§1. Социально-юридическое содержание агитационной деятельности участников избирательного процесса

Нормы конституционно-правового института предвыборной агитации оказывают регулятивное воздействие на предвыборные агитационные общественные отношения, тем самым создаются благоприятные условия для удовлетворения правомерных интересов субъектов данных общественных отношений и неблагоприятные - для противоправных.

Специфика юридического режима конституционно-правового института предвыборной агитации находит отражение в правовом статусе субъектов предвыборных агитационных общественных отношений.

Перед участниками данных отношений стоят различные цели, что является основанием разделения их на несколько групп.

Прежде всего, в зависимости от возможности самостоятельно осуществлять предвыборную агитацию мы выделяем лиц, обладающих такой возможностью и лиц, у которых она отсутствует. Последние (так называемые - содействующие субъекты) наделены особым правовым комплексом полномочий, благодаря чему предотвращают возможные нарушения нормативных предписаний конституционно-правового института предвыборной агитации, в необходимых случаях привлекают виновных лиц к ответственности и, в целом, создают условия для проведения справедливых и свободных выборов, тем самым обеспечивая реализацию прав других субъектов предвыборных агитационных общественных отношений. В силу особых функций, выполняемых данными участниками предвыборных агитационных общественных отношений, действие норм правового института предвыборной агитации в качестве результата создает для них правовой режим ограничений, в основе которого такие способы регулирования, как запреты и обязывания, и императивный прием правового регулирования.

Что касается лиц, обладающих возможностью самостоятельно проводить агитационную деятельность, то согласно статье 48 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 года такую деятельность могут проводить граждане Российской Федерации и общественные объединения. Нами определено, что для данных субъектов действие нормативных предписаний конституционно-правового института предвыборной агитации создает правовой режим преимуществ (основанный на императивно-диспозитивном приеме и дозволительном способе правового регулирования).

Различие целей, позволяет произвести классификацию субъектов, относящихся к категории имеющих возможность осуществлять агитационную деятельность.

В частности, можно выделить лиц, на которых распространяется общий порядок предвыборной агитации (общие субъекты) и лиц, попадающих под действие специального порядка предвыборной агитации (специальные субъекты).

Общие субъекты - индивидуальные (полностью дееспособные граждане Российской Федерации, (в некоторых случаях - иностранные граждане), не находящиеся по приговору суда в местах лишения свободы) и коллективные (любые объединения индивидуальных (за исключением тех, которые не могут осуществлять агитацию), в том числе политические партии, не обладающие статусом избирательных объединений).

Важно понимать, что избиратель является не только объектом, но и субъектом избирательного процесса, он может принимать активное участие в данном процессе и, в конечном итоге, оказывать влияние на его результат. Однако в науке долгое время существовали споры о степени такого участия и влияния. Могут ли субъекты с общим агитационно-правовым статусом осуществлять предвыборную агитацию от своего имени в любых законных формах и любыми законными методами? Могут ли они оплачивать такую деятельность из собственных денежных средств? Могут ли пользоваться по своему усмотрению привилегиями, прямо им не запрещенными, но по смыслу закона принадлежащими только субъектам со специальным агитационно-правовым статусом?

Ответить на эти и другие, связанные с ними, вопросы предпринял попытку Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении №7-П от 16 июня 2006 года[198]. По мнению заявителей, отсутствие законодательно закрепленной возможности гражданам, не являющимся кандидатами, не выступающих от имени кандидатов и избирательных объединений, проводить агитационные мероприятия за счет собственных денежных средств, а не средств соответствующих избирательных фондов, ограничивает свободу слова, мысли, право на свободный поиск, получение, передачу распространение информации.

Конституционный Суд Российской Федерации признал, в целом, за лицами с общим агитационно-правовым статусом право на осуществление от своего имени предвыборной агитации. Тем не менее, предусмотрел возможность ограничения их прав в исследуемой сфере в целях обеспечения проведения свободных и демократических выборов, достижения их объективных итогов и необходимости нахождения баланса между конституционным правом граждан на свободу информации и правом участвовать в выборах.

Согласно позиции Конституционного суда избиратели могут осуществлять агитационную деятельность либо в таких формах и такими методами, чтобы это не требовало финансовых затрат, либо осуществлять указанную деятельность за счет избирательных фондов кандидатов (и от имени последних). Также они могут оказать содействие финансированию предвыборной агитации путем внесения добровольных пожертвований в избирательные фонды кандидатов и избирательных объединений.

