Освобождение от зависимости.

Поскольку, как мы выяснили, алкоголизм есть и греховная страсть (болезнь духа), и психическая (болезнь души), и физическая (болезнь тела) зависимость, то для подлинного исцеления от алкоголизма необхо­димо освобождение от греха, на котором он вырос, преображение всего человека со сменой ценностных ориентиров.

Вспомним трудовые дома, создаваемые в начале века св. Иоанном Кронштадским. Бывшие алкоголики обретали там новую жизнь в церковных таинствах, постоянном общении с духовенством, своими соб­ратьями, отвратившимися от пагубной привычки к нормальному существова­нию, а также в посильном труде. Здесь явно присутствовал целостный подход к человеку. Для лечащихся алкоголиков организовывалась трудовая деятельность, обеспечивалась психологическая защита. Все это сочета­лось с заботой священников об их духовном состоянии. Очень важно не сбрасывать со счетов внешнюю сторону, обстановку избавления от алкого­лизма и психологическую помощь, поскольку интересное, захватывающее дело способно дать человеку значимые для него перспективы, без которых невозможно психосоматическое благополучие.

Быть может, главное, что необходимо человеку, чтобы захотеть освободиться от зависимости, - это ответить самому себе на вопрос: ради чего стоить бросить пить? Это могут быть самые разные ценности: семья, работа, друзья, но они должны быть, и они должны «перевешивать» то, ради чего человек прибегает к алкоголю.

Об этом же говорит и известный исследователь алкоголизма Б.С. Братусь: "Можно сказать, что для воспитателя по сути всё равно, зани­мается ли ребёнок туризмом, фехтованием, музыкой, театром или плетени­ем вологодских кружев, - важно, каким он становится человеком в ходе этих занятий"[358].

Человеку, решившемуся бросить пить, необходимо огромное мужество. На пути к выздоровлению его поджидает много «ухабов трезвости»[359]:

1. Чисто физиологические трудности. Все хронические заболевания, которые не показывали себя, пока человек пил, могут «показаться на свет».

2. Трудности психологические. Проблемы, накопившиеся за годы пьянства, разом наваливаются на выздоравливающего и требуют своего разрешения. Бороться с трудностями алкоголик разучился, и единственный выход, который он видит, это снова окунуться в бутылку.

3. Родные и близкие разучились выстраивать отношения. Существует понятие «созависимость», применяемое к людям, которые настолько привыкли жить рядом с алкоголиком, что их психика претерпела значительные изменения. Им самим нужно учиться жить, и рядом не просто с трезвым человеком, а с алкоголиком, пусть и выздоравливающим.

4. Страстные желания настойчиво требуют своей реализации. Бывший алкоголик может стать трудоголиком, почти профессиональным кляузником и «общественным обвинителем», и еще много кем. Прошедший этот этап бывший алкоголик вспоминает:

«Душа бывшего пьяницы опускается в еще более страшную яму, чем алкоголизм. Что постигло и меня. Через десять лет трезвой жизни жена сказала: «Лучше бы ты пил как раньше, чем блудил, как сейчас»[360].

Сейчас в России всё больше распространяются общества по борьбе с пьянством, в частности, Ал-Анон (Анонимные Алкоголики). В Православной Церкви к этой организации часто относятся с недоверием. Объяснить это можно и недостаточным знакомством с их принципами, и не-православной нап­равленностью[361]. Было бы очень неплохо узнать соборное мнение об этой организации, тем более что есть и православные священники, и миряне, хорошо знающие Шаги[362] и работающие по ним. Вместе с тем, объективный подход к их опыту позволяет найти полезные элементы в методах их работы с алкоголиками.

Пока приведем мнение пастыря: «Работа по выходу из наркозависимости при помощи программы "12 Шагов" вполне уместна и допустима для православного человека, если программу проводит православный руководитель-психолог, который «понимает Бога» так, как Его понимают православные христиане. Он, не столько теоретическими установками, сколько фактом своей православности вложит в понятие «Бог» конкретный, а не абстрактный смысл, даст православный контекст, выход в православное направление жизни из наркозависимости»[363].

