите или совладанию по параметру модальности. Значимая статистическая связь активной когнитивной и эмоциональной защиты с высоким психомоторным темпом показывает, что защитные стратегии обеих модальностей оказываются импульсивными и служат помехой на пути успешного разрешения жизненных трудностей.

> Экспериментально доказана правомерность выделения в классификации Совладающего Интеллекта параметра интенсивности в качестве вторичного критерия, дифференцирующего активные и пассивные стратегии как внутри защитного, так и совладающего поведения.

Экспериментально доказана сопряженность темперамента как с защитой, так и с совладанием:

> Высокая психомоторная скорость в осуществлении деятельности в предметной сфере (предметная импульсивность) и социальная ригидность могут служить предпосылками формирования защитного поведения и увеличивать болезненную чувствительность к расхождению между желаемым и полученным результатом в социальной сфере (социальную эмоциональную реактивность). Иначе говоря, импульсивные поступки и действия в предметной сфере и узкий репертуар коммуникативных навыков усиливают беспокойство в отношениях с окружающими и страх социального отвержения.

> Болезненная чувствительность к расхождению между желаемым и полученным результатом социального взаимодействия (социальная эмоциональная реактивность) может служить как предпосылкой активной защиты, так и ее следствием.

> Взаимозависимость между активными защитными стратегиями и высокой психомоторной скоростью в сфере темперамента показывает, что импульсивность в поступках и действиях увеличивает вероятность использования неадекватной стратегии поведения. Для успешного разрешения повседневных трудностей важна не столько скорость, сколько гибкость.

> Связь социальной ригидности в сфере темперамента с активной поведенческой защитой указывает на то, что в ситуации затруднения свойственная человеку сложность в установлении контактов с окружающими, вязкость общения и узость имеющегося у него репертуара коммуникативных средств легко принимает форму компульсивных поступков, замещающих видов активности, саморазрушительных действий и разрушительных тенденций во взаимоотношениях с окружающими.

> Использование в затруднительных ситуациях замещающих форм активности, саморазрушительных поступков и нечестных игр (защитных поведенческих стратегий) ведет к увеличению болезненной чувствительности человека к расхождению между желаемым и полученным результатом социального взаимодействия (социальной эмоциональной реактивности).

> Выявленная в ходе исследования устойчивая связь активной защиты с высокой социальной тревожностью в сфере темперамента (социальной эмоциональной реактивностью) согласуется с пониманием защитного поведения как компульсивного и тягостного, негативно отражающегося на эмоциональном состоянии человека и оказывающего неблагоприятное воздействие на его психологическое благополучие.

> В то время как защитные стратегии характеризуются отрицательными, инвертированными связями с такими формально-динамическими (темпераментальными) характеристиками, как эргичность и пластичность, совладающие стратегии оказались связанными с этими характеристиками позитивно. И наоборот, с психомоторной скоростью (темпом) и эмоциональной тревожностью (эмоциональной реактивностью) совладающие стратегии образовали статистически значимые отрицательные связи. Выявленные различия служат еще одним подтверждением существования полярности между совладанием и защитой.

> Социальная психомоторная активность (эргичность) выступает в качестве определяющего фактора процесса совладания. Устойчивая связь между социальной эргичностью и активным совладанием говорит о том, что легкость в установлении контактов с окружающими и активное проявление себя в социальной сфере (социальная эргичность) является психофизиологической предпосылкой формирования совладающих стратегий любой модальности, будь она поведенческой, когнитивной или эмоциональной.

> Обратная корреляционная связь пассивных совладающих стратегий с высокой психомоторной скоростью в сфере темперамента экспериментально доказывает правомерность выделения активного и пассивного совладания. Своевременное торможение упорядочивает и оптимизирует процесс совладания, содействуя эффективному разрешению жизненных трудностей. В структуре совладания когнитивное торможение занимает ведущее место.

> Торможение в затруднительной ситуации собственной предметной импульсивности способствует сохранению адекватности восприятия социальной информации, на что указывает экспериментально выявленная обратная связь между показателями высокой психомоторной скорости и социально-ориентированной когнитивной стратегией тормозного характера (пассивной). Замедленный психомоторный темп способствует рефлексии, проявляющейся в различении своих и чужих представлений о случившемся, в сохранении критичности восприятия мнений окружающих и различении реалистичных и искаженных установок по отношению к другим.

> Сдерживание социальной импульсивности, выражающейся в снижении речевой активности и замедлении вербализации, способствует более точному восстановлению последовательности происходящих событий и концентрации внимания на главном, на что указывает обратная связь между высокой психомоторной скоростью и предметно-ориентированной когнитивной стратегией тормозного характера (пассивной), имеющей отношение к фрагментации ситуации и восстановлению ее внутренней логики, с целью выявления причины и следствия затруднения. Следовательно, возбудимый характер речевой активности (болтливость, поспешность высказываний) в затруднительной ситуации является защитным механизмом снятия напряжения.