Существуют мнения о недопустимости подобных ограничений[199]. В научной литературе высказываются суждения, согласно которым, предвыборную агитацию за счет собственных средств избирателей необходимо на законодательном уровне разрешить, однако установить, по аналогии с предельными размерами избирательных фондов кандидатов и избирательных объединений, предельные объемы личных средств, которые каждый избиратель может потратить при реализации своего права на предвыборную агитацию.

Теоретически возможно законодательно предусмотреть уведомительный порядок проведения избирателями агитационных мероприятий, требующих финансовых затрат. В таком случае, по аналогии с избирательными фондами кандидатов и избирательных объединений, логично было бы создание избирательных фондов избирателей, открытие ими специальных счетов в банках, уведомление об этом избирательных комиссий.

Однако на практике сложно будет отследить несоблюдение данных правил осуществления предвыборной агитации избирателей. Вся финансовая деятельность кандидатов и избирательных объединений является открытой, целевое расходование средств, а также соблюдение предельных размеров избирательных фондов контролируется создаваемыми при избирательных комиссиях контрольно-ревизионными службами (в соответствии со статьей 60 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»). Что касается субъектов, которые осуществляют предвыборную агитацию в общем порядке, то в случае появления законодательной нормы, разрешающей проведение им агитации за счет собственных средств, а также нормы, ограничивающей предельный объем таких средств, необходимо будет вырабатывать механизм, позволяющий избирательным комиссиям отслеживать производимые расходы, равно, как и механизм отслеживания, пресечения правонарушений и наказания виновных. Это довольно сложно будет реализовать, так как, полагаем, желающих может быть достаточно много, что парализует работу избирательных комиссий, правоохранительных органов и судов.

Кроме того, представляется, что подобные правовые нормы могут спровоцировать массовые нарушения в ходе предвыборной агитации, которая и без того в значительной степени подвержена различного рода правонарушающим технологиям.

Вопрос о проведение избирателями предвыборной агитации, требующей финансовых затрат, был предметом рассмотрения в Европейском Суде по правам человека. 19 февраля 1998 года было вынесено решение по делу «Боуман против Соединенного Королевства». Согласно действующему в Соединенном Королевстве Акту о народном представительстве 1983 г. расходы не уполномоченных лиц на публикации и другие средства информации во время выборов с целью содействия избранию конкретного кандидата в Парламент ограничивались на момент вынесения Судебного решения суммой пять фунтов стерлингов. Г -жа Боуман, проводя предвыборную агитацию, превысила установленный лимит. Суд признал, что лимитирование расходов в соответствии с Актом о народном

представительстве 1983 г. - одно из «многочисленных механизмов тщательно проработанной системы сдержек и противовесов в законодательстве Соединенного Королевства о выборах». А также указал на возможность конфликта свободы слова и права на свободные выборы, равновесие между которыми в период избирательной кампании государства могут находить самостоятельно, в том числе, в случае необходимости, устанавливая некоторые неприемлемые в обычных условиях, ограничения свободы слова, продиктованные целью обеспечения свободного выражение мнений народа в ходе избирательного процесса. Тем не менее, ограничения, имеющие место в данном деле, квалифицированы Судом как создающие непреодолимые препятствия для избирателей по доведению информации до сведения других избирателей с целью повлиять на их позицию в ходе голосования за того или иного кандидата1.

Полагаем, что вывод Суда о непреодолимых препятствиях в вышеприведенном деле следует применять к выборам и избирательному процессу только в Соединенном Королевстве, так как в Судебном решении от 2 марта 1987 года по делу «Матье-Моэн и Клерфейт против Бельгии» Европейский Суд по правам человека признал за государствами значительную возможность усмотрения во всех вопросах, связанных с организацией избирательных систем, с учетом существенных различий в законодательствах[200] [201].

В конечном итоге, в приведенных примерах суть дискуссионности проблемы заключается в том, устанавливается ли для избирателей нормами конституционно-правового института предвыборной агитации режим ограничений либо режим преимуществ, не означает ли наличие законодательных ограничений преобладание запретов и обязываний в регулировании предвыборной агитационной деятельности избирателей. На наш взгляд, для избирателей регулятивное воздействие нормативных предписаний исследуемого правового института, несмотря на присутствие некоторых запретов и обязываний, все-таки проявляется в качестве установления режима преимуществ в силу прямого указания на это в пункте 1 статьи 48 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 года №67-ФЗ. Запреты же и обязывания нужны для обеспечения достижения цели института - эффективной реализации права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления.