Православный психолог, Председатель правления христианского общественного благотворительного фонда "Старый Свет" Е.Н. Проценко из своей многолетней практики работы в программе «12 Шагов» делает такие выводы: «Для многих людей "Программа 12 Шагов" стала ступенью на пути к Богу и Церкви. Именно в этом, по-видимому, кроется причина необычайно высокой эффективности Программы и построенных на ее основе терапевтических подходов. Эти подходы — не терапия в традиционном смысле, а новый образ жизни, или, иначе не что иное, как некоторое упорядочение и своеобразная конкретизация (применительно к решению частных вопросов) основ христианской общинной жизни, реальная практика восстановления истинной соборности. Процессы формирования общинности и зрелой религиозности, несомненно, нуждаются в определенном структурировании. И прежде всего потому, что в человеческой психике, т.е. внутри человека, существует множество препятствий для движения к Богу. Устранить эти помехи можно лишь при самостоятельной активной работе, которая, отнюдь, не противопоставляется действию Божественной Благодати, получаемой через участие в жизни Церкви и, прежде всего, через Причастие, а является ответом человека на действие этой Благодати или, чаще, его подготовкой к настоящему принятию Благодати»[364].

Пожалуй, вполне приемлемы следующие рекомендации желающим избавиться от пьянства:

- избегать прежних собутыльников[365];

- помнить, что это не просто. На протяжении многих лет навязчивого пьянства алкоголик приучил себя к немедленному удовлетворению своих потребностей и желаний. Вернувшись к трезвой жизни, он нередко стре­мится восполнить растраченное на пьянство время, пытаясь сразу решить все свои проблемы. Он раздражается, получая не те результаты, которых он ожидал, он теряется, наталкиваясь на препятствия[366];

- научиться справляться с отрицательными эмоциями. Пьющий алкого­лик спасается от тяжёлых внутренних переживаний благодаря депрессивным свойствам алкоголя, а также собственному умению оправдываться, отри­цать, фантазировать... Когда он внезапно прерывает пьянство, он часто оказывается беззащитен перед отрицательными эмоциями - раздражением, тоской, стыдом, тревогой, обидой... Важно, чтобы выздоравливающий ал­коголик научился принимать определённые душевные страдания как естест­венную часть жизни и отделять свои отрицательные эмоции от желания вы­пить[367];

- алкоголик ни в коем случае не должен оставаться один на один со своими трудностями в первый период лишения алкоголя[368].

«На психологическом уровне необходимо научить попавшего в зависимость умению принимать жизнь с ее опасностями, трудностями, потерями, научиться осознавать собственные глубинные потребности, реализовывать в жизни вложенные Богом потребности в любви, дружбе, взаимопонимании, искренности, чувствах открытости и переживаниях близости с другими людьми. Однако самым главным на этом уровне видится помощь в осознании смысла жизни и своего предназначения, своей жизненной миссии[369]».

Вместе с тем, эти рекомендации затрагивают лишь душевную жизнь. Выздоравливающий алкоголик с большим «стажем» свидетельствует: без настоящей аскетической практики в лоне Церкви, без частой Исповеди и Причащения, постоянной молитвы, подлинное преображение невозможно[370].

Для иллюстрации приведем пример из жизни.

В течение десяти лет беспробудно пивший человек совершенно искренно пришел к раскаянию. Со­вершив паломничество к мощам преп. Серафима Саровского, он заметил, что его тяга к выпивке заметно ослабела, а затем и совсем исчезла. Два года он не пил вовсе, ежедневно сокрушаясь о своих падениях и повто­ряя: "Грех мой всегда предо мною есть" (Пс. 50, 5). Со временем состо­яние трезвости стало для него нормой. Покаянный голос затих, совесть успокоилась. Это затишье оказалось тихим омутом. Однажды, гуляя по ве­чернему городу, он заметил своего бывшего собутыльника, с которым не виделся несколько лет. Этот его знакомый был сильно пьян и обнимал столб. Наш герой поразился тому, как сильно деградировал его прежний товарищ. Подобно персонажу американского триллера, он сказал в сердце: "Yeah! I'’ve done it. Я победил пьянство". Незаметно пришел помысел: "И все же я смог выйти из этого состояния, а он нет". Сладковато-приятное чувство тщеславия разлилось по сердцу. Развивая мысль о своем совер­шившемся нравственном подвиге, он неожиданно для самого себя оказался у пивного киоска, и как победитель разрешил себе немного расслабиться. Дальнейшие подробности мы опустим. Через несколько дней сильного запоя, очнувшись буквально под забором, он ясно понял, что причиной его падения стала надежда на свои силы и отвергание помощи Божией. Благо, его духовник понял всю труд­ность ситуации и смог помочь.

Напрашивается вывод: если физическая и психотерапевтическая по­мощь не сопровождаться реальной духовной работой, то дом строится на песке[cvi].

Тяготы длительного исхода из пустыни алкоголизма преодолевается при помощи Божией такой христианской добродетелью, как терпение. Умение принимать душев­ные страдания, не прячась от них за бутылку, согласуется с величайшей добродетелью - смирением. "Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами как с сынами" (Евр. 12, 7). Коварство болезни приводит к осоз­нанию своей немощи и необходимости упования на Господа. Постижение глубины падения вызывает чувство сожаления к окружающим и нежелание осуждать грешников. Обретенные духовные радости позволяют отказаться от прежних мотивов пьянства. Только христианское мировоззрение помога­ет обрести истинную надежду, которая не усваивается другими путями.