> Сопоставление групп с высокими и низкими показателями эмоциональной реактивности (тревожности) позволило составить более четкое представление о причинах ее возникновения и возникающих последствиях. Экспериментально выявлено, что тревожные люди чаще отдают предпочтение как активной, так и пассивной защите каждой из трех модальностей – когнитивной, эмоциональной и поведенческой. В затруднительных ситуациях они чаще прибегают к искаженной эмоциональной антиципации для создания иллюзии благополучия и ухода от необходимости разрешения проблем. Для них характерна когнитивная попытка «примерить» ситуацию к стереотипам, использование штампов мышления и аутистической логики. Им свойственно замещение актуальной активности неактуальной. Наиболее значимое их отличие связано со склонностью полагаться на других и манипулировать окружающими для достижения своих целей. Иными словами, психологическая зависимость от социального окружения и нарушение справедливости в отношениях оборачивается для человека хронической тревожностью в социальной сфере, ожиданием от окружающих осуждения и порицания своих поступков и действий.

> Получено экспериментальное подтверждение негативного влияния защиты и позитивного влияния совладания на благополучие человека. Защита и совладание не только оказывают диаметрально противоположное воздействие на удовлетворенность человека жизнью (содержательную характеристику индивидуальности), но также отличаются степенью своего влияния – негативное воздействие защитных стратегий более устойчиво и затрагивает более широкие аспекты жизни.

> Экспериментально установлено, что лица, отдающие предпочтение защитным стратегиям, в меньшей степени удовлетворены достигнутыми результатами, собой и взаимоотношениями с другими по сравнению с теми людьми, в репертуаре поведения которых преобладают совладающие стратегии.

>Лиц с высокими значениями показателя удовлетворенности жизнью выгодно отличает адекватная социальная установка на затруднительную ситуацию, базирующаяся на чувстве справедливости и готовности к сотрудничеству с другими. Их характеризует объективное отношение к оказываемой социальной поддержке и склонность к поиску выгодных для всех способов разрешения возникшего затруднения.

Ключевые термины:

темперамент; формальные характеристики индивидуальности; содержательные характеристики индивидуальности; методика диагностики стратегий совладания и защиты; диагностика репертуара защитных и совладающих стратегий; индивидуальное предпочтение совладания; индивидуальное предпочтение защиты; пассивное совладание; активное совладание; субъективная удовлетворенность жизнью; диагностика субъективной удовлетворенности жизнью.

Базовые понятия главы:

Темперамент характеризует формально-динамические или психомоторные особенности взаимодействия человека с социальной и предметной средой.

Диагностика репертуара защитных и совладающих стратегий осуществляется с помощью Методики диагностики стратегий совладания и защиты и Опросника Совладающего Интеллекта (Coping Intelligence Questionnaire, CIQ), измеряющих выраженность каждой из 18 защитных и 18 совладающих стратегий.

Диагностика субъективной оценки удовлетворенности жизнью осуществляется с помощью Шкалы субъективной оценки удовлетворенности жизнью (Subjective Life Satisfaction Scale SLS).

Индивидуальное предпочтение совладания – выраженность в индивидуальном поведении человека совладающих стратегий.

Индивидуальное предпочтение защиты – выраженность в индивидуальном поведении человека защитных стратегий.

Индекс активного совладания представляет собой количественный показатель активных совладающих стратегий трех модальностей – когнитивной, эмоциональной, поведенческой, каждая из которых в свою очередь имеет три вектора направленности – на себя, на других, на предмет (дело).

Измерение пассивного совладания осуществляется на основе количественного показателя девяти пассивных совладающих стратегий трех модальностей – когнитивной, эмоциональной, поведенческой, каждая из которых в свою очередь имеет три вектора направленности – на себя, на других, на предмет (дело).

Измерение активной защиты осуществляется на основе количественного показателя девяти активных защитных стратегий трех модальностей – когнитивной, эмоциональной, поведенческой, каждая из которых в свою очередь имеет три вектора направленности – на себя, на других, на предмет (дело).

Измерение пассивной защиты осуществляется на основе количественного показателя девяти пассивных защитных стратегий трех модальностей – когнитивной, эмоциональной, поведенческой, каждая из которых в свою очередь имеет три вектора направленности – на себя, на других, на предмет (дело).

Вопросы по теме:

1. Какие характеристики темперамента выступают в качестве предпосылки для формирования защитного поведения?

2. Какое воздействие на психологическое состояние человека и его взаимоотношения с окружающими оказывает пассивная эмоциональная защита?

3. Какой тип связи выявлен между защитными поведенческими стратегиями (использование в затруднительных ситуациях манипуляций, нечестных игр, замещающих видов активности, саморазрушительных тенденций) и социальной тревожностью (социальной эмоциональностью)?