Анализ действующих нормативно-правовых актов позволяет определить набор главных характеризующих черт правового положения лиц с общим агитационно-правовым статусом:

1) Наличие возможности проводить агитацию от своего имени, но только в таких законных формах и такими законными методами, которые не требуют финансовых затрат:

Согласно части 5 статьи 48 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» расходы на проведение предвыборной агитации осуществляются исключительно из средств соответствующих избирательных фондов, порядок создания которых исключительно кандидатами на выборные должности и избирательными объединениями регламентируется статьей 59 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», статьей 58 Федерального закона «О выборах Президента Российской

Федерации»1, статьей 64 Федерального закона «О выборах депутатов

2

Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» .

2) Наличие возможности принимать участие в мероприятиях, проводимых от имени и за счет субъектов, обладающих специальным агитационно-правовым статусом.

3) Отсутствие возможности ведения агитации некоторыми методами, не требующими финансовых затрат:

а) невозможность получения бесплатного эфирного времени и печатных площадей для ведения агитационных мероприятий посредством [202] [203]

СМИ (статьи 51 и 52 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации») (однако при наличии на то согласия кандидата или избирательного объединения, «общие субъекты» могут использовать такое эфирное время и печатные площади для ведения агитации);

б) невозможность проведения агитационных публичных мероприятий в особом порядке (согласно статье 53 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» - такой порядок предполагает предоставление на безвозмездной основе помещений, находящихся в государственной либо муниципальной собственности; неукоснительное соблюдение принципа равенства кандидатов и оказание им содействия).

По мнению Аглеевой Л.Т. субъекты, обладающие общим агитационноправовым статусом, помимо прочего, лишены права на распространение печатных, аудиовизуальных и иных агитационных материалов1. Однако, на наш взгляд, ввиду отсутствия соответствующего прямого законодательного запрета, такие мероприятия, в случае, если это не требует финансовых затрат, избиратели и общественные объединения проводить от своего имени могут.

Нельзя не согласиться с мнением Фалькова В.Н. относительно неопределенности законодательных формулировок перечисленных

ограничений. Отсутствие прямого запрета, например, для средств массовой информации на выделение бесплатных печатных площадей и эфирного времени кому-либо, помимо зарегистрированных кандидатов и

избирательных объединений, создает почву для возможных нарушений[204] [205]. Полагаем, что в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» необходимы четкие указания на недопустимость предоставления иным субъектам, помимо обладающих специальным агитационно-правовым статусом, во-первых, - эфирного времени и печатных площадей на безвозмездной основе (помимо случаев, когда на это есть прямое разрешение кандидата или избирательного объединения); во-вторых, - специального порядка проведения агитационных публичных мероприятий.

Аглеева Л.Т. полагает, что избирателям и общественным объединениям, на которых распространяются общие правила предвыборной агитации разрешено от своего имени осуществлять агитацию (при отсутствии финансовых затрат) либо посредством проведения устной агитации, либо путем организации и участия в публичных мероприятиях1. Однако, на наш взгляд, перечень правовых возможностей «общих» субъектов в исследуемой сфере несколько шире. По сути, они могут проводить от своего имени (при соблюдении условия об их бесплатности) любые агитационные мероприятия, разрешенные «специальным» субъектам (в том числе, при наличие соответствующего согласия последних, - использовать выделяемые на безвозмездной основе печатные площади и эфирное время в СМИ).

Следует особое внимание уделить правовому статусу политических партий, не являющихся в период выборов избирательными объединениями, которые, таким образом, являющихся общими субъектами предвыборных агитационных общественных отношений.

В целом, согласно легальному определению, политическая партия - это «общественное объединение, созданное в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, в выборах и референдумах, а также в целях представления интересов граждан в органах государственной власти и органах местного самоуправления»[206] [207].

Одними из важнейших правомочий партий, закрепленных законодательно, являются: свободное распространение информации о своей деятельности, пропаганда своих задач, целей, взглядов; участие в выборах и референдумах Российской Федерации (подпункты «а» и «в» части 1 статьи 26)1. Уставы действующих российских политических партий также предусматривают указанные виды деятельности в качестве основных[208] [209] [210].