К величайшему сожалению, имеющиеся в Православии средства далеко не в полной мере применяются на практике. Восточному христианству, при всей его глубочайшей духовной наполненности, традиционно не хватает организационной четкости. Все имеющиеся примеры удачной работы с пь­яницами (те же трудовые дома св. Иоанна Кронштадского), по сути, дер­жались не на организационных принципах, а на харизме[cvii] их основателей, чья смерть неизменно приводила к постепенному затуханию начинания[cviii].

Однако, несмотря на очевидные слабости и болезни церковной общины, выход из любой кризисной ситуации возможен, если в составе прихода находятся подлинно духовные люди, способные взять на себя тяжесть и бремена другого человека (ср. Гал. 6, 22). В этом случае можно надеяться на исполнение слов Спасителя: "Где двое или трое собраны во имя Моё, там Я посреди них" (Мф. 18, 20).

Сколько терпения и мудрости требуется священнику, к которому пришел пьющий человек! Раскаявшись и обратившись от вина к церковной жиз­ни, человек вроде бы достигает быстрого положительного результата. И у него самого, и у духовника может создаться ложное впечатление, что "недуг" уже побеждён, и можно праздновать победу.

Врачи считают, что алкоголизм не лечится. "До сих пор неизвестны случаи полного излечения от алкогольной зависимости. Алкоголизм явля­ется прогрессирующим хроническим заболеванием, развитие которого может быть взято под контроль и приостановлено, но которое вряд ли можно полностью излечить. Хотя считается, что очень небольшой процент алко­голиков после избавления от зависимости может пить "нормально", огром­ное большинство их на протяжении всей своей дальнейшей жизни могут лишь сдерживать своё влечение к алкоголю, но всё равно его употребля­ют"[371]. И это отчасти верно с точки зрения духовной практики. Ведь алкогольная зависимость - всего лишь надводная часть айсберга, внешняя симптоматика глубокой душевной болезни. Поэтому "ле­чить" проявления, не затрагивая внутренней сути, просто бессмысленно. Алкоголики - психически зависимые люди. Часто они были зависимы ещё до того, как начали пить. И они сохраняют эту зависимость на периоды (иногда довольны длительные), когда они не употребляют спиртное[372].

На окружающих выздоравливающего алкоголика людях лежит большая ответственность, особенно если это христиане, члены церковной общины. Часто именно близкие, обычно невольно, способствуют алкогольному рецидиву. Вот пример из жизни человека, решившего покончить с пьянством.

«Желание выпить не возвращалось. С радостной мыслью, что алкоголизм побежден и вина я не выпью больше ни грамма, я продолжил свой путь в Православие. Впереди была ясная цель познания Православия, но мой путь омрачило происшествие. Ко мне в гости пришли православный друзья, чтобы отметить окончание поста и светлый праздник Пасхи. Пришли они с вином. Помолились, освятили стол. На мой отказ от вина все гневно стали осуждать меня, говоря, что зло не в вине, а в неумеренном его употреблении. Я согласился с ними и выпил. После их ухода желание выпить еще и еще меня уже не покидало, став, наконец, нестерпимым. Ни страх Божий, ни мысль о недопустимости пьянки не смогли удержать меня. И все покатилось по старому руслу»[373].

Как поведёт себя человек, оправившись от запоя, как отреагирует священник, взявший на себя такую ношу? От этого зависит дальнейший путь. Приходилось наблюдать досадные разрывы личных отношений сорвав­шегося человека и пастыря из-за непонимания священником всей глубины проблемы.

Проиллюстрируем это реальным случаем из жизни приходского священ­ника.

У молодого человека, отдавшего несколько лет пьянству, "тусов­кам", рок-музыке, в душе произошел серьезный поворот к христианству. Ему повезло[374], что он встретил священника, оказавшегося способным протя­нуть руку помощи. У них завязались серьезные духовные отношения. Был пройден длительный путь. Молодой пастырь ревностно заботился о своем подопечном, наставлял его в истинах веры, взял прислуживать в алтаре. Со временем ситуация приобрела неблагоприятный характер. Священника стали одолевать помыслы о его выдающейся роли в жизни этого молодого человека. И его подопечный быстро успокоился, не осознавая всей серьез­ности предстоящей впереди духовной работы. Поскольку страсть, долгие годы порабощавшая человека, мстительна, кризис наступил внезапно. Об­наружив своего алтарника лежащим в состоянии сильного опьянения у стен церкви, наш батюшка воспылал гневом и в сердцах высказал много справедливых, как ему казалось, но обидных упреков. Конечно, не забыл он отметить и свое великое значение в его жизни. В результате этот несчастный больше месяца не появлялся в храме. Говорили, что он опять "тусуется" в прежней компании и часто выпивает. Серьезный духовный кризис пережили оба: и священник, и его подопечный. Со временем мир был восстановлен. Прош­ло много лет, но священник до сих пор вспоминает эту историю как при­мер необходимости бережного отношения к душам своих пьющих прихожан.