4. Какая существует взаимосвязь между защитным поведением, высокой эмоциональной реактивностью (психомоторной тревожностью) и психологическим благополучием? Как связь между этими характеристиками проявляется в повседневной жизни?

5. Какая существует взаимосвязь между совладающим поведением, низкой эмоциональной реактивностью (психомоторной тревожностью) и психологическим благополучием? Как связь между этими характеристиками проявляется в повседневной жизни?

Контрольные задания:

Какие два из четырех ответов являются верными?

1. Выявленная зависимость между активной защитой и высокой психомоторной скоростью в осуществлении предметной деятельности (предметной импульсивностью) показывает, что в затруднительной ситуации _________________________________________

(а) с торможением предметной импульсивности поведение человека может приобретать конструктивную направленность

(б) с увеличением предметной импульсивности увеличивается вероятность использования человеком неадекватной стратегии поведения

(в) с увеличением предметной импульсивности поведение человека может приобретать защитную направленность

(г) высокая предметная импульсивность способствует активному разрешению возникшего затруднения

Какой из ответов является неверным?

2. Выявленная связь совладающих стратегий с субъективной удовлетворенностью жизнью и защитных с неудовлетворенностью подтверждает гипотезу о ______________________________________

(а) деструктивном влиянии психологической защиты на психологическое благополучие человека

(б) конструктивном влиянии совладания на психологическое благополучие человека

(в) противоположном характере воздействия совладания и психологической защиты на удовлетворенность жизнью

(г) сходном воздействии совладания и психологической защиты на удовлетворенность жизнью

Какой из ответов является неверным?

3. Более высокая плотность статистически значимых связей между защитными стратегиями и характеристиками темперамента по сравнению с совладающими позволяет сделать вывод ____________________________________________________________

(а) о более жестких связях между темпераментом и защитным поведением

(б) о том, что защитное поведение в большей степени обусловлено психофизиологическими характеристиками индивидуальности

(в) о независимости совладающего поведения от свойств темперамента

(г) о том, что характеристики темперамента в значительной степени оказывают влияние на функционирование защитных стратегий

Какой из ответов является верным?

4. Те, кто чаще отдает предпочтение совладающим стратегиям, ______________________________________________________________ по сравнению с теми людьми, в репертуаре поведения которых преобладают защитные стратегии.

(а) в большей степени удовлетворены достигнутыми результатами, собой и взаимоотношениями с другими

(б) удовлетворены собой, но испытывают недовольство достигнутыми результатами и взаимоотношениями с другими

(в) удовлетворены собственными результатами, но испытывают недовольство взаимоотношениями с окружающими

(д) испытывают недовольство собой, но удовлетворены собственными результатами и взаимоотношениями с окружающими

Какой из ответов является неверным?

5. Эмоциональные активные совладающие стратегии базируются на ________________________________________________________

(а) проявлении высокой эмоциональной тревожности

(б) использовании эмоционального интеллекта в целях прогнозирования

(в) проявлении симпатии к себе

(г) проявлении симпатии к другим

<< | >>
Источник: Алена Владимировна Либина. Совладающий интеллект: человек в сложной жизненной ситуации. 1992
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Глава 11 Экспериментальное исследование Совладающего Интеллекта:

  1. Глава 16 Психологический тренинг развития Совладающего Интеллекта
  2. Глава 18 Тренинг «Совладающий Интеллект™»
  3. Глава 15 Совладающий Интеллект в клинической, консультативной и терапевтической практике
  4. Глава 17 Совладающий Интеллект в психологическом консультировании
  5. Глава 7 Совладающий Интеллект в контексте дифференциальной психологии
  6. Алена Владимировна Либина. Совладающий интеллект: человек в сложной жизненной ситуации.1992, 1992
  7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Совладающий Интеллект: компетентность в разрешении жизненных трудностей
  8. 6. Экспериментальные исследования интеллектуальных эмоций.
  9. ЧАСТЬ II КОНЦЕПЦИЯ СОВЛАДАЮЩЕГО ИНТЕЛЛЕКТА: ИНТЕГРАЛЬНЫЙ ПОДХОД К ИЗУЧЕНИЮ СОВЛАДАНИЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
  10. 3. Экспериментальное исследование специфики и продуктивности решения мыслительных задач в зависимости от их включения в различно мотивированную деятельность
  11. ТОЧНЫЕ СРЕДСТВА ИССЛЕДОВАНИЯ ЕСТЕСТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА
  12. Глава 10 Создание универсальной классификации совладающих и защитных стратегий
  13. Глава 13 Изучение влияния совладающих и защитных стратегий на академическую успешность и неуспешность
  14. Глава 6 Стрессо-ориентированные классификации защитного и совладающего поведения
  15. Глава I. Интеллект и биологическая адаптация.