По справедливому утверждению Ольковой О.Н. партии являютя общественными объединениями, специально созданными в целях

3

посредничества между гражданами и государством .

Только участвуя напрямую в деятельности властных структур, будучи предварительно избранной в состав их членов, политическая партия в полной мере осуществляет свои функции. В конечном итоге, если политическая партия не участвует в выборах, не стремится к участию в осуществлении государственной власти, необходимость в ее существовании отпадает. Об этом, в частности, свидетельствует и тот факт, что, если в течение семи лет подряд партия не принимает участие в выборах, она подлежит ликвидации согласно Федеральному закону «О политических партиях» от 11 июля 2007 года № 95-ФЗ[211]. А для того, чтобы успешно участвовать в выборах, политической партии необходимо проводить эффективную агитационную деятельность, не обусловленную обладанием статуса избирательного объединения.

В ходе избирательной кампании политическая партия, не получившая статус избирательного объединения, обладает общим агитационно-правовым статусом и должна действовать строго в рамках нормативных предписаний конституционно-правового института предвыборной агитации, с соблюдением всех институциональных обязываний и запретов.

Специальными субъектами предвыборных агитационных общественных отношений являются кандидаты и избирательные объединения. Законодательство о выборах предусматривает, что кандидат - лицо, выдвинутое на выборную должность или на членство в выборном органе (в порядке самовыдвижения, выдвижения от избирательного объединения или в составе списка кандидатов), а также зарегистрированное в качестве кандидата соответствующей избирательной комиссией (статья 32, пункт 35 и пункт 36 статьи 2 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»). При этом процедура регистрации представляет собой официальное признание со стороны государства (в лице избирательной комиссии) за лицом юридическую возможность иметь права и обязанности кандидата. Согласно действующему законодательству агитационно-правовой статус кандидата до прохождения процедуры регистрации и после таковой отличается только возможностью использовать равные условия доступа к средствам массовой информации для ведения агитации.

Зарегистрированные кандидаты могут от своего имени и с использованием денежных средств своих избирательных фондов осуществлять агитацию в любых разрешаемых законодательством формах и любыми разрешаемыми методами.

Согласно Федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» под избирательным объединением понимается:

а) на выборах в органы государственной власти - обладающая правом на участие в выборах политическая партия, ее региональное или иное структурное подразделение;

б) на муниципальных выборах - помимо политических партий, их структурных подразделений, - иные общественные объединения и их структурные подразделения (созданные в форме общественных движений или общественных организаций), устав которых предусматривает возможность участия в избирательных процедурах (соответствующие изменения и дополнения должны быть зарегистрированы не позднее, чем за один год до дня голосования).

В отличие от общих субъектов, специальные обладают правом на особый порядок проведения агитационных публичных мероприятий (предполагающий оказание содействия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления, а также обеспечение соблюдения принципа равенства кандидатов); правом на пользование безвозмездно выделяемой государственными и муниципальными СМИ печатной площадью и эфирным временем (которым они могут распорядиться по своему усмотрению, в том числе предоставить общему субъекту); правом на осуществление от своего имени агитационных мероприятий, требующих финансовых затрат; правом привлекать к участию в проводимой ими агитации иных лиц.

Действующее российское избирательное законодательство не дает четкого ответа на вопрос - является ли для кандидатов и избирательных объединений ведение агитационной деятельности правом или обязанностью (соответственно, устанавливается ли нормативными предписаниями конституционно-правового института предвыборной агитации в отношении данных субъектов правовой режим ограничений или преимуществ). Так, с одной стороны частью 1 статьи 48 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» предусмотрено наличие соответствующего права (что конкретизируется в норме статьи 8 Федерального закона «О выборах

Президента Российской Федерации»1). В то же время, частью 10 этой же статьи указанного нормативно-правового акта на политические партии, выдвинувшие кандидатов, возложена обязанность по опубликовании предвыборной программы в государственном или муниципальном периодическом печатном издании, а также по размещению ее в сети «Интернет». Анализ действующих нормативно-правовых актов показал, что ответственности за неисполнение данной обязанности в законодательстве не предусмотрено. Сказанное позволяет прийти к выводу о том, что в регулировании деятельности специальных субъектов предвыборной агитации преобладают дозволения, соответственно, регулятивное воздействие нормативных предписаний конституционно-правового института предвыборной агитации для них дает в качестве результата правовой режим преимуществ. Но памятуя о целевой направленности исследуемого конституционно-правового института на реализацию прав граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти, считаем вопрос о необходимости ответственности за несоблюдение запретов и ограничений кандидатами и избирательными объединениями остается актуальным.