Порой человека отталкивает от дальнейшего контакта излишняя официальность отношений с батюшкой. Бывает и наоборот, когда чрезмерная мягкотелость священника становится препятствием на пути отказа прихо­жанина от пагубного пристрастия. Примерно то же можно сказать о православном окружении пьющего: отталкивание и навязчивые проявления внимания, чрезмерная строгость и сусальная жалость – как действовать в той или иной ситуации, может открыть Господь, подсказать совесть и мудрость, но никак не книжные советы. Мы высветили только психологическую сторону проблемы. Благодать Божия восполнит недостатки ищущего и покроет нищету любящего. Любовь же, действующая в сердце, принесёт обильные плоды. "Плод же духовный есть любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кро­тость, воздержание, на таковых несть закона" (Гал. 5, 22-23). Только такими плодами духа, добытыми тяжёлым трудом на ниве спасения, можно победить суровые законы физиологии, психологии и, следовательно, любую зависимость.

Обобщая сказанное, можно разделить путь исхода из алкоголизма на две части. Первый этап - отрицательный, то есть освобождение от прихо­тей, греховных желаний, любых соблазнов, формирующих пристрастие. Не­обходимо стать "сильнее влечения своего"[375]. Но это лишь начало. Пустота должна быть наполнена лучшим, по-настоящему цен­ным и животворным содержанием. На пути к духовной свободе необходимо будет преодолеть непримиримые конфликты духа - сначала с потребностями тела (тела больного, греховного, зависимого), а затем и с влечениями души[376]. Возможно, сказанное кому-то покажется непрактич­ным и нежизненным. Но единственно верная практика работы с алкоголиком и его собственный путь будут лежать в очерченных пределах поиска внут­ренней свободы.

"Лечение не может только отбирать; оно должно и давать. Это осо­бенно явно у наркоманов: у них потому и случаются рецидивы, что, отби­рая наркотики, их не заменяют ничем лучшим"[377]. “А кроме того – и это самое главное – просто остановиться вовсе недостаточно. Еще надо долго – всю жизнь – учиться жить по-новому, жить без наркотиков, стараясь решать все свои проблемы совершенно иначе, чем раньше. Именно этот процесс называется избавлением от наркомании, алкоголизма и или любой другой зависимости”[378].

«Задача заключается в том, чтобы научиться жить в многоцветном мире не убивая себя и не отравляя жизнь родных и близких... Для ее решения необходимо найти новый, не связанный с приемом психоактивных веществ, доступ к «бытийным краскам»[379].

По слову Б.С. Братуся, "подлинный психологический иммунитет дают не сами по себе... меры и знания..., а воспитанная в человеке нравственная, активно-творческая позиция, наличие смысловых перспектив и идеалов жизни, адекватных способов их реализации"[380].

"Смысловые перспективы" и "идеалы жизни" только тогда способны дать подлинную поддержку, когда они находятся за пределами временного, в перспективе вечной жизни. Самое же главное – твердо усвоить разумом и пережить сердцем ту непреложную истину, что “всякое даяние благо и всяк дар совершен свыше есть” (Иак. 1, 17). И – дорогу осилит идущий!

<< | >>
Источник: А.С. Бочаров А.В. Чернышев. Очерки современной церковной психологии. 2003
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Освобождение от зависимости.:

  1. Освобождение от уплаты государственной пошлины производится на основании закона в зависимости от характера спора или от субъекта спора.
  2. 16.6. Освобождение от административной ответственности
  3. Незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ)
  4. Зависимость и независимость
  5. Основания для иска об освобождении имущества от ареста
  6. Предмет и объект иска об освобождении имущества от ареста
  7. Основания освобождения от ответственности
  8. Освобождение должника от ответственности
  9. Условия освобождения крестьян.
  10. Упражнения на освобождение мышц.
  11. 2.Основания привлечения, исключения и освобождения от юридической ответственности.
  12. Зависимые территории
  13. Начало освобождения колоний.
  14. 15.2. Административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы
  15. Зависимое население.
  16. Статья 76. Основания освобождения от доказывания