В 2010 году по итогам функционирования в период избирательной кампании по выборам депутатов Белгородской областной Думы пятого созыва организованных Избирательной комиссией области телефонных и Интернет - «Г орячих линий» (в целях полного и объективного информирования избирателей о выборах, разъяснения им избирательного законодательства, оперативного рассмотрения обращений) было выяснено, что среди прочих вопросов, волнующих избирателей, немаловажное место занимает проблема отсутствия ответственности кандидатов за обещания, данные во время выборной кампании[212] [213].

Данная проблема находит свое отражение в работах современных ученых-правоведов. Олькова О.Н. отмечает, что, вследствие отсутствия действенного механизма ответственности в исследуемой сфере, все большее число российских граждан теряют доверие к власти, политикам и избирательным процедурам1.

За неправомерную «негативную» агитацию (против других кандидатов и их списков), (равно, как и за «позитивную» - за кандидата, список кандидатов, но осуществляемую в нарушение процессуальных правил ее проведения) согласно действующему законодательству предусматриваются такие виды ответственности, как: уголовная, административная, гражданская и конституционная. В научной литературе нередко подчеркивается важность для всех избирательных правоотношений, в целом, и для агитационных избирательных правоотношений, в частности, конституционной ответственности[214] [215] [216].

Указанный вид ответственности призван поддерживать конституционность, как особый правовой режим жизни общества; основанием реализации является конституционное правонарушение; негативные последствия ее применения выражаются в наложении обременений, лишении специального статуса, ограничения прав,

3

прекращения полномочий участника публичных правоотношений .

Применительно к избирательным агитационным отношениям конституционная ответственность может находить материальное выражение в следующих мерах: предупреждение; досрочное прекращение полномочий члена избирательной комиссии; расформирование избирательной комиссии; отказ в регистрации кандидата, списка кандидатов; отмена регистрации кандидата, исключение кандидата из списка зарегистрированных кандидатов; вынесение предупреждения кандидату1.

Нельзя не согласиться с Большаковым С.В. в том, что в рамках предоставляемого государственными и муниципальными организациями телерадиовещания бесплатного эфирного времени совместных агитационных

мероприятиях (дискуссиях) зарегистрированные кандидаты (в том числе в

2

составе списка) должны участвовать только лично . В действующем законодательстве такое требование существует только в отношении кандидатов на пост Президента Российской Федерации (часть 7 статьи 52

3

Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» ). Считаем необходимым (в целях повышения уровня доверия избирателей к кандидатам и реализации права граждан избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления) предусмотреть применительно к кампаниям по выборам всех уровней должностных лиц и депутатов представительных (законодательных) органов обязанность кандидатов только лично участвовать в совместных агитационных дискуссиях в теле- и радиовещательных СМИ.

Кроме того, по этим же причинам, полагаем, имеет смысл законодательно закрепить невозможность отказа кандидатов от участия в таких агитационных мероприятиях. Также, по справедливому утверждению Е.И.Колюшина, совместные агитационные мероприятия в форме дебатов - наилучший способ доведения до сведения избирателя (с возможностью сопоставления) положений предвыборных программ[217] [218] [219] [220].

Названные запреты и ограничения вполне согласуются с тем, что нормами конституционно-правового института предвыборной агитации для специальных субъектов устанавливается режим преимуществ.

Субъекты предвыборных агитационных общественных отношений, обладающие возможностью осуществлять агитационную деятельность, наряду с убеждением в правильности позиций того или иного субъекта избирательного процесса (агитирующего лица) и призывам к голосованию за него, либо неправильности позиций его оппонента (оппонентов) и призывам к голосованию против него (них), ставят перед собой другие, не менее важные цели, лежащие в плоскости правового воспитания населения, внедрения в общественное сознание уважения к праву и государству, воспитание активной гражданской позиции. Пример - выборы Президента 1996 года. Программа кандидата на пост Президента Российской Федерации - Б.Н.Ельцина «Голосуй или проиграешь!». Представленная программа, хоть и была направлена на формирование предпочтений электората в пользу конкретного лица, в качестве дополнительного желаемого результата преследовала формирование, в частности, у молодежи положительного отношения к выборам, к избирательным процедурам.

Подтверждением выдвинутого нами тезиса может служить и тот факт, что Уставы одних из субъектов агитационной деятельности - современных российских политических партий предусматривают в качестве важнейших такие направления деятельности, как воспитательная и просветительская работа с населением, формирование мировоззрения и идеологии.

Так, согласно пункту 2.1.2. Устава Политической партии «Единая Россия» среди важнейших целевых установок партии отмечены формирование общественного мнения, а также политическое образование и воспитание граждан[221]. Аналогичные положения предусмотрены и в пункте 1.1. Устава Политической партии «Коммунистическая партия России»1, а

также в Уставе Политической партии «Либерально-демократическая Партия

2

России» (пункт 2.1.) . В Уставе Политической партии «Справедливая Россия», помимо уже указанных, обозначены такие цели, как «содействие формированию институтов гражданского общества и культуры гражданственности в России» (пункт 6 статьи 2); «формирование

3

политической и правовой культуры в обществе» (пункт 9 статьи 2) .

Таким образом, субъекты агитационной деятельности выполняют в обществе важную информационно-идеологическую функцию, которая заключается в целенаправленном процессе информирования населения и определении общественного сознания, что, в свою очередь, является необходимой предпосылкой для качественного функционирования государственной власти, выполнения государством стоящих перед ним задач.

Итак, полагаем, что, осуществляя, в числе прочей, агитационную деятельность как самостоятельно, так и через объединения, граждане (члены гражданского общества) выражают свою позицию, свое неравнодушие в определении стратегии развития государства; тем самым они (каждый из них), по сути, формируют конституционно закрепленное идеологическое многообразие, участвуют в достижении указанных в Преамбуле к Конституции Российской Федерации целей существования Российской Федерации, как государства.

Представляется, что субъекты предвыборной агитации являются одними из ключевых фигур в формировании идеологического многообразия государства, что выступает немаловажным цементирующим фактором для существования гражданского общества, а также для государственного [222] [223] [224] устройства, как системы четкого и бесперебойного функционирования всех институтов общества и государства в их взаимосвязи.

В целом, под «идеологией» принято понимать некую систему взглядов и идей, выражающих интересы различных социальных классов, групп, обществ, в которой осознаются и оцениваются отношения людей к действительности и друг к другу1. При этом идеология может выступать и как фактор, цементирующий, сплачивающий общество, и как предпосылка социальной разобщенности, розни. В любом случае, каждое государство представляет собой некий целостный идеологический концепт, в зависимости от его содержания различные слои населения (граждан) мыслят себя как единое целое, либо находятся в состоянии разобщенности и постоянной борьбы интересов (опасность последнего заключается в том, что, в конечном итоге, может привести к прекращению существования такого государства, разделению его на несколько или множество).

Необходимо сказать, что далеко не всегда государственная монополия на определение идеологии является благом для развития и страны и общества. Как, например, в теократических государствах (где признается и защищается господство какой-либо одной религии), в социалистических государствах тоталитарной направленности (к каковым относился, в частности, СССР); для них характерно создание целой системы органов, в том числе полицейских, «официальной», единственно допустимой и правильной идеологии. Подобные общества именуются «идеократическими»,

государственная защита «моноидеологии» в них становится сугубо

2

узкогрупповой . Таким было общество СССР. Согласно статье 6 Конституции СССР 1977 года Коммунистическая партия Советского Союза, строящая свою деятельность на основе марксистско-ленинского учения,

3

признавалась руководящей и направляющей силой советского общества . [225] [226] [227]

Стоит согласиться с В.Б.Исаковым в том, что неверно связывать понятие «идеократии» с какими-то определенными общеизвестными типами идеологии, то есть, по сути, даже либерализм, будучи признанным единственно приемлемой системой взглядов и представлений, тоже может породить «идеологический тоталитаризм»[228].

В соответствии с пунктом 1 и пунктом 2 Конституции Российской Федерации в нашем государстве признается и гарантируется идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

По сути, собственная система взглядов, интересов есть у каждой социальной общности. Но, несмотря на это, считаем, что нельзя трактовать такое многообразие, как вседозволенность, непрерывную борьбу идей различного толка и полное отсутствие каких-либо объединяющих все население страны взглядов. Напротив, в государстве (которое тоже является своеобразной социальной общностью - так называемой «общностью общностей») нужна некоторая постоянная идеологическая составляющая в виде, как нам думается, представления России в качестве самобытной страны с собственным историко-культурным наследием, с богатым запасами природных ресурсов, с мощным человеческим потенциалом. Кроме того, важно осознание общих целей существования и направлений развития государства: необходимость его постоянной поступательной модернизации с учетом требований современности, повышения уровня материального благосостояния каждого гражданина Российской Федерации в сочетании с его духовно-образовательным ростом. В указанных рамках может быть множество различных идей и взглядов, благодаря конкуренции которых обеспечивается высокое качество осуществления публичной власти с наиболее эффективными механизмами реализации конституционных прав граждан.

В этой связи стоит согласиться с Казанцевым Н.М. по поводу того, что никакая идеология не должна быть статичной, так и «общенациональная» идеология должна постоянно развиваться и совершенствоваться под воздействием составляющих ее идеологий отдельных социальных групп населения страны1.

Таким образом, в границах «общенациональной» идеологии, указанных выше, (и только в них) должен существовать истинный плюрализм мнений, в том числе взглядов, формирующих идеологические воззрения социума.

Важной гарантией, а также основным механизмом поддержания созидательного идеологического плюрализма в государстве, бесспорно, являются развитые институты гражданского общества.

Под «гражданским обществом» принято понимать сферу совместной

(коллективной), свободно и самостоятельно осуществляемой деятельности

2

граждан в области их публичной (общественно-политической) жизни .

Гражданское общество не следует противопоставлять современному государству, либо рассматривать в качестве некой ему альтернативы, так как эти реалии являются взаимными необходимыми составляющими друг друга.

Нельзя не согласиться с тем, что гражданское общество является развитым и зрелым лишь в том случае, если каждый гражданин осознает личную ответственность за судьбу страны и стремится к самоорганизации во имя обеспечения достойной жизни для себя, своего потомства, а в конечном итоге, и своей страны[229] [230] [231]. К формам такой самоорганизации, как правило, относят профсоюзные, благотворительные, правозащитные, экологические, корпоративные и другие организации, далеко не последнее место среди которых занимают средства массовой информации и политические партии1.

В конечном итоге от того, каковым является содержание предвыборной агитации, напрямую зависит и идеологическая составляющая государства, и осознание каждым гражданином своей причастности к формированию властных структур, личной ответственности за эффективность их работы, возможности влияния на процесс определения векторов развития страны.

Мировой опыт показал, что самостоятельно (без активного вовлечения институтов гражданского общества) государство не способно качественно и в долгосрочной перспективе выполнять обозначенные задачи. Именно поэтому, как верно отмечено Керимовым А.Д., необходимо создавать сильную законодательную основу для существования и успешного функционирования гражданского общества. В Российской Федерации уже сделаны шаги в указанном направлении - приняты Федеральные законы «О политических партиях», «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», «О выборах депутатов Г осударственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» и ряд других[232] [233].

Важно обеспечить такое функционирование норм конституционноправового института предвыборной агитации, чтобы предвыборная агитация была фактором сплочения, а не разрозненности общества, фактором осознания каждого гражданина себя творцом единого и общего для всех блага. Только так возможно сохранение Российской Федерации как многонационального и все же единого государства. Но прямыми запретами и строгим нормативно-правовым очерчиванием рамок такой деятельности, полагаем, не удастся добиться значительных результатов в исследуемой сфере. Необходимо, на наш взгляд, чтобы субъекты предвыборной агитационной деятельности самостоятельно создавали для себя ограничения, руководствуясь при этом требованиями морали, этики, высоким уровнем правосознания и правовой культуры и, безусловно, исходя из осознания высокой степени собственного влияния на общенациональную правовую идеологию государства.

В настоящее время уже делаются шаги в этом направлении. Так, в ходе избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации шестого созыва региональными отделениями политических партий, выдвинувших списки кандидатов, в конце сентября - начале октября 2011 года были подписаны Соглашения «За чистые и честные выборы».

Белгородские региональные отделения партий «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», «Правое дело», «Патриоты России» подписали такое соглашение (соглашение «За чистые и честные выборы на Белгородчине») 4 октября 2011 года по инициативе Общественной палаты Белгородской области. В тексте документа содержались положения о недопустимости использования таких форм и методов предвыборной агитации, которые направлены на подрыв государственности Российской Федерации, разжигание экстремизма, а также иных, так называемых, «черных» технологий. Кроме того, участники соглашения взяли на себя обязательство быть толерантными, уважать мнения оппонентов, не допускать унижения их личности и достоинства, уважать право избирателей на свободный выбор, способствовать повышению их правовой культуры1.

Нельзя не согласиться с Большаковым С.В. в вопросе о необходимости соблюдения стандартов профессиональной журналистской этики в сфере предвыборной агитации[234] [235].

Примером осознания важности выработки таких стандартов представителями СМИ может, в частности послужить принятие 8 сентября 1999 года в Ижевске конгрессом Российской прессы «Избирательная кампания: журналистика и политические технологии» Декларации российских журналистов «В поддержку свободных и честных выборов». В указанном документе были закреплены принципы: беспристрастности средств массовой информации при освещении выборов и предвыборных программ кандидатов в ходе избирательных кампаний 1999-2000 годов, повышения правового культурного и образовательного уровня избирателей, недопущения какой бы то ни было дискриминации участников избирательных мероприятий и др.[236]

К сожалению, данные о выработке и подписании подобных документов представителями журналистского сообщества впоследствии (в ходе, либо накануне последующих избирательных кампаний) отсутствуют. Считаем необходимым продолжать такую практику. Представителям массовой информации необходимо осознать те функции, которые лежат на них как на субъектах предвыборных агитационных общественных отношений, понимать ответственность за формирование конституционно-правового информационного «климата» в стране.

<< | >>
Источник: Попова Олеся Олеговна. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ ПРЕДВЫБОРНОЙ АГИТАЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме §1. Социально-юридическое содержание агитационной деятельности участников избирательного процесса:

  1. Статья 5.48. Нарушение прав зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений, инициативных групп по проведению референдума, иных групп участников референдума при выделении площадей для размещения агитационных материалов Комментарий к статье 5.48
  2. Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума (ст. 1411 УК РФ)
  3. Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума (ст. 1411 УК РФ)
  4. Статья 5.18. Незаконное использование денежных средств при финансировании избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума Комментарий к статье 5.18
  5. 2.1.Статус участников избирательной кампании кандидата, избирательного объединения
  6. Конституционно-правовая ответственность участников избирательной кампании кандидата, избирательного объединения
  7. Выделяются гарантии избирательных прав в зависимости от следующих стадий избирательного процесса:
  8. Статья 5.52. Невыполнение уполномоченным лицом требований законодательства о выборах об обеспечении кандидатам, избирательным объединениям равных условий для проведения агитационных публичных мероприятий Комментарий к статье 5.52
  9. Цель общественного контроля в избирательном процессе состоит в обеспечении реализации избирательных прав граждан
  10. ГЛАВА 2.УЧАСТНИКИ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ КАНДИДАТА, ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ
  11. Статья 5.16. Подкуп избирателей, участников референдума либо осуществление в период избирательной кампании, кампании референдума благотворительной деятельности с нарушением законодательства о выборах и референдумах.
  12. Статья 5.16. Подкуп избирателей, участников референдума либо осуществление в период избирательной кампании, кампании референдума благотворительной деятельности с нарушением законодательства о выборах и референдумах Комментарий к статье 5.16
  13. Избирательный процесс: понятие и основные стадии 2.1.1. Понятие «избирательный процесс»
  14. Голосование и подведение итогов выборов как самостоятельная стадия избирательного процесса 2.7.1. Избирательный бюллетень
  15. Статья 5.51. Нарушение организацией, индивидуальным предпринимателем, выполняющими работы или оказывающими услуги по изготовлению агитационных печатных материалов, правил изготовления агитационных печатных материалов Комментарий к статье 5.51
  16. Наблюдение вправе осуществлять все участники избирательной кампании кандидата
  17. Статья 5.21. Несвоевременное перечисление средств избирательным комиссиям, комиссиям референдума, кандидатам, избирательным объединениям, инициативным группам по проведению референдума, иным группам участников референдума Комментарий к статье 5.21
  18. Сроки в избирательном процессе
  19. Стадии избирательного процесса
  20. Кучин Алексей Сергеевич. ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ КАНДИДАТА, ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ (КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Томск - 2006, 2006